Морское сражение у Гран-Порт на Маврикии: тот случай, когда от победы до поражения действительно один шаг
227
просмотров
Приключения европейцев в Индийском океане.

Французские каперы мешали Британской Ост-Индской компании спокойно вести дела в Индийском океане. Решив выбить почву из-под якорей французов и лишить их корабли надёжного прибежища, англичане в сентябре 1809 года атаковали остров Реюньон и потрепали там эскадру Жака Гамелена. Французы не остались в долгу и нанесли удар по торговому каравану противника. Разозлённые англичане вознамерились окончательно разделаться с каперами и летом 1810 года организовали рейд на город Гран-Порт на французском Маврикии.

Сэмюэл Пим против Ги Дюперре

8 июля 1810 года английские войска захватили у французов остров Реюньон. 28 июля к Иль-де-Франсу (Маврикию) вышла эскадра под началом коммодора Сэмюэла Пима. В неё входили фрегаты: 36-пушечник «Ифигения», 34-пушечник «Нереида», 32-пушечник «Мэджикэн» и 30-пушечник «Сириус», а также корвет «Стонч». Первым делом англичане заняли островок Пасс, который контролировал подход к главному порту острова — Порт-Луи. Там они быстро создали батарею из двенадцати 18-фунтовых орудий и четырёх 10-дюймовых мортир, расселись и стали ждать.

Ги Виктор Дюперре.

20 августа в Порт-Луи возвращался из крейсерства капитан Дюперре с «Беллоной», «Минервой», корветом «Виктор» (бывший «Йена», он же бывший «Ревенан» — корабль Робера Сюркуфа) и захваченными «ост-индийцами» «Виндхэм» и «Цейлон». Командующий британской батареей Уиллоугби приказал поднять французский флаг, чтобы подманить корабли поближе. На подошедший корвет «Виктор» его солдаты обрушили шквальный огонь. Француз тотчас же поднял белый флаг, а англичане начали торопливо спускать шлюпки, чтобы перевести корабль к основным силам. Но тут триколор на «Викторе» снова пополз вверх: из-за мыса показались «Минерва» и два трофейных «ост-индийца», которые открыли по батарее огонь из пушек главного калибра. Шальное ядро попало в склад пороха. Прогремел мощный взрыв. Часть пушек взлетела в воздух и упала в море. Уиллоугби срочно послал за подмогой. В море вышел британский фрегат «Нереида», за ним двинулся «Сириус», но тут из-за того же мыса появилась французская «Беллона», и англичане сразу же отказались от боя. Пилюлю им немного подсластило то обстоятельство, что «Виндхэм» вылез на мель и застрял там, поэтому ночью «Сириус» смог захватить его. Остальные же корабли Дюперре вошли в гавань Гран-Порта.

Пока губернатор острова Шарль Декан строил батареи, чтобы помочь своим каперам, Дюперре приказал ночью сместить навигационные буйки и выстроил корабли определённым образом. Вход в бухту у Иль-дю-Синж (острова Обезьян) прикрывали «Беллона» и «Минерва». Далее в линии стоял «Цейлон». «Виктор» был оттянут чуть вглубь бухты для приёма раненых. У берега для доставки пороха и ядер на корабли, а также для отвода брандеров дежурили два быстроходных рыбачьих баркаса.

22 августа в поддержку Дюперре Гамелен отправил из Порт-Луи фрегаты «Венус», «Астре» и «Манш», а также корвет «Антрепренан». Из-за противных ветров они смогли прибыть только 27 августа. Пим же решил атаковать 23 августа.

Сражение при Гран-Порт

В 16:30 23 августа англичане вошли в проход между островом Пасс и гаванью. Головным шёл захваченный давеча «Виндхэм», далее следовал фрегат «Нереида», затем шёл фрегат «Ифигения», а замыкал колонну «Мэджикен». Захваченный «Виндхэм» пустили чуть вперёд в качестве прорывателя обороны. В 17:30 французы открыли огонь. Англичане не отвечали, решив подобраться на пистолетную дистанцию. Внезапно «Нереида» резко остановился, налетев на коралловый риф. За борт полетели грот- и бизань-мачты. На «Ифигении» сразу же бросили якорь. И тут заговорили укрытые Деканом в лесочке береговые батареи. В 18:00 на мель вылетели «Сириус» и «Мэджикен».

Между британскими «Нереидой» и «Ифигенией» с одной стороны и французскими «Беллоной», «Минервой» и «Цейлоном» с другой завязался ожесточённый бой. Англичане не жалели огня, но получали залпы как со стороны французских кораблей, так и со стороны берега. Корвет «Виндхэм», получив несколько попаданий, выбросился на берег, чтобы избежать затопления.

Схема британской атаки на Гран-Порт.

До 20:00 бой шёл практически на равных. Затем стало сказываться превосходство французов в силах. Баркасы прекрасно отработали, пополняя боезапас фрегатов. Огонь англичан начал слабеть. К 22:00 он фактически прекратился, а через час и вовсе закончился.

За ночь «Ифигения» снялся с мели. Однако выйти из бухты корабль не мог: сидевшие на мели английские фрегаты «Сириус» и «Мэджикен» перегородили ему проход.

Днём 24 августа прибывшая на «Нереиду» французская призовая партия обнаружила страшную картину: весь фрегат был разбит, из 286 человек команды 88 было убито, а 144 ранено. Англичане сдались без сопротивления. «Сириус» же и «Мэджикен» возобновили огонь. Но в трюмах «Мэджикена» уже было восемь или девять футов воды. Корабль медленно разрушался. В этой ситуации кэптен Кёртис решил сжечь фрегат, а команду перевести ночью на «Ифигению» и «Сириус». В полночь над кораблём взметнулись языки пламени, а через час он взлетел на воздух.

Утром 25 августа французские корабли и батареи начали обстреливать «Сириус». Понимая, что корабль обречён, коммодор Пим приказал его сжечь. Остатки экипажей перешли на «Ифигению». Английский командир распорядился отправить к Роули быстроходный катер с просьбой о помощи. 27 августа «Ифигения», дрейфовавшая между островом Пасс и выходом из бухты, увидела паруса. Это оказалась эскадра Гамелена. Французский капер потребовал безусловной сдачи, пригрозив в ином случае открыть огонь. В обмен он обещал отправить всех пленников на Реюньон, который, как мы помним, недавно захватили англичане. Пим поспешил заключить сделку. На «Ифигении» медленно пополз вверх белый флаг. Теперь Гамелен, объединившись с Дюперре, имел в строю вместе с «Ифигенией» шесть фрегатов, двух «ост-индийцев» и четыре корвета и вполне мог угрожать Роули с его четырьмя фрегатами, двумя «ост-индийцами» и одним бригом.

Окончание битвы при Гран-Порте.

Фортуна — дама капризная

На этом несчастья британцев не закончились. В незнакомых водах около Реюньона они потеряли фрегат «Эфрикэн», захваченный кораблями Гамелена. Ночью он оторвался от сопровождавших его 38-пушечного «Боадичеа», присланного из Кейптауна на усиление, и брига «Оттер». Утром 13 сентября фрегат атаковали французские «Ифигения» и «Астре», которые зажали его с двух сторон. После непродолжительного, но жестокого боя англичанин сдался. Команда «Эфрикен» потеряла 49 человек убитыми и 114 ранеными. Правда, на следующий день, когда появились «Боадичеа» и «Оттер», французские фрегаты бросили приз: во время боя «Эфрикен» лишился грот-мачты и не мог развить хорошую скорость. Призовая команда дала пару залпов и сдалась.

Другой жертвой французов стал следовавший опять-таки для усиления Роули 32-пушечный фрегат Ост-Индской компании (ОИК) «Цейлон». По имевшимся у его капитана Чарльза Гордона данным, Порт-Луи был занят англичанами. 17 сентября 1810 года он вошёл в гавань и наткнулся на стоявшие там французские корабли «Венус» и «Виктор». Французы ринулись в погоню. «Виктор» вырвался вперёд. Неопытный капитан «Цейлона» спутал французский корвет с фрегатом и был уверен, что его преследуют два «одноклассника» по вооружению. Ночью, видя, что «Виктор» отстал, а «Венус» вырвался вперёд, Гордон приказал обстенить паруса, чтобы вывести из строя хотя бы одного противника. Однако Гамелен также снизил ход и дождался подхода корвета. В 0:15, увидев «Виктор» в 7–8 милях западнее, «Венус» поднял флаг общей атаки, сблизился с англичанином и открыл огонь.

Французские фрегаты в битве при Гран-Порте.

Спасло «Цейлон» то, что на его борту находилось 100 солдат, в основном артиллеристов, из 89-го и 96-го полков Мадраса. Они встали к пушкам и вели не только частый, но и точный огонь. К 1:15 «Венус» потерял грота-рей и две стеньги, через час рухнула за борт бизань-мачта. В этот же момент лишился последней мачты «Цейлон». Приближение «Виктора» вынудило Гордона сдаться.

К этому времени корабли оказались у Реюньона, недалеко от порта Сен-Дени, где стояла эскадра Роули. Англичане заметили три корабля и определили, что как минимум два из них французские. Коммодор с «Боадичеа» и шлюпами «Оттер» и «Стонч» вышел в погоню. Два из трёх кораблей Гамелена были совершенно избиты, и он велел призовой команде покинуть «Цейлон», так как рабочие руки нужны были прежде всего на «Венусе». Благодаря этому англичане сумели отбить «Цейлон». Но напрасно французы надеялись на то, что призом займётся «Боадичеа». Флагман Роули нацелился на «Венус». Гамелен понимал, что в таком состоянии его корабль не сможет сопротивляться британцу. В прошлом бою он потерял девять человек убитыми и 30 ранеными. Но это ещё полбеды. У него практически закончились ядра и порох — вот главная проблема. Сопротивление было чисто символическим: в 16:40 Гамелен открыл огонь, а в 16:50 на мачту «Венуса» пополз по фалам белый флаг.

«Венус» и «Цейлон», отремонтированные на Реюньоне, усилили эскадру Роули, который теперь имел шесть фрегатов, четыре шлюпа и три «ост-индийца» против шести фрегатов, двух корветов и двух «ост-индийцев» французов. «Венус» сменил имя на «Нереиду» — в честь фрегата, потерянного при Гран-Порте.

Гордон, офицер резерва, попал под трибунал. Суд рассмотрел обстоятельства сдачи «Цейлона» и после ожесточённых споров признал, что капитан сделал всё от него зависевшее и максимально способствовал окончательной победе над «Венусом», нанеся последнему серьёзные повреждения.

Французы капитулируют

Весь октябрь англичане стягивали силы к Реюньону. Наконец, 22 ноября 1810 года большой транспортный флот в количестве 50 судов отплыл из Сен-Дени под прикрытием одного линкора (это был 74-пушечник «Илластриес»), дюжины фрегатов и пяти шлюпов. На транспортах разместились 5293 солдата и 15 орудий. 29 ноября флот достиг Гран-Бэ на Маврикии и высадил войска, не встретив никакого сопротивления. На следующее утро англичане с боем пересекли реку Томбо и увидели Порт-Луи, который спешно готовился к обороне.

У Декана было только 1300 солдат и мало полевых пушек. Орудия береговых батарей смотрели в море и не имели обратной директрисы стрельбы. К тому же французы всерьёз опасались прорыва Роули в гавань. Поэтому они решили затопить корабли на фарватере, сняв с них пушки и припасы. Команды влились в оборону города.

Шарль Матье Изидор Декан, губернатор французских островов в Индийском океане в 1802-1810 годах.

1 декабря англичане атаковали позиции Декана в лоб и были довольно легко отбиты. Но оказалось, что это была ложная атака: большой отряд сипаев обошёл левый фланг французов и угрожал ворваться в сам город. Понимая, что ситуация безвыходная, Декан предложил перемирие и переговоры. По условиям капитуляции гарнизон должен был быть репатриирован во Францию с личным оружием и вещами. Часть кэптенов была недовольна такими условиями сдачи. Однако Роули понимал, что декабрь в этой части Индийского океана является сезоном штормов, а во что может превратить шторм стоящую у берега армаду из семидесяти кораблей, догадаться несложно.

Англичане вернули в строй оставшиеся от эскадры Гамелена французские фрегаты «Беллона», «Астре», «Минерва», «Ифигения», «Нереида» и «Манш». Они захватили 209 орудий. Но больше всего господа из ОИК радовались захвату корвета «Виктор», он же экс-«Йена» и экс-«Ревенан», — того самого, что так насолил британцам во времена Робера Сюркуфа. Чтобы «Ревенан» более не возвратился, его торжественно сожгли в гавани Пор-Луи.

Ещё один разгром

Весть о победе при Гран-Порте добралась до Франции слишком поздно — лишь в ноябре 1810 года. Бонапарт решил послать Декану подкрепление. В феврале 1811 года из Бреста вышли 38-пушечные фрегаты «Реноме» и «Нереида», а также 40-пушечный «Клорен» под общим командованием коммодора Франсуа Рокебера. На каждый корабль погрузили дополнительно по 200 солдат и снаряжение для гарнизона Порт-Луи.

6 мая 1811 года Рокебер прибыл в Гран-Порт и обнаружил, что Иль-де-Франс захвачен англичанами. Извещённые о прибытии французов британцы держали три фрегата полностью боеготовыми. 8 мая они обнаружили Рокебера и ринулись за ним в погоню. Французские корабли по ходкости и скорости превосходили обычные британские фрегаты, но они были очень перегружены, поэтому дивизион кэптена Чарльза Марша Шомберга (36-пушечные «Астре», «Галатея» и «Фиби», а также бриг «Рэйсхорс») смог повиснуть на хвосте у французов.

19 мая Рокебер достиг бухты Таматаве на Мадагаскаре, где выгрузил солдат и припасы. Английский гарнизон в 100 человек, стоявший в небольшой крепостице, страдал от малярии и сдался без боя. Утром 20 мая у гавани появился Шомберг, однако слабые ветры не позволили ему приблизиться к французам — точно так же, как они помешали Рокеберу занять удобную для боя позицию.

В 12:00 французы вышли в море в линии баталии в следующем порядке: головной — «Клорен», далее «Реноме», замыкающий — «Нереида». Англичанам линию из-за слабого и непостоянного ветра сформировать не удалось. В 16:00 «Реноме» открыл огонь по «Астре», но из-за стихшего ветра «Фиби» и «Галатея» не могли поддержать порыв своего флагмана. Французы медленно дрейфовали за предел дальности британских орудий, а англичане изо всех сил пытались этому помешать.

В 17:00 Рокебер попал в полосу бриза. Пока англичане находились в штилевой области, он начал сокращать дистанцию, ведя огонь по «Астре». Пользуясь обездвиженностью фрегатов Шомберга, француз пытался прорезать английскую линию и устроить противнику «Трафальгар наоборот». «Клорен» вёл огонь по «Фиби». «Реноме» перенёс стрельбу на «Галатею». «Нереида», попав в штилевую полосу, оставалась за пределами эффективной дальности орудий «Астре» и «Рэйсхорс».

Через два часа «Нереиде» всё-таки удалось прорезать линию англичан между «Фиби» и «Астреей». Француз обрушил несколько продольных залпов полным бортом на первый фрегат. «Фиби» получил серьёзные повреждения, на нём вспыхнули пожары. Однако кэптен Хилльяр сманеврировал и развернулся бортом к противнику. Силой инерции английский фрегат понесло к французам, и на дистанции в 100 ярдов англичане развили интенсивный огонь. После получаса боя «Нереида» замолчал: капитан погиб, множество пушек вышло из строя.

В свою очередь, «Клорен» и «Реноме» сосредоточили огонь на «Галатее», которая потеряла две из трёх мачт и получила многочисленные попадания. В принципе, французы могли бы добить английский фрегат, но вместо этого решили спасти «Нереиду», атаковав «Фиби». Последнему ничего не оставалось, кроме как отойти к «Астре». В 20:30 первый раунд битвы закончился.

Французы сосредоточились у «Нереиды», которая пыталась исправить повреждения. В 21:50 подул ветер — теперь уже с английской стороны. «Астре» приблизился к «Реноме» и продолжил бой. На беду Рокебера, с другого траверза на него зашёл «Рэйсхорс», а с кормы — «Фиби». После 25 минут яростного боя французский корабль был взят, а Рокебер убит. «Клорен» и «Нереида» не могли помочь флагману, так как оказались в штилевой полосе.

Английский флот в море.

Видя, что флагман сдался, «Клорен» решил бежать с поля боя, оставив на съедение врагу повреждённую «Нереиду». Его преследовали «Астре» и «Фиби», но в конце концов французу удалось оторваться. За ночь «Нереида» смогла отойти к крепости Таматаве, надеясь на защиту полевых батарей. Шомберг, понимая, что в незнакомой гавани вполне может повториться ситуация Гран-Порта, послал в гавань «Рэйсхорс» под белым флагом с требованием сдать форт. Заодно он сообщил, играя на неосведомлённости гарнизона, что «Реноме» и «Клорен» уже захвачены, и предложил французам репатриацию на родину в случае капитуляции без боя и сдачи фрегата. Лейтенант Франсуа Понэ, подумав, согласился, и французы были препровождены к Бресту.

Что касается «Клорен», то 1 августа он миновал мыс Доброй Надежды, 24 сентября прорвал блокаду у Бреста и вошёл в гавань. Капитан фрегата Сен-Крик попал под трибунал. Его обвиняли в неоказании помощи своим товарищам и в нарушении приказа: он вернулся в Брест, тогда как перед боем получил распоряжение идти в Батавию, на защиту Явы. Сен-Крика уволили со службы и лишили ордена Почётного Легиона. Наполеон счёл это наказание слишком мягким и требовал расстрелять капитана, однако суд оставил свой вердикт в силе.

Каков итог?

Гран-Порт считается самой громкой французской победой эпохи Наполеоновских войн. Однако если трезво посмотреть на события до и после сражения, то увидим, что это была лишь неприятная оплеуха англичанам. Общей ситуации, катастрофической для Франции, одиночная победа изменить не смогла. Гамелену явно не хватало кораблей для ближней и дальней разведки, а также сил для десантов на Реюньон или другие острова. Корсар не может существовать без баз: ему нужно место, где он приведёт корабль в порядок, отдохнёт, продаст награбленное, сделает ремонт, наймёт экипаж и т.д. Захват Иль-де-Франса и Реюньона фактически свёл на нет операции французских корсаров в Индийском океане. Победа при Гран-Порте действительно была красива, но для французов она оказалась пирровой.

Римскому императору Октавиану Августу приписывают афоризм: «Не следует начинать сражение или войну, если нет уверенности, что при победе выиграешь больше, чем потеряешь при поражении». Именно активные действия французских корсаров в Индийском океане вызвали тот шквал жалоб купцов ОИК в Адмиралтейство, который заставил флот захватить эти острова.

В любом случае выигранное французами сражение при Гран-Порте было стратегически проиграно ещё до его начала — просто-напросто потому, что сил у британцев было больше.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится