menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Осада Данцига во время Войны за польское наследство
78
просмотров
События Войны за польское наследство у города, в котором укрепились сторонники короля Станислава Лещинского в ожидании помощи французов против российских войск.

К лету 1733 года у Данцига (современного Гданьска) сложилась следующая ситуация. С суши крепость осаждали российские войска, численность которых была примерно сопоставимой с гарнизоном мятежников — сторонников Станислава Лещинского, одного из королей Речи Посполитой, которые укрылись в Данциге. С моря город блокировала российская же эскадра Томаса Гордона в составе 15 линейных кораблей, четырёх фрегатов, трёх бомбардирских судов и одной шнявы. Чуть ранее к Данцигу подошла небольшая французская эскадра (два линейных корабля, три фрегата и шесть транспортных судов), которая высадила три полка французской пехоты. Борьба за Данциг началась.

На распутье

До подхода французской эскадры блокада шла своим чередом. Осаждённые ждали французов как манны небесной, а осаждающие пытались отрезать Данциг от моря. Между городом и крепостью на правом берегу Вислы находилось ещё одно укрепление поляков, защищённое рекой, болотистой местностью и каналом — Зоммершанц. Рядом с ним в Висле стоял прам. Командовавший российскими войсками в Польше фельдмаршал Бурхард Христофор Миних приказал построить батарею и установить на ней три медные пушки из Ревеля. 24 апреля батарея была готова, и вечером на неё прибыл сам командующий. Он приказал открыть огонь по праму, который девятым выстрелом был «поражён насквозь». Его команда, непрерывно откачивая воду, подняла якорь и повела повреждённый корабль к Вексельмюнде. Ночью 25 апреля отряд полковника Кермана в 450 человек смелой атакой захватил и сам шанец. Русским достались шесть орудий и 30 пленных. Ещё 180 человек из состава гарнизона погибли в бою.

Бурхард Христофор Миних.

Ободрённый этим успехом и подгоняемый из Петербурга Миних решился на штурм бастиона Гагельсберг — одного из ключевых укреплений Данцига. Штурм закончился огромными потерями среди наступающих русских частей.

Наконец 1 мая в Данцигской бухте показались французские корабли. В городе царило ликование: поляки приняли сгружающиеся войска за авангард главных сил Людовика XV. Французские солдаты высадились на пляже Вестерплятте, и командир десанта маркиз Ламотт де ля Пейруз приказал сразу же приступить к рытью окопов и строительству ретраншементов. Русские не препятствовали высадке.

Военные корабли Ламотт хотел отослать к Пиллау, чтобы помешать подвозу оружия и провианта осаждающим, однако моряки сочли этот план слишком рискованным, поскольку опасались русского флота. На военном совете, естественно, прозвучали другие причины: Данциг может сдаться, а если корабли будут у Пиллау, то король Станислав может попасть в плен. На взгляд автора, это было просто оправдание — не более. Французы не знали, что Балтийский флот только выходил из Кронштадта.

Страхи, однако, оказались столь велики, что в ночь на 4 мая высадившиеся войска потихоньку погрузились на корабли и отплыли к Копенгагену, не согласившись даже оставить 200 солдат для гарнизона Вексельмюнде. Отплытие французов вызвало в Данциге настоящую панику: Лещинский и Монти, представитель французского короля при польском претенденте, судорожно отправляли гонцов в Копенгаген к французскому послу Плело и писали письма Людовику XV. В рапорте Людовику Монти упрекал короля:

«Вся Европа уверилась, что Ваше Величество выслал войска только для видимости, собираясь пожертвовать Данцигом и его бедными горожанами».

Эти призывы возымели действие. 9 мая из Копенгагена вышел Плело с «Флёрон», «Брильянт» и «Эстре». Высланный вперёд датский фрегат привёз радостные вести: Вексельмюнде всё ещё держался.

В ночь на 14 мая 11 французских кораблей (два линкора, три фрегата, четыре транспорта и два галиота) показались на рейде Данцига. Из крепости в небо были пущены ракеты. Французы вновь высадились на Вестерплятте.

Военные корабли отошли к устью Вислы. Они получили приказ крейсировать между Хельской косой и Пиллау. Это крейсерство неожиданно оказалось очень результативным. С 14 по 24 мая французы захватили три русских судна: лоц-галиот «Лоцман», галиоты «Гогланд» и «Керс-Макер», которые были посланы к Пиллау для патрулирования.

Захват «Митау»

24 мая перед Хельской косой появились русские фрегаты «Россия» и «Митау», прибывшие сюда для разведки. Первым кораблём командовал капитан барон Ганс Сигизмунд фон Шлейниц, вторым — капитан Пётр Дефремери. Около полудня русские заметили четыре корабля, которые находились в 3 милях на вест-зюйд-вест от Хельской косы. Пасмурная погода помешала определить национальность судов. Русские фрегаты сблизились, и их капитаны обсудили ситуацию. Шлейниц предположил, что замеченные корабли — французские. Дефремери отказался строить догадки и предложил продолжить крейсерство. Тем временем в 17:00 четыре неизвестных корабля сделали поворот фордевинд и устремились вслед за «Россией» и «Митау». Шлейниц и Дефремери благоразумно взяли курс в открытое море.

Однотипный «Митау» 32-пушечный фрегат «Россия».

Ночью «Митау» лёг в дрейф, не предупредив, однако, «Россию», поэтому вскоре фрегаты потеряли друг друга. На «России» ещё в сумерках заметили потерю товарища, но начать поиски помешали два неизвестных корабля, появившиеся прямо по курсу. В 3 часа ночи корабли подняли французские флаги и боевые вымпелы. Русские же подняли шведские флаги. Противники шли борт о борт в течение двух часов. Французы потребовали сообщить название шведского судна и имя капитана. С «России» по-шведски ответили, что корабль их зовётся «Зейредор» и велено им здесь крейсировать. Французы потребовали спустить шлюпку и прислать к ним капитана с паспортом, чего, разумеется, никто не собирался делать. В 6 утра французские корабли повернули на норд-вест и скрылись в дымке.

У «Митау» дела обстояли куда хуже. В 4 часа утра корабль поставил паруса и до полудня крейсировал в районе Пилавской бухты, ожидая «Россию». Так и не дождавшись Шлейница, Дефремери провёл военный совет, на котором было решено идти к Данцигу, так как «Россия», скорее всего, держит курс туда же. В 14:00 Дефремери взял курс на Хельскую косу. Через четыре часа экипаж увидел берег и ради маскировки поднял шведский флаг и боевой вымпел. В 18:20 в 3 милях к западу русские заметили пять судов, выходившие на полных парусах из Данцигской бухты. Через час оказалось, «что суда эти военные с французскими флагами». «Митау» сделал поворот и стал уходить, выставив все паруса. В этот момент дул крепкий норд-ост, нагнавший небольшое волнение на море.

Французы, заметив неизвестный корабль, начали преследовать его. Хотя «Митау» был новейшим фрегатом (построен в 1731 году корабельных дел мастером Окуневым), французы легко нагнали Дефремери. На «Митау» спустили шведский и подняли русский флаг. В 23:00 французские корабли обошли русский фрегат. Через переговорную трубу по-голландски прозвучал приказ спустить паруса и выслать шлюпку с офицером. На срочно созванном совете русские офицеры постановили: поскольку Франция не объявляла войну России, скорее всего, потребуют отдать салюты, на что можно легко согласиться. На «Флёрон» отправились мичман Войников и боцман, понимавший по-французски.

Через полчаса шлюпка вернулась, но без мичмана. Французский офицер объяснил, что согласно морским обычаям именно капитан должен подняться на борт французского корабля и засвидетельствовать своё почтение. Дефремери вновь устроил совет. Русские не допускали мысли, что французы могут захватить фрегат, поскольку военные действия между их государствами не велись. Было решено удовлетворить требование досматривающих и послать на флагман французов капитана. Дефремери думал, что он быстро посетит корабль, заберёт Войникова и вернётся на свой фрегат, поэтому никаких чётких инструкций оставленному за старшего лейтенанту Петру Чихареву не дал.

На французском корабле у Дефремери потребовали сообщить цели крейсерства, показать инструкции Гордона и капитанский патент, угрожая в противном случае признать капитана пиратом. Дефремери показал документ и заявил, что возвращается на свой корабль, однако в ответ услышал, что французы задерживают русский фрегат, поскольку в данный момент они служат Станиславу Лещинскому, который ведёт военные действия с Россией.

Пока шли переговоры с Дефремери, «Митау» со всех сторон окружили шлюпки и баркасы с абордажными партиями, которые

«российских вооружённых служителей насилием развезли по своим кораблям, обобрав письма и багаж, и фрегат отдали под свой конвой».

Дуэль с «Брайян»

16 мая французские войска, высаженные в Вестерплятте, попытались пробиться в город. В этом бою десант потерял 160 человек, в том числе графа Плело, участвовавшего в бою. Его опознали по оливковому камзолу, расшитому серебром — на остальных убитых были обычные солдатские мундиры. После неудачной атаки французы вернулись к своему лагерю на песчаном островке в устье Вислы. Утром 30 мая мимо захваченного русскими бастиона Зоммершанц попытались прорваться в город реквизированные в Дании прам и галиот. С русских батарей открыли огонь по кораблям. Перестрелка продолжалась до вечера. Русские потеряли одного человека убитым и троих ранеными. Потери противника неизвестны, но оба корабля отошли к устью Вислы.

Смерть графа Плело.

В тот же день русский флот оказался под Пиллау. Для капитанов и адмиралов Балтийской эскадры настоящим шоком стал захват фрегата «Митау». Русские предположительно оценили силы противника в пять военных и шесть транспортных кораблей. Хотя они значительно превосходили французов в количестве и качестве кораблей, «все капитаны объявили, что толикое число кораблей французских атаковать опасно». Своё мнение они обосновывали тем, что на русском флоте много рекрутов, «Исаак-Виктория» и «Девоншир» слишком слабы для линейного боя, а «Марльбург» и «Леферм» уже имеют течи, которые могут увеличиться при стрельбе. Фельдмаршал Миних, напротив, утверждал, что французская эскадра очень слаба, и при благоприятной погоде можно одержать лёгкую победу над отрядом Пейруза — надо лишь поспешить к Данцигу с главными силами. Однако Гордон приказал ночевать на рейде.

Французы, узнав от захваченных в плен членов экипажа «Митау» о скором прибытии к Данцигу сильной русской эскадры, решили уйти домой. 29 мая корабли со всеми призами вышли с рейда Данцига и взяли курс на Копенгаген, куда прибыли 30 мая. Не повезло только вооружённому транспорту «Брайян» (его в русской литературе часто называют фрегатом «Брильянт», однако в то время такого фрегата на французской службе просто не было), который «стал у речки на мель, бежав от нашего флота». Гордон отправил четыре линкора к Хельской косе и днём 2 июня лёг в дрейф напротив входа в Данцигскую бухту. В состав флота входили 100-пушечный корабль «Пётр I и II», 66-пушечные «Святой Александр», «Шлиссельбург», «Наталья», «Марльбург», «Леферм», «Нарва» и «Слава России», 54-пушечные «Девоншир», «Пётр II», «Выборг», «Рига», «Новая Надежда» и «Виктория», 44-пушечные «Арондель» и «Армонт» (брандер), 32-пушечные фрегаты «Россия», «Стор-Феникс» и «Эсперанс», бомбардирский корабль «Юпитер» и шнява «Фаворитка» — всего 1096 орудий.

Дождавшийся флота Миних попросил у Гордона помощи людьми и артиллерией. 2 июня бомбардирский корабль «Юпитер» вошёл на Данцигский рейд и под прикрытием фрегатов «Арондель» и «Эсперанс» атаковал стоявший на мели французский «Брайян». Первая дуэль «Юпитера» и французского фрегата закончилась в пользу французов. Не последнюю роль в этом сыграли польские береговые батареи, открывшие по русским ураганный огонь. «Юпитер» получил опасную пробоину у самой ватерлинии и был вынужден сняться с якоря и отойти в море.

Подошедшие ночью «Арондель» и «Эсперанс» также попытались обстрелять «Брайян», но из-за мелей не смогли подойти близко к берегу, и все ядра легли недолётами. Завершился день курьёзом: крейсировавший в составе дозорного отряда «Рига» принял показавшийся на берегу лес за мачты кораблей и поднял тревогу сигналом из восьми выстрелов.

Осада Данцига.

4 июня фрегаты «Стор-Феникс» и «Эсперанс» вместе с бомбардирскими судами «Юпитер» и «Дондер» (последний пришёл к Данцигу накануне) вошли в Данцигский канал, встали на шпринг и начали обстрел французского лагеря на одном из островов Вислы. В 18:00 бомбардирские суда спустились ниже по каналу и атаковали французский фрегат и крепость Вексельмюнде. Около 21:00 в крепости произошёл большой взрыв — скорее всего, одна из бомб попала в пороховой склад. Русские бомбардирские корабли также получили повреждения, поэтому около 22:00 отошли выше по течению.

Тем временем «Эсперанс» и «Стор-Феникс» продолжили обстрел французского лагеря. Первый сделал 60 выстрелов, второй 37. Французы по мере сил отвечали из полевых орудий. Русские получили небольшие повреждения в рангоуте, однако к полуночи выпустили по французскому лагерю около 400 ядер.

Бомбардирский корабль «Дондер», выйдя из зоны поражения, возобновил стрельбу по «Брайяну» и вёл огонь до полуночи. Вечером 5 июня русские попытались послать к «Брайяну» шлюпку с гренадерами, чтобы забросать транспорт гранатами, но хотя шлюпка и смогла подойти довольно близко, ураганный огонь заставил гренадеров повернуть назад. Бомбардирские корабли возобновили стрельбу, но без особых результатов.

Конец осады

Тем временем на очередном военном совете Гордон сообщил, что по его данным французы выслали к Данцигу эскадру в 15 линейных кораблей, которым предстояло соединиться с отрядом в Копенгагене. Адмирал утверждал, что артиллерия для войск выгружена, помощь доставлена, и надо срочно уводить флот в Кронштадт. Миних, получивший днём письмо от Гордона, был в бешенстве. Он помчался на флагман и в разговоре с командующим эскадрой сообщил, что приказывает эскадре остаться. Опасности, по мнению Миниха, для флота не было никакой. Ошарашенный напором фельдмаршала Гордон согласился крейсировать у Хельской косы, что давало ему свободу манёвра.

В полдень 9 июня бомбардирские корабли под прикрытием фрегатов «Стор-Феникс» и «Эсперанс» бросили якорь в Данцигском канале, готовясь к стрельбе по противнику. Однако в 18:00 из Вексельмюнде прибыл парламентёр, попросивший не начинать бомбардировку. Он сообщил, что в крепости идут переговоры между представителями русского командования и сторонниками Лещинского.

10 июня Гордон привёл эскадру непосредственно к бухте и расположил корабли полумесяцем, чтобы воспрепятствовать уходу из Данцига кораблей противника. Вечером 11 июня французы покинули Вексельмюнде. Они согласились сложить оружие взамен на обещание доставить их в один из нейтральных портов Балтийского моря. Миних принял капитуляцию французов. Польский гарнизон крепости Вексельмюнде присягнул на верность Августу. Русским в качестве трофеев достались фрегат «Брайян», 14-пушечный гукор и 8-пушечный прам. В крепости были захвачены восемь медных и 43 чугунные пушки калибра от 3 до 48 фунтов, а также три русских галиота, взятых французами в начале мая.

Адмирал Томас Гордон.

Вместо нейтрального порта французов привезли прямиком в Кронштадт. Причина крылась в боязни Гордона столкнуться с французским флотом. Российская же эскадра 16 июня взяла курс на свою базу. 24 июня корабли были у Гогланда, а 10 июля — в Кронштадте. У Данцига остались лишь бомбардирские суда, которые участвовали во взятии самого города.

Данциг сдался 28 июня 1734 года. Лещинский бежал, переодевшись в крестьянское платье. 17 августа русские подготовили трофейный «Брайян» к плаванию, и 23 сентября корабль прибыл на рейд Кронштадта.

Последствия

Фрегат «Митау» позже был возвращён русским. Французы, покидая Копенгаген, оставили корабль в Дании. 5 сентября французский посол в Копенгагене де ля Нуэ передал русскому посланнику Бракелю корабль со 193 членами экипажа. Бракель вспоминал, что «сами русские были обобраны и плохо трактованы». Сжалившись, царский посланник снабдил моряков деньгами. По прибытии в Россию состоялся суд над командой фрегата «Митау». После долгого разбирательства экипаж и офицеры были оправданы.

Что касается французских пленников, увезённых в Кронштадт, то их осенью-зимой 1734 года отпустили в Данию, а весной следующего года они отплыли во Францию.

В ходе франко-польско-русского конфликта французская эскадра из двух кораблей и трёх фрегатов смогла захватить фрегат «Митау» и три галиота. Сама же она потеряла один фрегат, уходя от русской эскадры в составе 14 линейных кораблей, пяти фрегатов, двух бомбардирских кораблей и более мелких судов. Из-за позиции Англии французы не смогли усилить свою эскадру у Данцига, а также не имели возможности нормально снабжать десант. Слабость Флота Леванта и вражда с Испанией не позволили лейтенант-генералу Рене Дюге-Труэну перебросить на Балтику эскадру со Средиземноморья.

На трон Польши взошёл поддержанный Австрией, Англией и Россией саксонский курфюрст Фридрих Август, который стал именоваться Августом III. Он правил до 1763 года.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится