На пути к Маджуба-хилл: как попытка англичан в 1877 году бескровно аннексировать Трансвааль привела к Первой англо-бурской войне
88
просмотров
В 1830-х годах буры отправились в Великий трек — стали массово покидать подконтрольную англичанам Капскую колонию и основывать независимые африканерские республики. Едва зародившись, эти государства вступали в сложные взаимоотношения с колониальными властями Британской империи. В конце концов эти взаимоотношения вылились в Первую англо-бурскую войну, в которой британцам противостояли жители Трансвааля. Однако прежде чем дело дошло до боевых действий, англичане попытались Трансвааль аннексировать

«Трансвааль — наш»

Серия стычек британцев с бурами завершилась тем, что в 1852 и 1854 годах империя признала независимость двух государства — Южно-Африканской Республики (Трансвааля) и Оранжевого Свободного государства. Причина, по которой колониальные власти согласились оставить африканеров в покое, была проста: на тот момент внутренние районы Южной Африки не представляли никакого интереса для британцев. Чиновники из министерства колоний не раз озвучивали мнение, что на юге континента империи нужны только Кейптаун и Столовая бухта.

Через два десятилетия ситуация изменилась. «Схватка за Африку» между европейскими колониальными державами набирала обороты, а во внутренних районах — как раз там, где имели несчастье расположиться бурские республики — были обнаружены большие запасы алмазов и золота. В 1876 году лорд Карнарвон, амбициозный министр колоний консервативного правительства, выдвинул проект создания Южноафриканской конфедерации — нового самоуправляющегося доминиона Британской империи, который объединил бы три британские колонии — Капскую, Наталь и Западный Грикваленд — и обе бурские республики.

Политическая карта Южной Африки после британской аннексии Трансвааля, 1880 год.

Разумеется, африканеры не горели желанием вступать в подобный союз, и министерству колоний пришлось предпринять определённые шаги. Напутствуя посланного в декабре 1876 года новым капским губернатором и верховным комиссаром Её Величества Бартла Фрера, лорд Карнарвон упомянул «Трансвааль, который будет нашим».

Выбор именно Трансвааля в качестве первой мишени объяснялся просто. В отличие от Оранжевого свободного государства Южно-Африканская Республика находилась в весьма плачевном состоянии. Трансвааль оставался глухой периферией. Рассеянные по изолированным фермам на огромных территориях буры только к 1860 году смогли создать что-то, отдалённо напоминавшее государство. Государственный аппарат был не развит, налоги никогда толком не собирались (в 1868 году их было собрано на 3 фунта 5 шиллингов 9 пенсов), а законы буры соблюдали исключительно в добровольном порядке. Попытки реформ, предпринятые либеральным президентом Томасом Бюргерсом, успеха не имели, а неудача в войне с африканскими соседями бапеди окончательно столкнула республику в кризис.

В 1875 году положение Трансвааля изучал полковник Джордж Померой Колли. По результатам командировки полковник выразил уверенность в «насущной необходимости приобретения нами этой территории, если когда-либо Южная Африка должна быть объединена в один великий доминион». С точки зрения полковника задача представлялась несложной — по его мнению, масса простого белого населения Трансвааля будет только приветствовать приход «британского порядка» вместо царившей в республике полуанархии.

После известий о неудачах африканеров в войне с бапеди министр колоний лорд Карнарвон направил в Трансвааль опытного колониального администратора Теофиля Шепстона в качестве специального комиссара министра. В январе 1877 года тот прибыл в трансваальскую столицу Преторию и приступил к переговорам с местным парламентом (фольксраадом). Сначала он говорил о реформах, и африканеры вполне были с ним согласны. Дальше он заявил, что реформы лучше проводить в составе конфедерации, при помощи добрых британских соседей. Наконец, 1 марта 1877 года Шепстон заявил фольксрааду, что никакие реформы Трансвааль уже не спасут, да и какие реформы можно проводить с долгом 156 883 фунтов при балансе казначейства республики в 1 (один) фунт — тут поможет только превращение в британскую колонию. Окружные начальники (ланддросты) спешно провели опрос населения. Шепстон заявил, что большинство жителей выступает за аннексию — правда, доказательств этому так и не предъявил.

Британский флаг над Трансваалем, 1877 год.

12 апреля 1877 года на церковной площади Претории секретарь миссии Мелмот Осборн зачитал пространный документ об аннексии Трансвааля. Голос чиновника дрожал от волнения, так что дочитывать документ пришлось его молодому помощнику Райдеру Хаггарду — будущему известному писателю. После этого, в 11:00, Теофиль Шепстон, ставший первым администратором новой британской колонии, поднял над Преторией Юнион Джек.

Ненасильственное сопротивление

Фольксраад на последнем заседании выразил протест против аннексии и разошёлся, призвав жителей Трансвааля не оказывать сопротивление. Была избрана делегация во главе с упёртым традиционалистом Паулем Крюгером, которая должна была отправиться в Европу и привлечь внимание международной общественности к творимому произволу. В январе 1878 года делегация вернулась в Преторию и сообщила, что министр колоний Карнарвон принял бурских представителей очень любезно, однако наотрез отказался провести плебисцит для подтверждения аннексии.

Пауль Крюгер, 1880 год.

Тогда буры избрали народный комитет, который организовал сбор подписей под петицией против аннексии. Свои подписи поставили 6591 из примерно 10 000 бывших полноправных граждан (бюргеров) Южно-Африканской Республики. С ними в январе 1879 года Пауль Крюгер и Пит Жубер предстали в Лондоне перед новым министром колоний Майклом Хиксом-Бичем — и снова услышали, что аннексию отменить невозможно.

Когда в марте 1879 года Крюгер и Жубер вернулись в Трансвааль, отдельные горячие головы призывали к вооружённому восстанию, используя неудачно складывающийся для британцев ход войны с зулусами. Однако лидеры буров отговорили своих сторонников. Дело в том, что бурские делегаты встречались в Лондоне не только с правительственными чиновниками, но и с лидером либеральной оппозиции Уильямом Гладстоном, который весьма впечатлил их своей антиимпериалистической риторикой. Возможно, в случае победы мистера Гладстона на выборах он подкрепит свои слова делом и отменит аннексию Трансвааля? Так что пока африканеры избрали путь ненасильственного сопротивления, провозгласив бойкот английских товаров.

В апреле 1880 года либералы победили на выборах, и Гладстон снова стал премьер-министром. Тем не менее большинство членов его кабинета во главе с министром колоний лордом Кимберли настаивали на сохранении британских владений в Южной Африке. Свою роль сыграла и позиция самого известного британского военного тех лет — генерала Гарнета Уолсли, который после сокрушения бапеди в конце 1879 года несколько месяцев провёл в Трансваале, изучая положение дел на месте.

Семья бурских фермеров в дороге, конец XIX века.

Буров он счёл людьми нецивилизованными и невежественными, бесчестными варварами:

«Сие племя обладает всеми дикарскими недостатками зулусов, не имея ни единого их благородного достоинства».

Генерал Уолсли считал буров трусами, которые могут только много кричать, но никогда не решатся поднять оружие против британцев. Их представителям он заносчиво заявил, что «скорее Вааль потечёт вспять, чем британцы уйдут из Трансвааля».

В июне 1880 года Крюгер и Жубер получили послание премьер-министра Гладстона, который извещал их о том, что решение об аннексии Трансвааля не будет пересмотрено. Горько разочарованный Крюгер пришёл к выводу, что дальнейшие митинги и петиции бесполезны, поэтому надо «спокойно готовиться к неизбежному, запасаясь оружием и боеприпасами». Вооружённое выступление предварительно назначили на январь 1881 года.

И снова Безёйденхаут

Начало противостояния британцам африканеры традиционно отсчитывают с гибели Фредерика Безёйденхаута в 1815 году. Осенью 1880 года эта фамилия снова оказалась на слуху.

Пит Безёйденхаут во время войны, 1881 год.

Больше всего буров раздражали попытки британской колониальной администрации заставить их платить налоги. Весной 1880 года новый администратор Трансвааля полковник Оуэн Ланьон с военной решительностью развернул кампанию по сбору недоимок и в деле пополнения казны колонии достиг больших успехов. Именно это и стало той искрой, которая разожгла пламя восстания.

Живший в окрестностях Почефстрома Пит Безёйденхаут наотрез отказался заплатить 27 фунтов 5 шиллингов налога за свою ферму, издевательски предложив ланддросту Гётцу половину этой суммы с условием, что деньги будут отложены до восстановления независимости бурской республики. Дело дошло до суда, который снизил сумму налога на 8 фунтов. Бёзейденхаут отказался платить и его. Тогда ланддрост Гётц конфисковал принадлежавший упрямцу фургон и выставил его на аукцион. В день торгов 11 ноября 1880 года в Почефстром явился известный активист движения за независимость Пит Кронье с сотней вооружённых товарищей. Он забрал фургон и вернул его Безёйденхауту.

Почефстром, 11 ноября 1880 года.

Той осенью суды Трансвааля рассматривали более сотни дел по неуплате налогов, однако дело Безёйденхаута привлекло особое внимание по той причине, что Пит был родным внуком того самого Фредерика Безёйденхаута — первого бурского «мученика». Религиозные буры увидели в произошедшем знак свыше.

8 декабря 1880 года по призыву народного комитета около 4000 буров собрались в Падеркрааль, на месте которого позднее вырос город Крюгерсдорп. Собрание одобрило прокламацию о восстановлении независимости Южно-Африканской Республики. Пит Жубер поднял государственный флаг, и каждый бур положил к подножию флагштока камень как символ клятвы сражаться за республику до последней капли крови. Был избран правящий триумвират в составе Пауля Крюгера, Пита Жубера и бывшего президента Мартинуса Преториуса, сына героя Великого трека. По предложению Крюгера Жубер был назначен коммандант-генералом — главнокомандующим вооружёнными силами республики.

Монумент на месте флагштока в Падеркраале, 1899 год.

15 декабря 400 бурских бойцов во главе с Питом Кронье перерезали телеграфный провод, связывавший Преторию с внешним миром, и нагрянули в типографию в Почефстроме, где заставили отпечатать прокламацию о восстановлении независимости. Бурский делегат Хендрик Шуман доставил один её экземпляр администратору Ланьону, приложив официальное послание триумвиров о том, что они не хотят войны, но будут вынуждены сражаться, если тот не передаст им власть над Трансваалем в течение 24 часов. Администратор Ланьон ответил изданием 18 декабря прокламации с поручением командиру британских войск в Трансваале полковнику Беллэйрсу «подтвердить власть Правительства Её Величества и подавить восстание, где бы оно не проявилось».

Война, которую британцы позднее назовут Первой англо-бурской, а африканеры — войной за независимость Трансвааля, началась.

Противостояние систем

В бурских республиках не было регулярной армии — вместо неё существовала система ополчения-коммандо. В случае опасности каждый бюргер, полноправный гражданин мужского пола в возрасте от 16 до 60 лет, должен был явиться на службу с собственной лошадью, винтовкой и 50 патронами. Нуждаясь в огнестрельном оружии для охоты и самообороны, бурские фермеры всегда старались покупать всё самое лучшее и самое новое. Наиболее популярным оружием буров к началу 1881 года была казнозарядная винтовка Уэстли-Ричардс британского производства, превосходившая по дальности и точности штатную британскую армейскую винтовку Мартини-Генри Мк.II.

Буры в бою. Британская журнальная иллюстрация 1881 года.

Пока что администратор Ланьон, полковник Беллэйрс и масса других британских офицеров не сомневались в превосходстве британских пехотинцев, набравшихся опыта в войнах с коса, зулусами и бапеди, над разношёрстной толпой ополченцев в гражданской одежде. Конечно, были и те, кто, подобно ветерану многих африканских кампаний Феликсу Шермбрюкеру, пытался предупредить британских офицеров, что буры «великолепные наездники и отличные стрелки, вооружённые самым современным огнестрельным оружием». Потребовалось несколько месяцев и целая череда унизительных поражений, прежде чем в феврале 1881 года генерал-майор Арчибальд Элисон сказал военному министру, что буры являются «вероятно, лучшей конной пехотой на свете».

Всего под командованием Жубера собралось около 7000 трансваальских буров, к которым позднее присоединилось несколько сотен добровольцев из Оранжевого свободного государства.

К середине декабря 1880 года в Трансваале находилось 1759 британских военнослужащих, разделённых на семь гарнизонов — в Претории, Почефстроме, Рюстенбюрге, Стандертоне, Ваккерстроме, Лиденбюрге и Марабастаде. По всей стране были разбросаны семь рот 2-го батальона 21-го пехотного полка, две роты 58-го пехотного полка, шесть рот 94-го пехотного полка и четыре 9-фунтовых орудия батареи N 5-й бригады Королевской артиллерии.

Оуэн Ланьон, администратор британской колонии Трансвааль в 1880–1881 годах.

Ещё в середине ноября, сразу после истории с фургоном Безёйденхаута, полковник Беллэйрс предложил администратору Ланьону не рассеивать силы по дальним гарнизонам, из которых только Стандертон на дороге в Наталь имел хоть какое-то стратегическое значение, а сконцентрировать все войска в Претории. Однако Ланьон, который до конца ноября даже не видел необходимости запрашивать подкрепления, не желал оставлять ни единого городка. В итоге только к началу декабря полковнику Беллэйрсу удалось убедить администратора приказать войскам из Ваккерстрома, Марабастада и Лиденбюрга двинуться в Преторию, оставив небольшие отряды в качестве гарнизонов в этих городках. Правда, времени, чтобы исполнить это решение, буры британцам уже не дали. Более того, именно этот приказ привёл к первому в череде поражений британцев.

Бронкхорстспрейт

5 декабря 1880 года, выполняя приказ администратора Ланьона, командир 94-го пехотного полка подполковник Филипп Анструтер с шестью офицерами, 246 нижними чинами рот А и F своего полка и обозом из 30 фургонов выступил из городка Лиденбюрг на востоке Трансвааля в Преторию.

Подполковник Филипп Анструтер, командир 94-го пехотного полка.

Ему предстояло преодолеть более 300 км. Колонна с обозом в среднем проходила около 15 км за день. Однако подполковник Анструтер не сильно беспокоился. Его письма к жене дышали спокойствием, уверенностью и полным пренебрежением к бурам, в неспособности которых предпринимать решительные согласованные действия он был уверен. Ночь с 19 на 20 декабря военные провели на ферме в десятке километров к востоку от небольшого ручья Бронкхорстспрейт. Ночь прошла спокойно, и утром колонна возобновила своё неспешное движение к Претории. За два дня до этого подполковник Анструтер получил письмо от полковника Беллэйрса, который сообщал, что около 500 буров покинули лагерь под Почефстромом и могут организовать засаду на двигающиеся к Претории британские войска, однако не придал этому особого значения. Не насторожило подполковника и большое количество осёдланных лошадей, виденное на лежащих вдоль дороги бурских фермах.

Колонна растянулась вдоль дороги. Многие солдаты шли налегке, оставив свои винтовки в фургонах. Полковой оркестр играл популярные мелодии. Никакой разведки и флангового охранения не было.

Схема боя при Бронкхорстспрейте.

Колонне оставалось пройти ещё полтора километра до Бронкхорстспрейта, где Анструтер намеревался заночевать. Внезапно в 13:20 оркестр перестал играть: на невысокой гряде холмов в трёх сотнях метров к югу от дороги появилась цепочка бурских всадников. Это было коммандо из трёх сотен бойцов во главе с Франсом Жубером, дядей коммандант-генерала, и Николасом Смитом.

Анструтер едва успел предположить, что буры просто перегоняют скот, как увидел скачущего от их рядов одинокого всадника под белым флагом. В ста метрах от головы колонны Пауль де Бер спешился и вручил подполковнику послание триумвиров. В нём они просили «командира войск Её Величества на дороге между Лиденбюргом и Преторией (…) остановиться там, где он есть». Затем они сообщали, что не желали бы поднимать оружие против королевы или «людей Англии», однако дальнейшее продвижение будет воспринято как «объявление войны», и они будут вынуждены «действовать в целях самообороны».

Николас Смит, один из бурских командиров при Бронкхорстспрейте.

Раздражённый Анструтер ответил, что у него есть приказ идти в Преторию, и он выполнит его — правда, добавил, что не хотел бы вооружённого противостояния. Де Бер дважды спросил подполковника, что он выбирает: войну или мир. Анструтер оба раза повторил только то, что намерен продолжить путь в Преторию. Де Бер вскочил на коня и ускакал прочь, а Анструтер бросился к колонне, приказывая горнистам играть «в ружьё», а солдатам — выстраиваться перед фургонами в линию с интервалом в пять шагов.

Видя это, Николас Смит отдал приказ к атаке. Буры поскакали вниз с холма. В сотне метров от дороги они спешились и открыли огонь по колонне — с колена или лёжа за тем укрытием, что смогли найти, выцеливая в первую очередь британских офицеров и сержантов.

Буры атакуют при Бронкхорстспрейте.

Британские солдаты, не успевшие завершить развёртывание, открыли ответный огонь. Только немногие бросились в траву или укрылись под фургонами. Оставшиеся стоять люди в алой форме представляли собой великолепные цели для таких опытных стрелков, как буры.

Через 15 минут ситуация стала безнадёжной. Подполковник Анструтер, получивший пять ранений, приказал солдатам размахивать белыми шлемами и носовыми платками, сигнализируя о сдаче. Стрельба стихла, буры окружили сложивших оружие британцев. Из шести офицеров один был убит, ещё четверо были серьёзно ранены и умерли в течение двух недель, включая и самого Анструтера. 56 нижних чинов погибли, 92 были ранены, из них семеро умерли в течение месяца. С бурской стороны один человек был убит и четверо — ранены.

Поле боя при Бронкхорстспрейте, фотография лета 1881 года. Видны кости убитых животных.

Поразительная победа при Бронкхорстспрейте чрезвычайно воодушевила африканеров и доказала, что Господь явно благоволит их делу.

Осады

К Рождеству 1880 года восставшие буры осадили все семь британских гарнизонов Трансвааля. Наиболее непростая ситуация сложилась в Почефстроме — центре бурского сопротивления. 18 декабря ворвавшиеся в город четыре сотни бойцы Пита Кронье захватили офис ланддроста и здание суда, взяв в плен майора Кларка и 47 нижних чинов.

Карта осаждённых британских гарнизонов в Трансваале

Оставшиеся британские силы — сотня пехотинцев 21-го полка и артиллеристы с двумя пушками — под командованием артиллерийского подполковника Уинслоу укрепились в спешно построенном за последний месяц небольшом квадратном земляном форте к западу от городка. Там же укрылась и пара сотен англоязычных обитателей города. Буры блокировали форт. Снайперы, разместившись на деревьях и крышах домов, вели постоянный обстрел, и их огонь заставил осаждённых англичан увеличить высоту земляного вала до трёх метров.

С начала января буры вели и артиллерийский обстрел форта из древней карронады, участвовавшей в битве на Кровавой реке, и пары самоделок собственных мастеров. Также они начали копать траншеи (сапы) по направлению к форту. Защитникам пришлось сделать несколько вылазок, чтобы помешать этим земляным работам.

План осады Почефстрома.

Главной проблемой англичан была еда. Сухари, чай, кофе и табак быстро закончились, и теперь на день выдавали всё уменьшавшуюся порцию муки и каждые три дня — банку говяжьей тушёнки на троих.

Командовавший осадой Пит Кронье был великодушен к британским пленным: большинству из них он под честное слово не воевать больше с африканерами позволил уехать в Капскую колонию через Оранжевое Свободное государство. Но к противникам бурской свободы среди гражданского населения он был беспощаден. По распоряжению Кронье за сотрудничество с британской администрацией были повешены двое уважаемых жителей Почефстрома, а других «предателей» он отправил копать траншеи под огнём британских солдат.

Коммандант Пит Кронье, руководивший осадой Почефстрома.

В других осаждённых городках буры ограничились блокированием британских гарнизонов и беспокоящими ружейными обстрелами.

Столичная Претория была окружена сетью лаагеров из сцепленных между собой фургонов в радиусе 10–15 км — они перекрыли все возможные пути в город. К 650 британским военнослужащим присоединились 750 волонтёров из числа англоязычных обитателей столицы Трансвааля. Также было мобилизовано около тысячи африканцев в роли разведчиков, гонцов, носильщиков и рабочих.

Регулярно происходили стычки британских и бурских конных патрулей. Командир 21-го полка подполковник Джордж Гилдеа настаивал на активных действиях против бурских лаагеров и даже предлагал поход на помощь осаждённому Почефстрому. 6 января 1881 года подполковник Гилдеа с тремя сотнями солдат и волонтёров и одной пушкой внезапно окружил и атаковал один из бурских лаагеров на Зварткопье к северо-востоку от Претории. 40 буров под командованием вельдкорнета Ханса Боты отчаянно оборонялись и даже открыли огонь по двум британским офицерам, которые под белым флагом пытались подойти к ним с предложением сдачи. В итоге британцы захватили лаагер штыковой атакой, 17 буров и шестеро британцев были убиты.

Солдаты 21-го полка у одного из фортов в окрестностях Претории, 1881 год.

После этой неудачи Жубер сменил командира сил под Преторией. Новый коммандант Шуман для быстрого оповещения организовал сеть сигнальных костров. Когда 16 января подполковник Гилдеа попытался повторить свой успех против другого бурского лаагера, Эландсфонтейна к западу от Претории, Шуман с двумя сотнями бурских коммандос быстро пришёл на подмогу и заставил британцев отступить. После этой неудачи полковник Беллэйрс запретил энергичному подчинённому новые вылазки, которые только растрачивали людей, лошадей и боеприпасы.

Руководство Южно-Африканской республики не намерено было штурмовать осаждённые британские гарнизоны — тем более, что у буров было не так уж много артиллерии и надо было экономить боеприпасы, а собиралось блокировать, отбивать вылазки и морить голодом. Заместитель коммандант-генерала Хендрик Малан прямо написал Питу Кронье, что судьба войны будет решена не у осаждённых городов, а на перевалах Драконовых гор, ведущих из Наталя в Трансвааль. Осаждённые британцы также возлагали все надежды на подход войск из Наталя.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится