Седьмая и Восьмая пограничные войны на Капском фронтире: украденный топор, африканские предсказатели и восстание в Кафрарии
71
просмотров
Пророчество, сломившее дух коса.

К середине XIX века противостояние европейских колонизаторов и народа коса (кафров) на восточном фронтире Капской колонии вылилось в шесть Пограничных войн. Белые теснили африканцев, но пока не могли окончательно сломить их сопротивление. 1840–1850-е годы стали временем решающих событий в этом противостоянии. Новый виток конфликта начался с украденного топора.

Война топора

После завершения Шестой Пограничной войны и решения Лондона отказаться от аннексии земель к востоку от реки Фишривер ситуация на фронтире Капской колонии оставалась крайне напряжённой. «Договорная система», призванная уменьшить насилие на границе, вызывала всё большее недовольство как белых поселенцев, так и африканцев. Первые считали, что она не даёт им проучить коса за постоянные кражи скота, а вторые полагали, что белые многократно завышают количество похищенных животных, заставляя переплачивать за них. Новый губернатор Капской колонии генерал-лейтенант Перегрин Мейтленд, ветеран Наполеоновских войн, в 1844 году посетил восточный фронтир, отменил «договорную систему» и позволил поселенцам самим устраивать набеги на земли коса, чтобы компенсировать свои потери. Ситуация на границе стремительно ухудшалась и в любой момент могла перерасти в новую войну.

Генерал-лейтенант Перегрин Мейтленд, капский губернатор в 1844–1847 годах.

Поводом для конфликта стал топор стоимостью 4 пенса, отчего Седьмую Пограничную войну часто называют войной топора. Этот инструмент в середине марта 1846 года из лавки в Форт-Бофорте, одном из пограничных укреплений, украл вождь малозначительного клана коса Тсили. Преступник был арестован и под конвоем отправлен в Грэхемстаун, но по дороге конвой перехватили соплеменники вора, и после короткой схватки арестант сбежал. Верховный вождь рарабе-коса Сандиле отказался выдать беглеца.

В середине апреля генерал-майор Генри Сомерсет с поспешно собранным отрядом из 500 солдат, ополченцев-буров и койкойн отправился к краалю верховного вождя, но угодил в засаду коса под командованием самого Сандиле и вынужден был поспешно отступить, бросив десяток фургонов с боеприпасами. После этого коса восстали. Они переправлялись через Фишривер, захватывали скот и сжигали фермы поселенцев, а те бежали с семьями в Грэхемстаун.

Седьмая Пограничная заметно отличалась от предыдущих. Многие коса уже имели огнестрельное оружие и лошадей: оружие они покупали у контрабандистов, а лошадей крали у белых фермеров. К тому же у коса появился талантливый партизанский командир по имени Макома — один из братьев Сандиле, который по праву считается лучшим полководцем коса.

Макома понимал, что сеть британских фортов вдоль границы зависит от снабжения из Грэхемстауна и Порт-Элизабета, и потому сосредоточил усилия своих отрядов именно на линиях снабжения. Прячась в густом буше по берегам Фишривер, африканцы устраивали на дорогах заграждения, внезапно атаковали обозы, ломали фургоны и убивали тягловых волов. Британцам пришлось не только выделять сотни солдат, чтобы обеспечивать охрану обозов, но и широко привлекать силы африканских союзников-мфенгу. Коса отвечали организацией засад, обычно на переправах, действуя в манере «бей и беги» и стремительно растворяясь после атаки в буше. По словам одного британского офицера, «только так, как умеют дикари — как иголки в стоге сена».

Отряд коса переправляется через реку во время Седьмой Пограничной войны.

По мере увеличения размера конвоев коса пришлось собирать всё бо́льшие отряды. Это их и подвело.

7 июня 1846 года в узкой долине реки Гванга эскадрон 7-го полка драгунской гвардии случайно наткнулся на отряд в шесть сотен коса во главе с вождём Сийоло. Командовавший драгунами капитан Гарри Даррелл не стал ждать подкрепления, а повёл своих солдат в атаку в строю — по всем правилам кавалерийского искусства. Сийоло тоже попытался сражаться, как белые люди, собрав африканцев в плотный строй и скомандовав залп при приближении кавалерии. Но пули коса прошли над головами драгунов, и в следующее мгновения кавалеристы с саблями наголо врезались в их строй. Африканцы бросились врассыпную. Драгуны гнали их несколько километров. 270 коса были убиты. Британцы же потеряли всего одного офицера убитым, а ещё десять драгунов были ранены.

Поражение нанесло серьёзный удар по боевому духу коса. Их отряды стали уходить за Фишривер, и в середине июля губернатор Мейтленд отрапортовал, что Капская колония в безопасности. К концу месяца губернатор собрал на Фишривер внушительные силы: 3200 британских солдат, 5500 вооружённых белых поселенцев, 800 готтентотских солдат Капских верховых стрелков и 4000 мфенгу. Двумя колоннами они начали продвижение к реке Большой Кей. Однако в регионе свирепствовала засуха, и британцам трудно было прокормить тягловых животных, тащивших сотни фургонов с припасами. В августе губернатору Мейтленду пришлось отвести свои войска к низовьям Фишривер — только там можно было обеспечить снабжение армии по морю. Засуха тяжело ударила и по коса. На несколько месяцев боевые действия прекратились.

Создание Британской Кафрарии

С началом сезона дождей в феврале 1847 года возобновилась и война. Британские летучие колонны рыскали по землям между Фишривер и Кей, преследуя неуловимых коса, но без какого-то либо видимого результата — даже количество захваченного скота измерялось сотнями голов, а не тысячами. Британское правительство, недовольное резким ростом колониальных расходов, отозвало губернатора Мейтленда. К осени военным удалось сломить сопротивление коса. Сандиле и Макома угодили в плен. Прибывшему в декабре 1847 года новому капскому губернатору генерал-лейтенанту Гарри Смиту оставалось только провозгласить Седьмую Пограничную войну законченной.

Генерал-лейтенант Гарри Смит, капский губернатор в 1847–1852 годах.

Это он и проделал с присущей ему склонностью к театральным эффектам, собрав 23 декабря вождей коса в восстановленном городе Кингвильямстаун. Сначала вожди целовали ему ноги, а затем по приказу Смита был взорван фургон с порохом. Генерал заявил коса, что такая же судьба ждёт и их, если они ещё раз посмеют восстать против британского правления.

Земли между Фишривер и Большим Кей были объявлены британским владением — новой колонией Её Величества Британская Кафрария. Фактически это была воссозданная 11 лет спустя Провинция королевы Аделаиды. Коса было позволено остаться на её территории в отведённых им резервациях. Вождей колониальные чиновники ставили под свой контроль. В Кафрарии началось расселение белых колонистов.

Карта Британской Кафрарии.

Среди побеждённых коса вскоре появился новый пророк Мланджени. В своих проповедях он заявлял, что для того, чтобы разрушить наведённые белыми на страну коса колдовские чары, надо забить весь скот жёлтой и серой масти, и тогда великие предки их народа восстанут из мёртвых и прогонят белых обратно в море. Пророк стремительно набирал популярность. В августе 1850 года британцы безуспешно пытались его арестовать. В начале декабря в Кафрарию вместе с 73-м пехотным полком прибыл капский губернатор Гарри Смит и обнаружил, что белые колонисты массово в панике бросают фермы и стекаются в Кингвильямстаун, а вожди коса прячутся со своими воинами в буше. Губернатор отправился в Форт-Кокс — один из передовых оплотов колонизаторов, расположенный в 45 км к северо-западу от Кингвильямстауна, — и приказал вождям коса явиться туда. Большинство вождей вызов губернатора проигнорировало.

Вождь Макома, фотография начала 1870-х годов.

24 декабря 1850 года 600 британских солдат под командованием полковника Джорджа Маккинона выступили из Форт-Кокса на север, чтобы выполнить приказ губернатора и арестовать верховного вождя рарабе-коса Сандиле. Однако через несколько часов растянувшаяся колонна британцев вошла в узкий проход Бума на берегу реки Кейскамма и угодила там в засаду сотен воинов коса во главе с Макомой. С большим трудом полковнику Маккинону удалось прорваться, потеряв убитыми 27 нижних чинов, и затем кружным путём вернуться в Форт-Кокс. Так началась Восьмая Пограничная война — самая тяжёлая из всех, что европейским колонизаторам довелось вести на восточном фронтире Капской колонии.

Восстание

Рождественским утром 1850 года воины коса внезапно атаковали десятки поселений и фортов белых, некоторые взяв и уничтожив. Сам губернатор Смит был осаждён в Форт-Коксе и 31 декабря бежал в Кингвильямстаун, переодевшись простым солдатом Капских конных стрелков. В январе 1851 года коса под командованием Сандиле и Сийоло пытались атаковать Кингвильямстаун и передовой оплот британцев, Форт-Хэйр, но были отбиты с помощью интенсивного пушечного и ружейного огня.

К восстанию коса в Кафрарии в начале января 1851 года присоединились и другие африканцы. Жители созданных в 1820-е годы в качестве буфера между европейцами и африканцами готтентотских поселений на Катривер, притоке Фишривер, восстали во главе с ветераном полка Капских конных стрелков Виллемом Эйтхалдером. 22 января они захватили Форт-Армстронг, центр британской власти на Катривер. После этого около сотни солдат-койкойн Капских конных стрелков дезертировали и присоединились к войску Эйтхалдера. Это заставило губернатора Смита разоружить служивших в полку готтентотов и в дальнейшем восстановить эту воинскую часть уже как подразделение белых колонистов.

Воины коса и койкойн.

На северном краю Кафрарии восстало другое племя нгуни, тембу, во главе с вождём Мапаса, также терявшее свои земли под напором белых поселенцев. Тембу пару раз атаковали городок белых колонистов Уиттлсли, но были отбиты. К середине февраля с помощью прибывших с севера нескольких сотен конных буров восстание тембу было подавлено, а вождь Мапаса погиб в бою.

К концу января 1851 года в Кафрарию морем стали прибывать британские подкрепления. В середине февраля им удалось деблокировать Форт-Кокс и Форт-Хэйр, затем генерал-майор Соммерсет отбил Форт-Армстронг. К концу апреля после серии стычек война окончательно перешла в партизанскую стадию. Коса вождя Сандиле укрывались в своей естественной горной крепости — Аматольских горах в сердце Кафрарии, коса вождя Сийоло и койкойн Эйтхалдера скрывались в густом буше по берегам Фишривер, а Макома с несколькими сотнями воинов перешёл реку и окопался в лесистых долинах Ватерклофа на территории Капской колонии. Из своих укрытий коса совершали рейды на белые фермы. Их атаки парализовали дорожное движение на восточном фронтире.

Воины коса атакуют конвой белых.

Британская группировка на восточном фронтире была доведена до 5000 военных при поддержке африканских союзников-мфенгу. Каждый месяц колонны британцев отправлялись на зачистки в Аматольские горы, буш Фишривер и Ватерклоф, сжигали поля и угоняли скот. Уклоняясь от столкновений, коса устраивали засады на узких горных тропах. В одной из стычек с воинами Макомы в Ватерклофе в ноябре 1851 года погиб командир 74-го горского полка подполковник Томас Фордис.

Война в буше становилась всё безжалостнее. Британские офицеры соревновались в коллекционировании вражеских черепов, вешали на деревьях женщин и детей. В ответ коса пытали пленных британских солдат, заставляя их съедать отрезанные куски собственной плоти.

Британские войска наступают в Аматольских горах.

К неудовольствию Лондона, этой войне не было видно конца и края — во многом из-за позиции капского губернатора Гарри Смита, который отверг несколько попыток вождей коса вступить в переговоры, заявляя, что закончить войну может только полное выселение всех коса за реку Большой Кей.

Стычка британских солдат с коса.

На юг Африки отправлялись всё новые подкрепления. Гибель военного транспорта «Биркенхед» в феврале 1852 года на пути из Кейптауна в Ист-Лондон стала одной из ярких легенд викторианской эпохи — впечатляющей историей доблести и самопожертвования, которая вдохновила Киплинга на знаменитые стихи:

Но скверное дело — в парадном строю

Идти с «Биркенхедом» на дно,

Как шёл бедолага Бомбошка Вдовы,

Солдат и матрос заодно.

Почти салажонок, ну что он успел?

Едва до набора дорос,

А тут — иль расстрел, или драка в воде,

а всяко ершам на обсос,

И, стоя в шеренге, он молча тонул —

герой, а не солдоматрос.

Умиротворение

В начале 1852 года терпение британского правительства иссякло, и в марте Гарри Смит был отозван. Новым губернатором Капской колонии стал 58-летний генерал Джордж Каткарт — другой ветеран Наполеоновских войн, вместе с русской армией вошедший в Париж в 1814 году и бывший адъютантом герцога Веллингтона на поле битвы при Ватерлоо.

Генерал Джордж Каткарт, капский губернатор в 1852–1854 годах.

Изучив ситуацию на восточном фронтире, генерал Каткарт изменил стратегию. От рейдов больших колонн он перешёл к организации плотной сети расположенных на близком расстоянии друг от друга небольших укреплённых постов на возвышенных местах. Их занимали отряды посаженных на коней британских пехотинцев и африканских союзников-мфенгу, которые могли плотно контролировать окрестности. В июне 1852 года новая стратегия была впервые применена в Ватерклофе и через три месяца заставила Макому отступить на восток, покинув своё горное укрытие. В октябре капитулировал Сийоло, после чего британцы сосредоточились на умиротворении Аматольских гор.

В январе 1853 года Сандиле бежал за Большой Кей. Хотя верховный вождь гкалека-коса Сархиле и провозгласил нейтралитет в конфликте, британцы совершили несколько рейдов за реку и вернулись с богатой добычей — тысячами голов захваченного скота.

Капские конные стрелки атакуют коса.

В марте 1853 года губернатор Каткарт провёл переговоры с Сандиле, Макомой и другими вождями коса, завершив Восьмую Пограничную войну. В отличие от своего предшественника, он пошёл на уступки и подтвердил власть вождей. Они могли продолжать жить в своих резервациях на землях к западу от реки Большой Кей — за исключением Аматольских гор, объявленных «заповедником Её Величества».

Пророк Мланджени, отвергнутый своим народом, сгинул где-то к востоку от реки. Однако вскоре у коса появился новый пророк.

Катастрофа

Поражение в войне и завезённая вскоре после этого чума крупного рогатого скота надломили моральное состояние коса. Летом 1856 года до британских колониальных чиновников дошли слухи о появлении нового пророка. Девочка-подросток Нонкаусе, чьи видения интерпретировал её дядя Млаказа, предсказывала, что если коса истребят весь свой скот и не будут ничего сажать, то предки воскреснут, изгонят белых людей в море и приведут коса в новый мир, где у всех будет вдоволь еды и скота. Верность пророчества, с точки зрения коса, доказывал тот факт, что эти самые воскресшие предки уже воевали с британцами, которые называли их «русскими» — так причудливо в сознании коса преломились вести о Крымской войне и гибель победителя коса в Восьмой Пограничной войне генерала Каткарта в битве при Инкермане в ноябре 1854 года.

Конечно, верили пророчествам не все. Британские колониальные чиновники также по мере сил пытались переубедить африканцев. Тем не менее 85% коса забили свой скот, и к концу 1856 года туши около 40 000 животных гнили вдоль обочин дорог Британской Кафрарии. Предки не пришли, зато пришли голод и болезни. За два года чёрное население Британской Кафрарии сократилось со 105 000 до 38 000 человек. Дело доходило до каннибализма. Массы коса в поисках куска хлеба устремились в Капскую колонию, нанимаясь на фермы белых поселенцев.

Джордж Грей, капский губернатор в 1854–1861 годах, сокрушитель коса и маори.

Социальная структура коса рухнула. Новый капский губернатор Джордж Грей воспользовался ситуацией и массово конфисковал земли коса — до двух третей территории Британской Кафрарии перешли в руки белых поселенцев, а восточнее реки Большой Кей половина земель гкалека-коса были переданы африканским союзникам британцев мфенгу. Многие вожди во главе с Макомой и Сийоло были осуждены за разные правонарушения и отправлены на остров Роббен.

Десятилетия спустя старики коса признавали, что именно события 1856 года окончательно сломили их народ. В 1835, 1847 или 1853 годах они просто шли на перемирие, чтобы получить передышку в войне. Но после 1856 года они были покорены. Однако точка в противостоянии ещё не была поставлена — последний бой коса дадут через четверть века после окончания Восьмой Пограничной войны.

Продолжение следует: Девятая Пограничная война на Капском фронтире

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится