Парфянская кампания Траяна
67
просмотров
Очередной виток противостояния Рима и Парфии закрутился в 110–х годах вокруг Армении, чему немало способствовало желание императора получить титул Парфянский.

Траян считается величайшим императором в истории Римской державы. В его правление Рим расширил границы по всем направлениям и достиг апогея своей военной мощи. Важнейшим мероприятием Траяна было покорение Дакии, что ликвидировало многолетний очаг напряжённости на дунайской границе империи и обогатило завоевателей дакийским золотом. Военные трофеи позволили Траяну начать монументальное строительство в центре столицы и умиротворить римскую толпу раздачами денег. После этого к почётному прозвищу Дакийский Траян возжелал прибавить титул Парфянский.

Рим и Парфия при предшественниках Траяна

Коронация Тиридата и Рандейский мирный договор завершили войну 54–64 годов. Установившийся на Ближнем Востоке порядок просуществовал несколько десятилетий. Была подтверждена договорённость, согласно которой правителем Армении становился представитель парфянской династии Аршакидов. Но только римский император мог санкционировать этот выбор, возложив диадему на голову претендента.

Римский Восток и Парфянское царство накануне правления Траяна.

Парфяне тщательно соблюдали взятые на себя обязательства и во время подавления Великого Иудейского восстания 66–71 годов заняли позицию благожелательного нейтралитета. Однако Рим раз за разом проверял установившуюся систему на прочность. Сначала Веспасиан решил разместить два легиона, XII Молниеносный и XV Аполлона, на восточной границе Каппадокии. Затем в 72 году Рим аннексировал Коммагенское царство, граничившее по Евфрату с находившимся в парфянской зависимости царством Осроена. В 75 году Марк Ульпий Траян-старший, отец будущего императора, включил в состав провинции Сирия важный торговый город Пальмиру. Наконец, в том же году отряд римских солдат помогал иберийскому царю Митридату укрепить его столицу Мцхету. Эти события не могли не тревожить парфян и создавали трудности на границе.

В правление Домициана внешняя политика Рима переориентировалась в европейском направлении. Парфяне не сумели воспользоваться предоставленной им передышкой, поскольку были в это время заняты междоусобицами, вспыхнувшими после смерти царя Вологеза I (51–78). Ещё в последние годы его правления царём себя провозгласил Пакор II (78–109), который по одной гипотезе приходился ему братом, по другой — племянником. Он не признал власти Вологеза II, сына предыдущего правителя, победил его в междоусобной войне 78–80 годов и изгнал в восточные провинции Парфии, где тот на несколько десятилетий закрепился в качестве практически независимого правителя. Между 80 и 90 годами Пакору II пришлось бороться против ещё одного претендента на трон — Артабана III. В ходе этой войны Артабан поддерживал объявившегося на Востоке самозванца, который выдавал себя за императора Нерона. В 89 году Пакор II по требованию Домициана выдал ещё одного Лженерона. Последние годы правления Пакора II оставались неспокойными, о чём свидетельствует продолжавшаяся монетная чеканка его конкурента Вологеза II.

Армения как причина войны

Преемником Пакора II на троне стал его брат Хосрой II (109–129). Новому царю по наследству досталась вражда с Вологезом II, правившим в восточных провинциях державы. После смерти армянского царя Санатрука (91–109) Хосрой занял Армению и назначил правителем Аксидара (109–113), младшего сына Пакора II, не удосужившись заручиться согласием Рима. Отсутствие немедленной реакции со стороны Траяна внушило Хосрою безосновательную уверенность в своих силах. В 113 году он вновь вмешался в армянские дела, сверг чем-то не устроившего его Аксидара и возвёл на трон его старшего брата Партомасира (113–114). И вновь всё произошло по его собственной инициативе, без всяких предварительных консультаций с римской стороной.

Однако если Хосрой полагал, что Траян не станет вмешиваться в конфликт и войны не будет, то на этот раз он жестоко просчитался. Траян, который как раз отмечал свой 60-летний юбилей и одновременно праздновал 15-летие начала правления, расценил эти действия как вызов величию Рима и немедленно начал подготовку к войне.

Серебряная монета Хосроя I.

Римский историк Арриан, участник этих событий, в дошедших до нас фрагментах «Парфянской истории» подчёркивал миролюбие Траяна и утверждал, что тот прибег к войне, лишь когда были исчерпаны все остальные средства. Совершенно иную оценку действиям императора давал Кассий Дион, заявлявший, что у Траяна в действительности не было веских причин для начала войны и двигало им исключительно личное честолюбие. Император-воин, каким изображают его источники, мечтал дополнить свой титул Дакийский лаврами покорителя Парфии и воспользовался удобным поводом.

Эту точку зрения подтверждает римский монетный чекан 111–112 годов, в котором за два года до начала конфликта уже заявлены лозунги будущего похода и побед. Ещё одним доводом в пользу заблаговременной подготовки Траяна к войне является тот факт, что в апреле 112 года он предоставил Адриану чрезвычайные полномочия на востоке империи. Цель была прозрачна: обеспечить материально-технические условия для будущей кампании.

Мраморная статуя императора Траяна. II век. Лувр, Париж.

Начало кампании

27 октября 113 года Траян покинул столицу. В сопровождении свиты он добрался до Брундизия, где сел на корабль и по морю прибыл в Коринф. В Афинах он встретился с парфянским посольством, которое явилось с обычными дарами и просьбой Хосроя утвердить Партомасира на армянском престоле. Траян отверг дары и дал уклончивый ответ: мол, о дружбе судят не по словам, а по делам. Это ещё раз доказывает, что война с Парфией была для него уже решённым вопросом.

Из Афин император переправился в Эфес, крупнейший город Малой Азии, а затем через Ликию и Памфилию — то посуху, то снова на кораблях — прибыл в Селевкию в устье Оронта. 7 января 114 года он в сопровождении Адриана торжественно вступил в Антиохию, которая на ближайшие месяцы превратилась в императорскую ставку. Здесь собирались восточные легионы, которым предстояло участвовать в кампании: X Fretensis из Иудеи, III Киренаикский из Александрии в Египте и III Галльский из Рафанеи в Южной Сирии. Одна за другой в Антиохию прибывали делегации восточных правителей. Парфянским послам, явившимся за окончательным ответом, Траян завил, что не видит оснований для сохранения мира.

Мраморный бюст Траяна, около 108 г. Археологический музей, Венеция.

Весной горные перевалы Тавра освободились от снега, и Траян отправился к ожидавшей его появления армии. Конечной точкой маршрута была Сатала (Садак) на Евфрате, штаб-квартира XVI Флавия легиона — удобная опорная база для намеченного вторжения в Армению. Выехав из Антиохии, император вначале прибыл в Зевгму (Биречик), где находился лагерь IV Скифского легиона. Отсюда он вдоль берега Евфрата направился в Самосату (Самсат), лагерь VI Железного легиона, а затем в Мелитену (Малатья), где по воле Веспасиана разместился XII Молниеносный легион. Крепость и канаба — гражданское поселение возле военного лагеря, которому Траян присвоил городской статус, — имели ключевое значение для контроля над долиной Евфрата и всей системой коммуникаций между Арменией и Киликией. Здесь император получил письмо от Партомасира, в котором парфянский царевич уже от собственного имени просил утвердить его на армянском престоле. Посчитав тон письма слишком дерзким, Траян не удосужился ответить. В конце мая 114 года император наконец явился в Саталу, назначенную главной точкой сбора римской армии.

Помимо перечисленных восточных легионов, задействованных в полном или почти полном составе, сюда прибыли привлечённые к участию в кампании военные части из дунайских и рейнских провинций. I Вспомогательный и XV Аполлона легионы, скорее всего, появились в полном составе. VII Клавдия, XI Клавдия, XIII Сдвоенный, II Траяна, XII Первородный, XXX Ульпия Победоносный, I Италийский и V Македонский были представлены отдельными подразделениями. Какие-то из этих войск зимой 113–114 годов добрались до места сбора, совершив переход через Анкиру (Анкара). Другие на кораблях припыли из Том (Констанца) в Трапезунт (Трабзон) и уже оттуда, одолев Зиганский перевал, прибыли в Саталу. Помимо легионов в походе должно было участвовать много вспомогательных когорт и кавалерийских отрядов — как дислоцированных на Востоке, так и переброшенных сюда из других провинций. Общая численность войск, собранных для участия в кампании, могла колебаться в пределах 80 000–100 000 воинов.

Легионы выступают в поход. Рельеф на Колонне Траяна в Риме, 112 год.

Завоевание Армении

Траян пересёк границу Армении и приблизительно через неделю прибыл с армией в Элегею в 180 км от Саталы. Здесь он должен был встретиться с Партомасиром, который явился на встречу с опозданием. На большом трибунале против главных ворот римского лагеря было установлено кресло Траяна. Сойдя с коня, парфянский царевич смиренно снял с головы диадему и сложил её к ногам императора. Солдаты, расценив это как знак капитуляции, подняли радостный крик. Траян сохранял молчание. Вопреки ожиданиям Партомасира он не стал возлагать на него диадему. Парфянский царевич потребовал разговора один на один. В ответ на его возмущение Траян заявил, что не отдаст Армению никому, а обратит её в римскую провинцию. Он приказал Партомасиру с его парфянской свитой покинуть лагерь, а сопровождавших его знатных армян распорядился задержать. Через несколько дней Партомасир погиб при неясных обстоятельствах. Траян в письме Хосрою отрицал свою вину и возлагал ответственность за произошедшее на самого царевича: якобы тот пытался скрыться и был убит сопровождавшими его римскими всадниками.

Император Траян и парфяне. Резьба по слоновой кости. Археологический музей Эфеса, Сельчук.

После смерти Партомасира римские войска без сопротивления заняли столицу Армении Артаксату и другие крупные города. Лузий Квиет захватил стратегически важный Битлисский проход и покорил мардов к востоку от озера Ван. Вексилляции IV Скифского легиона, продвигаясь на север, достигли Дарьяльского ущелья. Гай Бруттий Презенс, командовавший VI Железным легионом, воевал против лазов и сагинов в Кавказских горах. На зиму римские войска расположились гарнизонами в занятой ими стране. Первым наместником Армении был назначен Луций Катилий Север. В честь одержанных побед солдаты вновь провозгласили Траяна императором, а сенат присвоил ему прозвище Optimus (Наилучший), который он включил в свою официальную титулатуру и особенно им гордился.

Подчинение Месопотамии

Весной 115 года военные действия переместились на территорию Северной Месопотамии между Евфратом и верхним Тигром, где располагались зависимые от парфян царства Осроена и Адиабена. Доподлинно неизвестно, что именно послужило причиной римского вторжения и почему Траян не удовлетворился оккупацией одной лишь Армении. Из последующих событий складывается впечатление, что некоторые из сопредельных арабских правителей, воспользовавшись царившей в Армении неопределённостью, покусились на часть её территории, чем спровоцировали ответную агрессию. Римская армия продвигалась вперёд двумя колоннами, чтобы охватить верхнюю часть Месопотамии в огромные клещи. Лузий Квиет во главе одной из колонн из восточной части Армении вдоль берега Тигра вторгся в Адиабену. Её царь Мебарсап упорно сопротивлялся при поддержке правителя кочевых арабов-скинитов Маннея. Однако Лузий Квиет легко разгромил их силы, без боя занял Сингару, Либану, а также, возможно, Тебету.

Завоевание Армении и Верхней Месопотамии Траяном в 114–115 годах.

В это время ведший другую колонну Траян захватил Нисибис, принадлежавший царю Адиабены, и Батны, столицу княжества Антемусии. Убедившись в решимости римлян поставить под свой контроль всю страну, осроенский царь Абгар VII, ранее тщетно пытавшийся сохранить нейтральный статус, вышел с дарами навстречу Траяну и роскошно принял его в своей столице Эдессе. Подтвердив автономию Осроенского царства, Траян обратил остальные завоёванные территории в провинцию Месопотамия. В ходе этой кампании Траян получил целый ряд императорских аккламаций, а сенат даровал ему заветный титул Парфянский, который император, правда, не принял.

Землетрясение в Антиохии

Зимовать Траян вернулся в Антиохию. Здесь он чуть не погиб в сильном землетрясении 13 декабря 115 года, которое полностью разрушило не только саму Антиохию, но и несколько других крупных городов. Яркое описание катастрофы оставил римский историк Кассий Дион:

«В то время, когда император Траян находился в Антиохии, произошло страшное землетрясение (…) Вначале неожиданно прогремел жуткий гром, за ним последовало сильное сотрясение, вздыбилась вся земля, строения взлетели вверх, одни из них, поднятые на воздух, сразу обрушились и разбились на куски, другие же рушились, колеблемые в разные стороны, словно во время морской качки, и [их обломки] далеко разлетались на открытые места. Стоял ужасающий грохот трескающихся и ломающихся брёвен, черепицы и камней; и взметнулись столь огромные тучи пыли, что невозможно было ни увидеть ничего и ни сказать, ни услышать ни слова. Пострадало множество людей, даже тех, кто находился вне домов (…) Ужасные страдания претерпели те, кто был частично погребён под [обрушившимися] камнями и брёвнами и не мог ни выжить, ни принять мгновенную смерть».

Антиохия была крупным торговым центром, в который стекались торговые караваны из Малой Азии, Персии, Индии. В этом космополитичном городе сосуществовало множество различных народов и религий. Накануне землетрясения население города составляло около 500 000 человек.

Сила подземного толчка сегодня оценивается в 7,5 балла по шкале Рихтера. В переполненном городе погибло множество солдат и людей из императорского окружения. Одной из наиболее известных жертв стал консул Марк Педон Вергилиан. Император спасся, выпрыгнув в окно рушащегося здания. Уцелели также его жена Плотина и будущий император Адриан. Источники сообщают, что общее количество жертв землетрясения в Антиохии достигало 260 000 человек.

Падение Ктесифона

В начале 116 года римляне продолжили наступление против Адиабены. Воспользовавшись кораблями и загодя построенными зимой в Нисибисе деревянными понтонами, Лузий Квиет переправился через Тигр в районе современной Джизры. Находившаяся под его командованием армейская группировка двинулась на юг, взяв по пути Ниневию и адиабенскую столицу Арбелу. Крепость Аденистрия была захвачена изнутри: отправленный в качестве посла к царю Мебарсапу римский центурион Сентий угодил в темницу, но сумел освободиться, убил командира гарнизона, взбунтовал заключённых и открыл ворота крепости приближавшимся римским войскам. Полностью оккупированная территория Адиабены была обращена в провинцию Ассирия.

Кампания 115–116 годов.

Сам Траян в это время в сопровождении ещё одной военной группы и эскадры из 50 кораблей спустился вниз по течению Евфрата. Свой флот он намеревался использовать для нападения на парфянскую столицу Ктесифон. Для этого Евфрат планировалось соединить с Тигром каналом в районе Сиппара, где обе реки разделяет расстояние всего в 33 км. Однако на месте римляне выявили серьёзные трудности для проведения земельных работ такого масштаба, поэтому решили перетащить корабли из одной реки в другую волоком. После того, как флот был спущен на воду в Тигре, в январе 116 года римская армия сначала заняла Селевкию, а затем без боя вступила в Ктесифон. Царь Хосрой бежал из столицы, но его дочь, золотой трон и государственная казна достались победителям.

Взятие Ктесифона стало личным триумфом Траяна и кульминацией всего конфликта. Войска торжественно наделили его титулом Парфянский. Император приказал выпустить монеты с легендой PARTHIA CAPTA («Покорённая Парфия»).

Золотой ауреус Траяна 116–117 годов с его портретом на аверсе и легендой PARTHIA CAPTA («Покорённая Парфия») на реверсе.

Развивая наступление, римские войска оккупировали Мезенское княжество в устье Тигра. Траян прибыл в порт Харакс (Басра) и совершил короткое плавание по Персидскому заливу. Заметив вдали направлявшийся на восток корабль, он вознёс молитву духу Александра и произнёс: «Если бы я был молод, я вне сомнения также отправился бы в Индию».

Волнения и восстания

Между тем война ещё не закончилась. Захват Ктесифона шокировал парфян и заставил их забыть о внутренних разногласиях. В римскую ставку отовсюду стекались известия о вспыхнувших на завоёванных территориях восстаниях. Римские гарнизоны подвергались нападениям, многие солдаты погибли. Поддерживая восставших, в Северную Месопотамию вторглась парфянская армия во главе с братом царя Мехердатом. После его смерти командование перешло в руки его сына Санатрука, который оказался прирождённым лидером и превосходным организатором. Под его началом парфяне нанесли поражение Тиберию Юлию Максиму, которого Траян назначил наместником Месопотамии. Римский командующий погиб. Траян отправил на север Лузия Квиета. Действуя с беспримерной жестокостью, он сжёг дотла восставший Нисибис и взял взбунтовавшуюся Эдессу. Двое других римских военачальников, Эруций Клар и Юлий Александр, захватили Селевкию-на-Тигре, устроив резню её населения. Сам Траян нанёс парфянам поражение где-то неподалёку от Ктесифона.

Кампания 116–117 годов.

Достичь успеха парфянам мешали разногласия между военачальниками. Чтобы поддержать действия Санатрука, Хосрой отправил ему подкрепление под командованием своего сына Партамаспата. Ужиться друг с другом эти двое не сумели, и Партамаспат предложил свои услуги римлянам. Траян пообещал ему царскую диадему в обмен на признание зависимого статуса. Санатрук был ночью предательски схвачен и убит людьми Партамаспата. Его сын Вологез сумел избежать засады и вскоре возглавил сопротивление в Армении. Траян лично возложил диадему на голову Партамаспата в царском дворце в Ктесифоне, отметив это событие выпуском монет с легендой REX PARTHIS DATUS («Царь, данный парфянам»). Вологез добился в Армении некоторых успехов в борьбе с её наместником Катилием Севером, однако в конечном итоге согласился на перемирие с римлянами в обмен на ряд провинций. Получив передышку, Траян в начале 117 года перегруппировал войска, чтобы собрать всё, что осталось от Месопотамии.

Сестерций Траяна, отчеканенный в 116–117 годах, с его портретом на аверсе и сценой коронации Партамаспата. Легенда REX PARTHIS DATUS («Царь, данный парфянам»).

Осада Хатры

Главной целью римского наступления была выбрана Хатра. Её местоположение позволяло контролировать степи к западу от Тигра и жизненно важную дорогу между Месопотамией и Вавилоном. Кассий Дион писал:

«Город этот не отличается ни величиной, ни богатством; окружающая его местность представляет собой в основном пустыню и не имеет ни воды (кроме как в очень небольшом количестве и скверного вкуса), ни леса, ни корма для скота. Но само это месторасположение, делая невозможным ведение осады крупными силами, защищает [город], как и тот солнечный бог, которому он посвящён»

Несмотря на неоднократные попытки штурма и все старания римских военных инженеров, городские укрепления оставались неприступными. Через несколько месяцев у римской армии закончились припасы. Стали вспыхивать эпидемии. Значительную часть войск пришлось перебросить для подавления восстания иудеев, охватившего Палестину, Египет и Киренаику.

Летом 117 года началось общее отступление, во время которого император тяжело заболел. Он передал командование Адриану, а сам решил отправиться в Рим. Ему удалось добраться до Селинунта в Киликии, где болезнь окончательно взяла над ним верх. 9 августа Траян умер, назначив Адриана своим преемником. Его прах в золотой урне был торжественно похоронен в цоколе Колонны Траяна, на Форуме, также носящем его имя.

Реконструкция северных ворот Хатры, сделанная немецким археологом В. Андрэ в 1911 году. Город окружён мощными укреплениями, ворота оснащены изогнутым проходом.

Последствия войны

Хотя парфянский поход Траяна сопровождался впечатляющими победами, его окончание едва ли можно назвать успешным. Чтобы сохранить стабильность в истощённых войной восточных провинциях, Адриану пришлось отказаться от большинства завоеваний своего предшественника. Месопотамия и Ассирия, утраченные уже в 117 году, были окончательно сданы парфянам. Римские гарнизоны покинули Армению, царём которой стал Вологез I (117–144). Граница между Римом и Парфией вновь вернулась на старый рубеж по реке Евфрат.

После ухода римских войск Партамаспату, которого парфяне так и не признали, пришлось спасаться бегством. В 118 году Адриан передал ему престол перешедшей в зависимость от Рима Осроены, где тот правил до своей смерти в 123 году. Хосрой постепенно вернул себе прежнюю власть, однако всё оставшееся время его правления прошло в непрерывных войнах против Вологеза II. После смерти Хосроя около 128 года тот официально короновался царём Парфии.

Продолжение: От обороны к наступлению: военные кампании Рима против Парфии (163–166) в Армении, Осроене, Месопотамии и Мидии.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится