«Серый призрак» и его рейнджеры: великий фургонный рейд Джона Мосби во время гражданской войны в США.
199
просмотров
В армии Конфедерации существовало особое подразделение, чаще всего действовавшее в тылу противника, — 43-й батальон Виргинской кавалерии. Батальоном командовал Джон Мосби по прозвищу «Серый призрак». В августе 1864 года, после того как федеральная армия вторглась в долину Шенандоа в Виргинии, именно отряд рейнджеров Мосби должен был дезорганизовать вражеский тыл, перерезать пути снабжения и добывать разведывательную информацию. Со всеми этими задачами Мосби справился на отлично.

В 1864 году одним из основных театров боевых действий Гражданской войны в США стала долина Шенандоа в Виргинии. Во-первых, она была важным сельскохозяйственным районом Конфедерации, а потому федеральное командование намеревалось либо взять её под контроль, либо превратить в выжженную пустыню. Во-вторых, находившиеся здесь войска Конфедерации (корпус генерал-лейтенанта Джубала Эрли) непосредственно угрожали Вашингтону. В свою очередь, конфедераты прилагали все усилия, чтобы воспрепятствовать захвату долины врагом, защитить свои дома и посевы.

1 августа 1864 года была создана федеральная «армия Шенандоа» из трёх корпусов (48 000 человек, из которых 6400 кавалерия), а 7 августа её командующим назначили генерал-майора Филипа Шеридана. Именно на него возлагалась задача по очищению долины Шенандоа от войск конфедератов. Армия сосредоточилась на северной окраине долины в районе города Харперс-Ферри в Северной Виргинии. Этот район был известен как «Конфедерация Мосби», значительная его часть контролировалась рейнджерами южан под командованием Джона Мосби по прозвищу «Серый призрак».

«Серый призрак» и его рейнджеры

На момент описываемых событий у подполковника армии Конфедерации Джона Мосби за плечами был 31 прожитый год (родился 6 декабря 1833 года), тюремный срок за убийство в рамках самообороны, юридическое образование и легендарная репутация по обе стороны фронта. С конца 1862 года Мосби во главе небольших кавалерийских отрядов совершал рейды в тылы северян, добывая ценную разведывательную информацию и внося дезорганизацию в ряды врага. Кульминацией его действий стал захват в плен бригадного генерала Эдвина Стаунтона (а также лейтенанта, телеграфного оператора, 30 рядовых и 58 лошадей без единого выстрела и каких-либо потерь) в марте 1863 года.

Джон Мосби.

Впечатлённый достижениями Мосби, командующий Северо-виргинской армией генерал Роберт Ли разрешил ему сформировать отдельный кавалерийский отряд для действий в тылу противника. Так в армии Конфедерации официально появилось уникальное подразделение — 43-й батальон Виргинской кавалерии (43rd Battalion of the Virginia Cavalry), созданный Джоном Мосби 10 июня 1863 года. К лету 1864 года батальон состоял из пяти кавалерийских рот (А, B, C, D, E) и одной артиллерийской роты общей численностью около 400 всадников при двух горных гаубицах.

Этот батальон стал единственным подразделением южан, которое со второй половины 1863 года действовало в тылу федеральной армии. Районом деятельности Мосби была Северная Виргиния от долины Шенандоа на западе вдоль реки Потомак и до Александрии на востоке, ограниченная на юге рекой Раппаханнок. При этом основная активность рейнджеров была сосредоточена в округах Фокье и Лоудон, благодаря чему эта область стала известна как «Конфедерация Мосби». Отряды Мосби атаковали врага как на виргинском театре военных действий, так и на вашингтонском направлении (Потомакскую армию).

Своими партизанскими действиями рейнджеры Мосби в буквальном смысле поставили на уши федеральное командование. Мосби часто разделял свой отряд на небольшие ударные группы под командованием доверенных офицеров, поэтому его рейнджерский батальон мог одновременно действовать в нескольких местах: иногда по ночам случалось по несколько синхронных набегов на аванпосты северян на разных направлениях. Южане атаковали армейские обозы, небольшие подразделения, пункты связи и любые другие подходящие цели. Неожиданные удары то тут, то там дезорганизовали тылы и не давали федералам спокойно спать. Такую тактику Мосби объяснял тем, что внезапностью и безрассудством он вынужден компенсировать превосходство врага в численности. Несмотря на действия во вражеском тылу, все бойцы отряда были обмундированы в серую униформу армии Конфедерации (по её цвету Мосби и прозвали «Серым призраком») — это подчёркивало, что они официальные солдаты регулярной части, а не партизаны.

Отряд действовал полностью автономно, вооружаясь и снабжаясь за счёт противника. Мосби вспоминал:

«Мы ничего не просили у Ричмонда, кроме серых курток, которые носили мои люди. Лошадьми и оружием мы были полностью экипированы противником, но, поскольку мы захватили гораздо больше, чем могли использовать, излишки были направлены на снабжение армии Ли. Мулы, которых мы послали ему, составили большую часть его транспорта, а захваченные сабли и карабины были переданы его коннице: для нас они были бесполезны».

Основное вооружение рейнджеров Мосби — шестизарядный револьвер Кольта образца 1860 года.

Последняя ремарка неслучайна: Мосби крайне скептически смотрел на классическое вооружение кавалериста того времени — карабин и саблю. Известна его фраза, сказанная в самом начале войны, в которой он выразил своё отношение к холодному оружию: «Перед тем как мы покинули Абингдон, нас вооружили саблями, но, насколько я слышал, их использовали лишь для жарки мяса над огнём». Рейнджеры «Серого призрака» не использовали ни сабель, ни ружей — вместо этого каждый из них был вооружён парой шестизарядных армейских револьверов Кольта образца 1860 года. Себя Мосби считал первым кавалерийским командиром, который полностью отказался от сабли, «отправив её в музей как бесполезную древность». Мосби говорил: «Я думаю, что моё командование достигло высшей точки эффективности для кавалерии, потому что они были хорошо вооружены двумя шестизарядными револьверами, и их выстрелы сочетали в себе эффект огня и шока». Практически все рейнджеры Мосби были отличными стрелками, благодаря чему достигали успеха в действиях против численно превосходящего противника: пока кавалеристы северян пытались открыть огонь из своих карабинов, рейнджеры уже успевали сделать несколько залпов.

Федеральные войска потратили немало времени и усилий, чтобы если не снять, то по крайней мере уменьшить угрозу со стороны рейнджеров. Кроме войск Шеридана, против Мосби действовали войска прикрывавшего Вашингтон 22-го армейского корпуса Потомакской армии под командованием генерал-майора Кристофера Аугура. В «Конфедерации Мосби» и вокруг неё были сосредоточены несколько тысяч кавалеристов, в том числе 8-й Иллинойский кавалерийский полк (около 600 кавалеристов под командованием майора Уайта), считавшийся лучшим полком Потомакской армии. Всем этим силам пришлось заниматься охранной службой в тылу, вместо того чтобы воевать на фронте.

Северяне объективно оценивали ситуацию и силы Мосби. 8 августа Шеридан обменялся с Аугуром несколькими депешами касательно местонахождения отряда Мосби и сосредоточения федеральной кавалерии для его уничтожения. Согласно этим документам, численность рейнджеров определялась в 200-300 человек, а местом сосредоточения указывался район городка Пойнт-Рокс (в штате Мэриленд на реке Потомак, восточнее Харперс-Ферри).

Командующий 22-м корпусом Кристофер Аугур.

Усилия северян результата не давали. Приведём пример из рапорта командира 16-го Нью-Йоркского кавалерийского полка полковника Генри Лазелле в штаб 22-го корпуса от 9 августа:

«Я имею честь сообщить, что две группы <…> из тридцати человек каждая, встретились вчера днём на станции Фэрфакс, где объединились для совместных действий, были атакованы группой повстанцев, по разным оценкам от сорока до пятидесяти человек, и были полностью рассеяны и разгромлены. Граждане сообщают, что сам Мосби командовал повстанцами. Насколько известно, наши потери составили: капитан Дж. Х. Флеминг плюс 33 человека и 39 лошадей пропали без вести. Число убитых и раненых пока неизвестно. Капитан Флеминг, который на момент нападения командовал отрядом, как сообщается, погиб».

Другой полковник федеральной армии, Чарльз Рассел, оправдываясь за свои неудачи в поимке «Серого призрака», заявил: «Мосби — старая крыса, у него тысячи нор». Со своей стороны, командующий Северо-виргинской армией генерал Ли высоко оценивал своего лучшего рейнджера: «Хвала Мосби! Хотел бы я иметь сотню таких, как он».

Шеридан начинает наступление

В соответствии с планами федерального командования, 10 августа войска Шеридана выступили из Харперс-Ферри и начали продвигаться вглубь долины Шенандоа, чтобы разгромить корпус Эрли и тем самым решить сразу несколько задач: окончательно обезопасить Вашингтон, разорвать коммуникации Северо-виргинской армии и уничтожить долину как сельскохозяйственную базу южан. В случае успеха этого манёвра ожидалось неизбежное падение Ричмонда и скорый конец войны. При этом было не столь важно, каким образом Шеридан добился бы результата — прямой победой над корпусом Эрли или путём манёвров и занятия ключевых пунктов: сам факт контроля северянами долины ставил южан в критическое положение. Свой штаб Шеридан развернул к югу от Винчестера.

Командующий «армией Шенандоа» Филип Шеридан перед своей палаткой.

Вслед за наступающими корпусами северян через Харперс-Ферри двинулись караваны повозок со снабжением для федеральной армии. Самый крупный обоз федералов выступил утром 12 августа. Он состоял из почти 600 фургонов, которые везли продовольствие, боеприпасы, предметы снабжения, деньги в полковых кассах, а также гнали с собой несколько сотен голов скота. Обоз охранялся 3-м Мэрилендским пехотным полком (полное название — 3rd Maryland Infantry, Potomac Home Brigade, также известен как бригада Кенли — Kenly's brigade, по имени командира полка бригадного генерала Джона Кенли) и небольшим отрядом кавалерии. Общая численность эскорта, по данным Мосби изложенным в его официальном рапорте от 11 сентября, составляла 700-800 человек. Пробыв в пути целый день, на ночь обоз встал лагерем возле городка Берривилл у ручья Бак-Марш-Крик.

Мосби идёт на Берривилл

В тот же день Мосби собрал часть своих людей (около 300 рейнджеров и две гаубицы) в Ректортауне. По имевшимся у него данным, штаб Шеридана находился в Берривилле, и «Серый призрак» намеревался наведаться в этот район, чтобы перерезать вражеские линии снабжения, а также дезорганизовать тыл и управление противника. Вечером Мосби отправил на разведку к Берривилю отряд из четырёх всадников под началом своего лучшего разведчика — лейтенанта Джона Рассела.

Рассел обнаружил вражеский караван и сообщил Мосби о длинных рядах повозок в долине. Не теряя времени, Мосби тут же выступил всем своим отрядом — 300 человек и две гаубицы. Вскоре у одной из гаубиц сломалось колесо, и её пришлось бросить. Прекрасно ориентируясь на местности, рейнджеры быстро пересекли горы Голубого хребта и форсировали реку Шенандоа недалеко от Берривилла. До рассвета оставалось ещё несколько часов, и Мосби решил передохнуть. Он лёг спать в каком-то старом сарае, предварительно отправив Рассела вперёд уточнить дислокацию противника. Он ещё спал, когда Рассел вернулся с новостью о том, что совсем рядом находится очень большой караван. Сон сняло как рукой — рейнджеры вскочили в сёдла.

Свои силы Мосби разделил на две группы: небольшую группу с гаубицей возглавил он сам, а основную поручил капитану Уильяму Чепмену. К восходу солнца Мосби со своей небольшой группой занял господствующую высоту и увидел колонну крытых фургонов, края которой не было видно: голова конвоя уже была в Берривилле. По воспоминаниям Мосби, ему благоприятствовало то, что высоту скрыл утренний туман, и его группу не было видно, хотя сам караван находился не более чем в ста ярдах.

Район Винчестер — Берривилл — Харперс-Ферри

Пока артиллеристы готовили гаубицу к стрельбе, Мосби планировал атаку. По его замыслу, кавалеристы должны были окружить караван и одновременно атаковать со всех сторон после орудийного выстрела.

Спешно устанавливая гаубицу, артиллеристы не заметили, что поставили её прямо на осиное гнездо. Осам не понравилось, что кто-то вторгся в их жизненное пространство, и, когда солдаты начали передвигать пушку, она неожиданно выстрелила. В своих мемуарах Мосби так описал последующие события:

«Снаряд пронёсся среди фургонов, обезглавив мула. Выстрел был как гром среди ясного неба, и туман только усилил недоумение противника. Этот выстрел стал нашим сигналом к атаке, и мы встретили небольшое сопротивление. В их рядах царила паника, и я потерял только двух убитыми и трёх ранеными. Мои люди начали отцеплять мулов, поджигать фургоны и собирать пленных и трофеи».

Итак, атака южан получилась нескоординированной, поскольку началась после внезапного выстрела из гаубицы. С громким боевым кличем рейнджеры атаковали караван, а федералы запаниковали и разбежались, хотя численно минимум в 2,5 раза превосходили атакующих. При нападениях Мосби обычно не использовал флаг, однако в этот раз рейнджеры атаковали под флагом Конфедерации, который нёс семнадцатилетний рейнджер Роберт Стоктон Терри.

Разгромом конвоя рейнджеры не ограничились — под раздачу попали и подразделения 144-го Огайского пехотного полка, которые несли охранную службу в районе Берривилла. Огайцы пришли на шум боя и заняли позицию за каменной стеной в церкви Бак-Марш. Они отбили первую атаку рейнджеров, убив одного нападающего и ранив двоих (в том числе лейтенанта Ренна). Тогда конфедераты подтащили к церкви гаубицу и сделали из неё два выстрела, после чего капитан Чепмен скомандовал повторную атаку. Она увенчалась успехом, хотя стоила рейнджерам ещё одного убитого и одного раненого. Потери огайцев составили 5 человек убитыми, 10 ранеными и 76 пленными.

Джон Мосби и его люди на фоне пылающего фургона в Берривилле. Картина Джона Страйна.

Итог боя впечатлял. Всего рейнджеры захватили 500 мулов, 50 лошадей, 200 голов крупного рогатого скота и то, что смогли забрать из повозок и унести с собой. К месту события сбежались жители Берривилла, среди которых было много мальчишек, которые помогли рейнджерам опустошить повозки и поджечь их. По словам Мосби, всего сгорело 75 фургонов, остальные были брошены на месте атаки. Среди сожжённых оказался фургон, в котором везли кассу 8-го Нью-Йоркского кавалерийского полка (125 000 долларов). Об этом стало известно постфактум, поэтому остаётся неизвестным, действительно ли касса сгорела или же кто-то под шумок её экспроприировал. В плен попало 208 человек из Мэрилендского и Огайского полков, в том числе 7 офицеров, а также «четыре негра» (интересно, что их посчитали отдельно). К тому же часть северян была убита или ранена. Потери отряда Мосби составили 2 убитых и 3 раненых (причём все они были на счету огайцев).

Обращает на себя внимание сравнительно малое число сожжённых повозок — 75 из 600. Фактически южане уничтожали лишь заднюю часть конвоя, поскольку на то, чтобы сжечь всё, у них просто не было времени. Более важной задачей стала быстрая эвакуация захваченных пленных, скота, мулов и других трофеев. Видимо, именно поэтому Мосби не стал уничтожать весь обоз, оставив его на «попечение» местных жителей (к разграблению подключились разного рода мародёры, мелкие банды которых бродили по местности). Сюда стоит добавить и неразбериху: дым от горящих фургонов, рёв скота, крики людей — всё это накладывало свой отпечаток на восприятие действительности и принуждало поторопиться. При этом рейнджеры угнали примерно половину мулов, то есть всех, которых успели распрячь (из расчёта два мула на фургон).

Место боя южане покидали в приподнятом настроении, наигрывая веселые мелодии на найденных в фургонах скрипках. На часах было 6:30 утра. Часть добычи рейнджеры разделили между собой и местными жителями, а основные трофеи, скот и пленных под конвоем отправили в армию Ли. Для эскорта Мосби выделил 20 человек под командованием лейтенанта Фрэнка Фокса, который успешно доставил трофеи в расположение армии Конфедерации.

Этот налёт стал самой успешной акцией «Серого призрака» в 1864 году, войдя в историю США как Великий Берревилльский рейд на караван фургонов (Great Berryville Wagon Train Raid). Федералы понесли колоссальный ущерб, даже несмотря на то, что основная часть фургонов уцелела. К тому же многое из того, что осталось, нельзя было сдвинуть с места из-за отсутствия тягловой силы.

Последствия

Событие быстро получило огласку по обе стороны фронта: о нём писали в газетах как Юге, так и на Севере. 16 августа генерал Ли в своём рапорте официально сообщил об успешном рейде. Через месяц, 11 сентября, Мосби подал отдельный рапорт, подводивший итог его операций за август-начало сентября 1864 года, где целый абзац уделил рейду на Берривилл.

Шеридан на удар по своему обозу отреагировал яростно, отдав серию приказов усилить борьбу с рейнджерами Мосби. В свою очередь, «Серый призрак» не стал почивать на лаврах, и уже в следующие дни его кавалеристы продолжили атаковать северян — снова с разных направлений и в разных местах. Брошенную в дороге гаубицу рейнджеры отремонтировали и вернули в строй. К Мосби потянулись добровольцы из местных жителей и других частей армии Конфедерации — результаты не замедлили сказаться. 19 сентября 1864 года Ли подвёл итог действий Мосби за август-начало сентября 1864 года:

«Потеряв немногим более 20 человек, он убил, ранил и взял в плен <…> около 1200 врагов и захватил более 1600 лошадей и мулов, 230 голов крупного рогатого скота и 85 фургонов и карет скорой помощи, без учёта различных мелких операций. Заслуги полковника Мосби и его подразделения в получении данных о передвижениях противника также имеют огромную ценность».

Табличка, установленная на месте события.

О попытках северян остановить рейнджеров Мосби в следующей статье.

«Серый призрак» и его рейнджеры: кровавая вендетта в долине Шенандоа во время гражданской войны в США.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится