Семь поздних крестовых походов
87
просмотров
Семь христианских экспедиций против сельджуков, мамлюков, берберийских пиратов и османов в XIV веке и их позднейшие отголоски.

1291 год, год падения Акры и крестоносного Заморья, стал поворотной точкой в истории крестовых походов на Восток. Никогда больше христианские государства не смогли предпринять скоординированных атак такого размаха и вовлечённости, как в XII–XIII веках. Тем не менее идея крестового похода продолжала жить, хотя и не столь масштабно, как прежде. XIV–XVI века стали эпохой поздних крестовых походов, для которой были характерны скорее не продолжительные кампании, а локальные акции с хорошей предварительной подготовкой и ничтожными результатами. Сбор средств на крестовые походы был упорядочен и усовершенствован, практика индульгенций, значительная доля выручки с которых шла на крестовое дело, широко распространилась, а пропаганда походов приобрела чёткую структуру и бюрократическую основательность. Однако эти технические успехи не были поддержаны на политическом уровне: противостояние Англии и Франции, Франции и Арагона, кризис папства в XIV веке — всё это не способствовало объединению усилий христиан. Вдобавок теперь крестоносцам противостояли не разрозненные эмираты Сирии, Месопотамии и Малой Азии, а мощные централизованные державы мамлюков и османов.

Планы крестоносцев

Утрата Палестины породила настоящую волну научных трактатов, политических меморандумов и стратегических концепций о возвращении Святой земли. Известны десятки такого рода сочинений. Среди их авторов были короли (Генрих II Кипрский, Карл II Неаполитанский), крупные чиновники (Пьер Дюбуа, Гийом де Ногаре), магистры военных орденов (Жак де Моле, Фульк де Вилларе), учёные (Раймунд Луллий), монахи, купцы и врачи. Если систематизировать ключевые идеи этих общих размышлений и конкретных планов действий, то можно выявить более-менее господствующий взгляд на принципиальные подходы к возвращению Святой земли.

Жак де Моле — последний магистр тамплиеров и автор одной из записок по отвоеванию Святой земли.

Идеальный стратегический план состоял из трёх элементов:

  1. экономической блокады Египта, которая включала эмбарго на товары военного назначения, прежде всего железо и древесину, значительную часть которых мамлюки получали от «дурных христиан», то есть итальянских морских республик, а также отказ от ввоза в Египет рабов из южнорусских степей, бывших важным источником пополнения армии;
  2. завоевания одного или нескольких плацдармов — например, крупного порта, способного принять большой флот и стать начальным пунктом будущего наступления;
  3. генерального наступления, причём в походе должна была участвовать хорошо обученная армия во главе с опытными командирами — простые пилигримы и паломники в экспедицию не допускались.

Среди направлений крестового похода указывались — в зависимости от предпочтений получателя докладной записки — Киликия, Константинополь, Андалузия, Тунис, Палестина и, преимущественно, Египет. Численность «идеальной» армии варьировалась в диапазоне 15 000–25 000 человек. Например, магистр ордена тамплиеров Жак де Моле считал, что для отвоевания Святой земли необходимо 12 000–15 000 рыцарей и 5000 пехотинцев, половину из которых будут составлять арбалетчики. Популярна была идея о совместных действиях с монголами, но жизнеспособность таких ожиданий в начале XIV века была сомнительна. Другой модной идеей был проект объединения рыцарских орденов в единый орден Святого Духа численностью в 2000 рыцарей и 4000 сержантов с основной базой на Кипре.

Рыцарские ордены

Ордены, в сознании большинства виновные в крахе крестоносных государств из-за бесконечных эгоистических свар и ссор, переживали тяжёлые времена и период своего рода перезагрузки. Три больших ордена — тамплиеры, госпитальеры и тевтонцы — применили разные стратегии выживания и возрождения. Наиболее незавидной оказалась судьба тамплиеров. Избравшие в качестве штаб-квартиры Париж рыцари оказались заложниками политики легизма, которую проводил французский король Филипп IV Красивый. Используя зависимость от него папы римского и грязные слухи как предлог для расправы, король ликвидировал орден Храма (1307–1312) и в 1314 году казнил великого магистра Жака де Моле. Эта история ужаснула тогда многих.

В планах короля была и расправа над госпитальерами, но те обладали достаточной дальновидностью, чтобы держать свои лучшие силы на периферии христианского мира. Тяготясь кипрским гостеприимством (рыцари находились на острове в 1291–1306 годах), госпитальеры решили завоевать собственную землю. В начале XIV века каталонские и генуэзские авантюристы захватывали форпосты в Эгейском море, пользуясь немощью когда-то великой Византийской империи. По этому же пути решили пойти госпитальеры. Их выбор пал на Родос. С помощью генуэзских пиратов рыцари 23 июня 1306 года высадились на острове. Борьба с греками продолжалась до 15 августа 1310 года, когда цитадель Родоса капитулировала, и остров полностью перешёл во владение госпитальеров более чем на два века. Рыцарский Родос стал могучим оплотом христианства в борьбе с набиравшими силу османами.

Форты родосской гавани.

Тевтонцы после падения Акры окончательно перенесли центр своих усилий на балтийское побережье Восточной Европы и в 1309 году оборудовали главную резиденцию в Мариенбурге. Их борьба против язычников и схизматиков Пруссии, Литвы и Руси стала основным сюжетом Северных крестовых походов в XIII–XV веках. Наряду с родосскими (позднее мальтийскими) рыцарями тевтонцам удалось создать собственное государство, ставшее ядром будущей Германской империи.

Другими влиятельными рыцарскими орденами того времени были испанские ордены Калатравы, Алькантары и Сантьяго, однако их деятельность ограничивалась преимущественно территорией Пиренейского полуострова.

Тевтонский рыцарь.

Сражение за Смирну

На протяжении XIV века в Средиземноморье можно насчитать семь больших экспедиций, проведённых под знамёнами крестового похода:

  • поход папской лиги на Смирну (1343–1345);
  • поход дофина Умберта II Вьеннского (1345–1346) как продолжение предыдущего;
  • два похода кипрского короля Петра I Лузиньяна (1361 и 1365);
  • поход «Зелёного графа» Амадея VI Савойского (1366–1367);
  • поход Людовика II Бурбонского (1390);
  • венгеро-французский поход на турок-османов (1396).

За исключением последнего цели походов ограничивались вторым пунктом вышеизложенного плана — захватом плацдарма. Посмотрим в общих чертах, как развивались эти кампании.

К началу XIV столетия Иконийский султанат сельджуков окончательно распался на два десятка бейликов (эмиратов, княжеств). Они воевали между собой и с другими соседями, в результате чего возвышался то один, то другой бейлик (Караман, Гермиян, Караси и другие). С середины XIV века всё более росло могущество Османов, но многие бейлики попали под их власть только ближе к середине XV века. В 1330-х годах заметное значение приобрёл бейлик Айдын, расположенный на малоазийском побережье Эгейского моря в районе современного Измира (древней Смирны). Его деятельный правитель бей Умур создал большой флот, насчитывавший до 250 кораблей разных типов, и 15-тысячную армию. С помощью своего флота Умур пытался контролировать морские коммуникации в районе греческого архипелага и стал большой проблемой для итальянской международной торговли.

Памятник Умуру Айдынскому.

В 1343 году новоизбранный папа Климент VI провозгласил крестовый поход против турок, реальной задачей которого было сокрушение удачливого турецкого пирата. В венецианских хрониках уточнялось, что поход был предпринят «из-за вздорожавших поставок зерна». Была создана Священная морская лига в составе Папского престола (четыре галеры), Кипрского королевства (четыре галеры), Венеции (шесть галер) и госпитальеров Родоса (шесть галер). Эту крестоносную флотилию возглавил латинский патриарх Константинополя Энрико Асти, но главную военную роль играли генуэзец Мартино Дзаккария, командовавший папской эскадрой, и венецианский адмирал Пьетро Дзено.

Военно-морское превосходство крестоносцев оказалось подавляющим. 13 мая 1344 года они уничтожили в гавани Паллини 52 айдынских корабля и тем самым подавили активность вражеского флота в Эгейском регионе. 28 октября того же года крестоносцы внезапно ворвались в гавань Смирны и выбили турок из порта и нижнего города. Умур закрепился на акрополе и оттуда продолжал сопротивление. Установилось некоторое равновесие. У крестоносцев не хватало сил на наземную операцию, у Умура — на возвращение Смирны.

День 17 января 1345 года закончился для христиан катастрофой. Внезапная вылазка людей Умура на территорию древней церкви епископов Смирны, находившейся на «ничейной земле», в то время как там проходила месса с участием главных крестоносцев, обернулась резнёй. В ней погибли все вожди похода: Энрико Асти, Мартино Дзаккария и Пьетро Дзени. Остатки христианской армии отступили в прибрежную крепость и стали слать на Запад мольбы о помощи.

Поход на Смирну, 1344 год.

На призыв откликнулся только дофин Умберт II Вьеннский, убедивший папу поставить его во главе новой экспедиции. Переговоры и приготовления заняли целый год, и всё это время в Смирне сохранялся статус-кво. Численность новой крестоносной армии составляла 2300 воинов и 70 рыцарей на десяти галерах (из них четыре принадлежали дофину, четыре — папе, одна — госпитальерам и одна — венецианцам). 12 декабря 1345 года Умберт отбыл из Венеции и после продолжительной стоянки в Негропонте, где дошло до стычек между людьми дофина и генуэзского адмирала Симоне Веньозо, 8 июня 1346 года прибыл в Смирну.

Сил крестоносцев было недостаточно для серьёзных операций, к тому же госпитальеры вступили в мирные переговоры с Умуром и не горели желанием продолжать борьбу. Поэтому, пробыв лето в городе и совершив несколько рыцарских вылазок, Умберт в сентябре отбыл на Родос. Переговоры, иногда сопровождавшиеся локальными боями, длились до 1351 года и подтвердили сложившее положение дел. Госпитальеры закрепились в нижнем замке и удерживали его до нашествия Тамерлана на Малую Азию в 1402 году. Тем самым они лишили бейлик Айдын главной морской базы, что значительно подорвало их способность угрожать христианскому судоходству.

Атака на Александрию

Захват Александрии в 1365 году прославил кипрского короля Петра I Лузиньяна. Это было одно из самых знаменитых деяний эпохи поздних крестовых походов. Его воспели в поэмах, где Петра сравнивали с Александром Великим и возлагали надежды как на нового Готфрида Бульонского. Такая реакция несопоставима с последствиями подвигов короля, но легко объяснима в контексте своего времени: страшных лет «чёрной смерти», ужасов Столетней войны и экономического упадка, что, в том числе, объяснялось в народе предательством дела крестовых походов. Другим впечатлившим современников событием стало поражение мамлюков, чья военная репутация после потери христианами Сирии и Палестины была чрезвычайно высока. Даже в русских летописях под 1366 годом мы находим такую запись:

«Имея силу многу кипрские воинства (…) поиде ратью на Александрию Египетскую, и изби и пожже и плени всех тамо живущих Сарацин».

На этом фоне Пётр стал «королём надежды» и легендой.

Пётр Лузиньян взошёл на престол в 1359 году по смерти своего отца Гуго IV. Кипр, как и многие государства вокруг, стал жертвой эпидемии чумы. Население острова сократилось с 200 000 до 120 000 человек, деловая активность заметно упала. Несмотря на это, Пётр, вдохновляемый своими романтически настроенными друзьями Пьером де Томасом и Филиппом де Мезьером, проявил невиданную доселе для правителей Кипра решительность. В 1360 году он взял под своё покровительство киликийскую крепость Коргихос, а 24 августа 1361 года при поддержке генуэзцев и госпитальеров захватил малоазийский порт Атталия. Морские рейды вдоль южного побережья Малой Азии осенью того же года закрыли проблему турецкого пиратства в регионе. Трижды турки безуспешно пытались отбить Атталию (1361, 1362, 1370), но только в 1373 году, с началом кипро-генуэзской войны, киприоты утратили город.

Порт Александрии.

Первые успехи воодушевили Петра, и он стал задумываться об организации большого крестового похода. Для этого он в 1362–1365 годах совершил политическое турне по Европе, посетив Венецию, Падую, Верону, Милан, Геную и Авиньон. В Авиньоне Пётр встречался с папой Урбаном V и французским королём Иоанном Добрым и принял крест 14 апреля 1363 года. Затем кипрский король, пользуясь установившимся после мирного договора в Бретиньи (1360) относительным затишьем, побывал во Фландрии, Брабанте и Германии. В августе 1363 года Пётр I Лузиньян прибыл в Париж, где обсудил с Иоанном Добрым планы грядущего похода. Далее его путь лежал через Нормандию в Англию, а оттуда через Париж — в Аквитанию. Весной 1364 года король отправился в Германию и Польшу (Франкония, Саксония, Прага, Краков) и обсудил перспективы нового похода с императором Карлом IV Люксембургом, венгерским и польским королями. В ноябре того же года через Австрию Пётр прибыл в Венецию. Впечатляющий вояж сопровождался пышными приёмами и пылкими обещаниями, но на деле обернулся несколькими галерами от генуэзцев, венецианцев и госпитальеров.

Подобный расклад не смутил Петра, и осенью 1365 года он предпринял самое громкое дело в истории крестовых походов XIV века — захват Александрии, крупнейшего порта Средиземноморья. 4 октября 1365 года собранный на Родосе флот из 100 кораблей (в том числе 33 галеры) с 10-тысячной армией, включавшей тысячу рыцарей, вышел в море. Только после этого было объявлено, что целью похода является Александрия. Секретность была соблюдена, и 9 октября, когда богатейший мамлюкский город пребывал в безмятежности и неге, корабли крестоносцев показались на его рейде.

На следующий день состоялся общий штурм. Киприотская армия, обнаружив часть стен незащищёнными, атаковала этот участок, и к вечеру город был в руках нападавших. Грабёж Александрии продолжался три дня. Добро сносилось на корабли, туда же сгонялись пленники, которых было не менее 5000 человек. Ослов и верблюдов, перевозивших награбленное, резали тут же, на берегу — им не было места на перегруженных судах. Это обстоятельство, а также тот факт, что захватчики разрушили две трети городских ворот, доказывают, что Пётр не собирался оборонять город. Поднятая по тревоге мамлюкская гвардия выдвинулась из Каира и 16 октября вошла в Александрию — как раз в тот момент, когда последние корабли крестоносцев уходили в море. Сарацины нашли в порту тюки специй, которые не успели погрузить, разрушенные цистерны, из которых нефть и мёд текли на мостовую, и нетронутый арсенал.

Европа встретила весть о разорении Александрии с восторгом. Однако не всем это событие пришлось по душе. Венецианцы обратились к папе с просьбой остудить пыл кипрского крестоносца. Понтифик лавировал между ролью вождя крестоносного движения и просьбами «миротворцев». В результате поход на Бейрут был отложен, но в 1366 году Пётр с неукротимой энергией организовал новую экспедицию.

В январе 1367 года флот примерно той же численности, что и в александрийском набеге, вышел в море, но буря разметала корабли. Король вернулся на Кипр. Однако эскадра гасконца Флоримона де Леспарра, насчитывавшая 15 галер, совершила нападение на Триполи, что в современном Ливане, и две недели хозяйничала там. Осенью того же года Пётр предпринял рейд вдоль сирийского и киликийского побережья. В 1368 году он отправился во второе политическое путешествие на Запад с целью агитации за новый крестовый поход. Мир между Египтом и Кипром был подписан только в 1370 году, после убийства короля 17 января 1369 года.

Убийство кипрского короля Петра I Лузиньяна.

Поход «Зелёного графа»

Пока Пётр Лузиньян геройствовал на Востоке, сражаясь с мамлюками, для Запада всё более явственной становилось угроза, исходившая от османских турок. Захват на европейском берегу Галлиполи, Дидимотики и Адрианополя (1354–1361) кардинально менял сложившийся политический расклад. Турки с семьями селились на новых землях и основательно там обустраивались. Восшествие на османский престол султана Мурада I в марте 1362 года ещё сильнее обострило ситуацию. В 1363 году турки захватили Филиппополь (ныне Пловдив). Через три года столица османов была перенесена в Адрианополь (Эдирне). Византийскому императору Иоанну V Палеологу, зажатому в Константинополе с двух сторон, не оставалось ничего другого, кроме как обратиться за поддержкой к папе. На призыв Урбана V откликнулся Амадей VI Савойский по прозвищу «Зелёный граф», который поступил так не в последнюю очередь потому, что был двоюродным братом Иоанна.

Амадею удалось собрать армию из 1800 человек (не считая моряков) на 15 галерах: шесть из них были генуэзскими, пять — венецианскими и четыре — марсельскими. Местом сбора был объявлен Корон, где к 19 июля 1366 года эскадры соединились. Целью нападения был выбран Галлиполи — стратегический пункт в Дарданеллах, связывавший две части османских владений. 15 августа крестоносцы выступили из Негропонта, через два дня высадились у Галлиполи, а 23 августа взяли город. Амадей казнил захваченных турок, оставил в городе гарнизон в 200 человек под командованием Жака Люцернского и двинулся к Константинополю. Там Амадей усилился пятью галерами и вошёл в Чёрное море, чтобы освободить взятого в плен болгарским царём императора. Он с лёгкостью захватил несколько городов вдоль побережья и 25 октября подошёл к главному болгарскому порту Варне. Царь Шишман пошёл на переговоры, и 21 декабря Иоанн V Палеолог был освобождён. Амадей продал завоёванные города византийцам за 15 000 флоринов, чтобы покрыть расходы на армию. 14 мая 1367 года «Зелёный граф» сжёг две маленькие крепостцы османов на берегу Мраморного моря. Это были его последние победы.

4 июня Амадей покинул Константинополь и 31 июля высадился в Венеции как триумфатор. Правда, триумф этот был эфемерным.

Остатки Галлиполийской крепости.

Берберский крестовый поход

Крестовый поход 1390 года был задуман как предприятие против берберийских пиратов, а именно против их главной базы — Махдии в Тунисе. Главным заказчиком предприятия выступила Генуя, чья торговля в Западном Средиземноморье сильно страдала от действий разбойников. Помимо ликвидации пиратства, генуэзцам был нужен свой перевалочный пункт в Северной Африке (в 1388 году совместная генуэзско-пизанско-сицилийская экспедиция захватила остров Джерба в Тунисе, но он остался за сицилийцами).

В 1389 году генуэзцы отправились во Францию. На переговорах они обещали предоставить морской транспорт и провиант, если французы выставят рыцарскую армию. В результате заключённого договора Людовик II Бурбон, принц крови и ветеран Столетней войны, возглавил крестоносную армию. Среди видных командиров его армии были коннетабль Франции Филипп д’Артуа и адмирал Франции Жан де Вьен. Всего французы выставили свыше 1000 рыцарей, из которых более 200 известны по именам. Генуэзцы собрали 1000 арбалетчиков и 2000 пехотинцев, не считая моряков. 1 июля 1390 года армия двинулась морем по маршруту Марсель — Генуя — Корсика — Сардиния — остров Канильера. Там был выработан окончательный план экспедиции. Решено было штурмовать и в случае необходимости осадить хорошо укреплённый город Махдия.

Осада Махдии, 1390 год.

22 июля крестоносцы беспрепятственно высадились на африканском берегу. Флот блокировал гавань, а сухопутные силы отрезали город от большой земли. Мусульмане были многочисленны, но плохо подготовлены, что давало возможность рыцарям показать свою удаль в череде стычек. Только через семь недель, после сооружения осадных машин, началось серьёзное давление на город. Нехватка воды и приближение помощи осаждённым от султанов Туниса и Тлемсена вынудили крестоносцев под давлением генуэзцев пойти на мирный договор с хафсидским султаном Туниса Ахмедом II. По условиям договора Ахмед выплачивал 10 000 дукатов и соглашался на 15-летнюю дань генуэзцам в размере годового дохода Махдии в обмен на уход крестоносцев из Африки.

На обратном пути генуэзцы воспользовались услугами французов, чтобы взять под свой контроль Кальяри, якобы помогавший берберийским пиратам, и Террацину на итальянском побережье. Французы вернулись домой как герои, несмотря на сомнительный успех кампании. Их рассказы возродили моду на крестовые походы среди местного рыцарства, что, безусловно, сказалось на участии последних в большом походе против османов в 1396 году.

Берберийский крестовый поход.

Разгром под Никополем

Конечно, не берберийские пираты были главной опасностью для Запада в конце XIV века, а турки-османы. Правление Мурада I стало временем зарождения новой великой державы — Османской империи. Список побед султана венчала битва на Косовом поле 15 июня 1389 года, где он нашёл свою гибель. Султан основал корпус янычар, укрепил и расширил систему тимаров (земельных наделов за воинскую службу), при нём возникла турецкая артиллерия (первое упоминание о ней относится к 1389 году), были завоёваны большие территории в Европе. Дело Мурада достойно продолжил его сын Баязид. В 1393 году пала столица болгарского царства Тырново, а через два года — Видин, последний оплот сопротивления.

Воины Османской империи, начало XV века.

Смертельная опасность нависла над всей Центральной Европой. Король Венгрии Сигизмунд I Люксембург призвал христианских властителей дать отпор «новым сарацинам». Результатом его усилий стало формирование общеевропейской крестоносной армии, ядро которой составило франко-бургундское рыцарство и венгерское войско. Контингенты рыцарей от Англии до Польши дополняли пёструю внушительную силу, о численности которой существуют самые разные мнения. На наш взгляд, турки имели небольшой перевес — примерно 35 000 против 30 000. Впрочем, это дискуссионный вопрос — в отличие от итогов сражения.

25 сентября 1396 года крестоносцы были полностью разгромлены в битве при Никополе. Решающий вклад в поражение христиан внёс 5-тысячный сербский корпус, сражавшийся на стороне султана. Христианская армия была частично уничтожена, частично пленена, а большей частью рассеяна. Венгрия лежала у ног Баязида, но тяжёлые потери вынудили его отказаться от немедленного наступления. Султан предпочёл завершить свои завоевания в Греции и Малой Азии.

Бесславное поражение крестоносной армии имело сильный резонанс на Западе и значительно снизило популярность идеи крестовых походов среди европейской знати.

Битва при Никополе 25 сентября 1369 года. Бегство христиан.

Крестовые походы в XV–XVII веках

В конце Средневековья и начале Нового времени крестовыми походами провозглашались многие военные действия против еретиков и мусульман, но то было скорее данью традиции и способом поднять престиж предприятия. Наиболее известны войны против гуситов в 1420–1430-х годах, антитурецкие лиги XV–XVII веков и борьба с протестантами: война с Нидерландами и поход Великой Армады в 1588 году. Особняком стоят экспедиции испанских крестоносцев против мавров в Гранаде и Северной Африке.

Все пять крестовых походов против гуситов закончились поражением. Чешское национально-освободительное движение удалось погасить не военными экспедициями, а благодаря внутреннему расколу в стане чехов с помощью комбинации политических мер. Антитурецкие лиги в начале XVI века находились в самом неприглядном виде. Османы усилились до того, что стали наносить морские поражения венецианцам. В 1516–1517 годах турецкий султан сокрушил мамлюков и готовился к новому походу на Европу.

Папа Лев X под лозунгом священной войны за веру заручился обещаниями императора Максимилиана I, французского короля Франциска I и английского короля Генриха VIII участвовать в великом крестовом походе, однако эти обещания оказались пустым звуком. Словно в насмешку, турки в 1521 году взяли Белград — ключ к Венгрии.

Осада турками Родоса в 1480 году.

Единственной надеждой крестоносного движения оставались иберийцы — арагонцы, кастильцы и португальцы. Их крестоносный дух был ещё крепок, даже если они и злоупотребляли его пропагандой. Однако это движение к Иерусалиму через Африку (Тунис, Алжир и Триполи) привело к прямому противостоянию с Османской империей и стало частью общеевропейской антитурецкой борьбы, ставшей особенно грандиозной, когда Испания объединилась со Священной Римской империей под скипетром Карла V Габсбурга. Апогеем этих антиосманских крестовых походов стала победа флота Священной лиги над турками при Лепанто 7 октября 1571 года.

Неумирающая идея

Представления о крестовых походах как о бескомпромиссной борьбе в защиту или против чего-то до сих пор применяются в политической риторике. Например, Джордж Буш-младший через пять дней после атаки на башни-близнецы в сентябре 2001 года заявлял о крестовом походе против терроризма. Однако в данном случае он имел в виду несколько иное значение английского слова crusade — не крестовый поход как таковой, а «мощное усилие против». Тем не менее Бен Ладен подхватил и перекрутил этот посыл, вещая о возвращении крестоносцев на Восток и призывая к джихаду. Крестовые походы стали использоваться исламскими пропагандистами как нравоучительный рассказ с «полезными фактами» и «уклоном в нужную сторону».

Параллели между современностью и крестовыми походами стали расхожей темой на Ближнем Востоке ещё со времён падения колониальной системы. Благодаря Абделю Насеру появилась новая сюжетная линия «сионистов-крестоносцев». Войны последних десятилетий в Ираке, Афганистане и Сирии добавляли убедительности доводам радикалов о «новом крестовом походе».

Между тем католическая церковь, одержимая духом толерантности и раскаяния за прошлое, принесла извинения за крестовые походы и, сама того не желая, сыграла на руку исламистам. Это камлание вокруг «столкновения цивилизаций» имеет мало отношения к реальным крестовым походам, и только тщательное изучение истории и правдивое изложение фактов может противостоять версиям новоявленных подстрекателей.

Продолжение: Малые крестовые походы: 10 экспедиций небольшого масштаба и без порядковых номеров в Святую землю, против еретиков и «плохих» католиков в XII — начале XIV века

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится