Схватка в Атлантике: аргентинская авантюра
0
0
0
49
просмотров
Операция по возвращению Фолклендских островов должна была стать той победоносной войной, которая помогла бы генерал-лейтенанту Леопольдо Галтьери завоевать симпатии аргентинцев. Обстоятельства, казалось, благоприятствовали его планам: управлявшая спорными островами Великобритания как раз занялась сокращением своих военно-морских сил и не имела в регионе внушительного контингента. Однако события развивались далеко не так гладко, как планировало аргентинское командование.

Путь к народной любви

В 1976 году в Аргентине произошёл военный переворот, и власть в стране перешла в руки высокопоставленных офицеров. Правление хунты стало настоящим эталоном для всех военных диктатур третьего мира: страна погрузилась в репрессии, на улицах городов появились головорезы из эскадронов смерти, а экономика оказалась в глубоком упадке. Всё это никак не могло помочь офицерам завоевать симпатии населения собственной страны.

В 1981 году к власти в Аргентине пришёл уже третий генерал — Леопольдо Галтьери, однако уровень недовольства правительством продолжал бить один рекорд за другим. Долго продержаться у власти в таком положении было невозможно, поэтому военным пришлось думать, как заручиться поддержкой сограждан. Сперва Галтьери разбавил кабинет министров людьми, не имевшими за плечами армейского прошлого. Это не помогло добиться желаемого результата, и после недолгих изысканий был избран другой, простой и близкий генералу метод: маленькая победоносная война.

Леопольдо Галтьери.

Целью авантюрного предприятия стал крошечный кусок суши в южной части Атлантического океана, который Аргентина называла Мальвинскими, а Великобритания — Фолклендскими островами. За свою историю архипелаг сменил немало хозяев. Больше 40 лет он считался территорией Испанской империи. В 1833 году острова перешли под правление британской короны. Аргентинцы же были убеждены, что после ухода испанцев в 1811 году Мальвины принадлежат им.

В январе 1982 года генерал-лейтенант Галтьери вместе с группой приближённых офицеров начал готовить план вторжения. Они надеялись взять контроль над островами, избежав потерь среди малочисленного британского контингента, потому что новость о погибших военнослужащих заставила бы Лондон дать жёсткий ответ. Операцию аргентинцы решили проводить во второй половине года, в разгар масштабного сокращения расходов в британских вооружённых силах. Чиновники Туманного Альбиона собирались сильно упростить жизнь хунте, продав один из трёх авианосцев Королевского флота и списав единственного представителя ВМС Её Величества в районе спорных островов — патрульный корабль «Эндьюранс». Аргентинский план был разумен и имел шансы на успех, но вскоре произошли события, которые Галтьери при всём желании не мог предвидеть.

Старая рана

Аппетиты Буэнос-Айроса не ограничивались одними лишь Фолклендами. Аргентина считала своей территорией ещё и остров Южная Георгия, расположенный более чем в тысяче километров от Фолклендского архипелага. Именно туда 19 марта прибыло судно, с которого на берег сошли аргентинские рабочие и влившиеся в их ряды бойцы спецназа ВМС. Сперва они занимались безобидным сбором металлолома, законно купленного у владельца. Но не для этого на остров прибыли боевые пловцы. Вскоре над лагерем рабочих был поднят аргентинский флаг. Заметившие его британские полярники тут же сообщили об этом губернатору Фолклендов, полномочия которого распространялись и на Южную Георгию. В ответ они получили депешу с требованием прекратить безобразие, о чём и сообщили рабочим. Флаг быстро был убран, а британцы поняли, что на Южной Георгии происходит что-то странное, и отправили туда патрульный корабль «Эндьюранс» со взводом морских пехотинцев на борту.

Патрульный корабль «Эндьюранс», 1988 год.

На пути к острову экипаж Королевских ВМС столкнулся с несколькими аргентинскими кораблями. Лондон счёл активность потенциального противника в районе спорных территорий очень подозрительной и распорядился выслать в Южную Атлантику две атомные подводные лодки. Известие об этом быстро дошло до хунты. Аргентинские военные прекрасно понимали, что уже скоро в районе Фолклендских островов появится британский флот, и тогда с мечтами о лёгком захвате архипелага можно будет попрощаться навсегда. Генерал Галтьери решил действовать незамедлительно и отдал приказ о начале вторжения, получившего кодовое название «Росарио».

Операция «Росарио»

Ясным вечером 1 апреля у берегов Фолклендских островов появились два аргентинских корабля: танкодесантный «Кабо Сан Антониа» и эсминец «Сантисима Тринидад». Ночью с «Тринидада» высадился отряд коммандос и направился прямиком к казармам британской морской пехоты. Дальнейшие события позже описал один из аргентинских офицеров:

«Было ещё темно. Мы собирались применить слезоточивый газ, чтобы выкурить британцев из зданий и взять их в плен. У нас был приказ по возможности избегать жертв. Это была самая сложная задача в моей карьере, ведь вся суть нашей подготовки заключалась в том, чтобы вести агрессивный бой и наносить противнику максимальные потери. Мы окружили казармы пулемётными расчётами, оставив только один путь к отступлению, к северу от гавани Стэнли (…) Затем мы забросили газовые гранаты в каждое здание. Никакой реакции не было; казармы оказались пусты».

Разведка предупредила гарнизон островов о грядущем вторжении, и командир британцев решил увести своё небольшое воинство из казарм — самой очевидной цели для нападения. Аргентинцы взяли штурмом пустые здания, в которых предусмотрительные англичане оставили гореть свет.

Карта боевых действий.

Эсминец «Сантисима Тринидад» перебросил на остров не только спецназовцев, но и взвод морской пехоты. Ранним утром они подошли к резиденции губернатора — небольшому особняку на холме недалеко от столицы Фолклендов Порт-Стэнли. Там аргентинцы наконец столкнулись с ожесточённым сопротивлением кучки британцев. Первая атака захватчиков захлебнулась. Появились первые раненые и даже один погибший, но отступать никто не собирался.

Пока шли бои за резиденцию, с другой стороны острова к берегу подошёл корабль «Кабо Сан Антониа» и высадил основные силы десанта: 2-й батальон морской пехоты на новейших бронетранспортёрах AAV7. Не теряя времени, аргентинские морпехи устремились в сторону столицы и вскоре угодили в засаду, организованную защитниками острова. Королевским морским пехотинцам удалось вывести из строя одну бронемашину, но тягаться с целым батальоном они не могли. Аргентинцы уверенно выдавливали противника с позиций и вскоре воссоединились со взводом, осаждавшим резиденцию. После этого гарнизону острова стало ясно, что никакого смысла в сопротивлении нет. Губернатор Фолклендов принял тяжёлое решение и подписал капитуляцию, а 58 защитников сдались в плен.

Аргентинцы в Порт-Стэнли.

В этот же день аргентинские морские пехотинцы должны были провести ещё одну операцию — на Южной Георгии, но там бушевал сильный шторм. Командование решило не рисковать и перенесло десант на следующий день. 3 апреля аргентинские вертолёты высадили бойцов на промёрзлую землю. Как мы помним, на этот остров в марте отправились королевские морпехи. Их командир Китт Милс знал о падении Фолклендов и жаждал отомстить захватчикам. Такая возможность ему представилась, когда вражеский вертолёт начал высаживать аргентинцев прямо в секторе обстрела морских пехотинцев. Британцы незамедлительно открыли по прибывшим огонь и даже серьёзно повредили вертолёт. Десант попросил корвет «Геррико» поддержать прижатых бойцами Милса морпехов огнём. Корабль сделал пару выстрелов и сразу же затих: у него отказало вооружение. Экипаж смог оперативно вернуть в строй 100-мм пушку, огонь которой заставил бойцов капитана Милса сложить оружие после почти часового боя. Захват Южной Георгии стоил жизни троим военнослужащим.

План хунты сработал. Новость о том, что Фолклендские острова стали Мальвинскими, в Аргентине восприняли с ликованием. На улицах появились огромные очереди из желающих записаться добровольцами в армию, а 10 апреля состоялась многотысячная демонстрация в поддержку власти. Однако это был далеко не конец — война ещё только начиналась.

Демонстрация 10 апреля.

Ответный ход

Ночь на 2 апреля выдалась для членов британского кабинета министров тяжёлой и бессонной. Члены правительства нервно рассматривали разные варианты ответа на аргентинскую агрессию и в конце концов решились отправить войска на другой конец света.

К тому времени Великобритания уже давно не была владычицей морей. Состав флота сильно сократился, но и с оставшимися кораблями всё было не гладко. Например, капитан эсминца «Шеффилд», который планировалось отправить на войну с Аргентиной, так отзывался о службе на корабле в 1976–1977 годах:

«Из 406 дней командования «Шеффилдом» я провёл в море только 96. И ни в один из этих дней «Шеффилд» не находился в состоянии полной боевой готовности».

Тем не менее распоряжение премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер нужно было выполнять. Сразу после того, как политики на Даунинг-стрит приняли решение о силовом ответе на агрессию, на многие корабли британских ВМС поступил приказ готовиться к походу. Военные начали спешно формировать оперативную группу для действий в районе спорных островов. В неё вошли два авианосца, пара вертолётоносцев, восемь эсминцев, несколько подводных лодок и многочисленные патрульные корабли и фрегаты — всего 43 вымпела. Но даже такой грозной группировки для войны с Аргентиной было недостаточно, поэтому в Адмиралтействе вспомнили о проверенном способе расширения флота и реквизировали 62 гражданских судна. Под нужды военных в сжатые сроки были переоборудованы океанские лайнеры, контейнеровозы, ролкеры и танкеры.

Опасаясь встречи с многочисленными аргентинскими ВВС, Великобритания собиралась отправить в Южную Атлантику столько самолётов и вертолётов, сколько было вообще возможно: все имеющиеся у вооружённых сил самолёты вертикального взлёта «Харриер» (38 штук) и десятки вертолётов. Однако быстро стало ясно, что на двух авианосцах всю авиагруппу не разместить. Проблему быстро решили, превратив реквизированный контейнеровоз в импровизированный авианосец.

Контейнеровоз «Атлантик конвейор», переоборудованный в носитель авиации.

Роль главного кулака в сухопутной фазе операции досталась одному из самых боеспособных формирований в британских вооружённых силах — 3-й бригаде коммандоc королевской морской пехоты, усиленной ради такого дела двумя батальонами десантников и бронетанковым эскадроном. Кроме того, в состав десантных сил вошла 5-я пехотная бригада. Её состав был неполным, потому что в неё входили уже упомянутые десантные батальоны, которыми усилили морских пехотинцев. Начальство быстро восстановило численность формирования, передав в распоряжение комбрига батальоны валлийской и шотландской гвардии.

Пока британцы шли через весь Атлантический океан к району боевых действий, аргентинцы не сидели сложа руки. Хунта успела перебросить на захваченные острова три бригады и 15 штурмовиков «Пукара». Аргентинцы опасались, что их корабли могут встретиться с британскими подводными лодками, поэтому бо́льшую часть сил на острова доставили транспортные самолёты ВВС и реквизированные у местной авиакомпании боинги. Из-за этого сухопутная группировка почти не имела тяжёлого вооружения, однако отсутствие бронетехники и серьёзной артиллерии было не главной проблемой.

Забот хунте добавил другой одиозный правитель — Аугусто Пиночет. Диктатор решил, что наступил отличный момент для того, чтобы поставить точку в старом территориальном споре между Аргентиной и Чили, и отправил войска к границе. В Буэнос-Айресе не без основания сочли, что сосед представляет опасность, и приняли меры. На запад страны отправились самые боеспособные подразделения и 60% мобилизованных в начале апреля резервистов. Отбивать наступление британцев в Атлантике предстояло неопытным солдатам, попавшим в вооружённые силы лишь несколько месяцев назад.

Аргентинские солдаты перед переброской.

Возвращение

К концу апреля британская оперативная группа добралась до Южной Атлантики и была готова действовать, хотя многие из тех, кто находился на кораблях, отказывались верить в приближающееся кровопролитие. Один из морских пехотинцев вспоминал:

«Вся эта авантюра казалась настолько масштабной, нереальной и неправдоподобной, что мы всё ещё думали о разрешении этого кризиса без необходимости высаживаться на Фолклендских островах».

Начать триумфальное возвращение британской короны на захваченные территории командование решило оттуда, где всё началось — с Южной Георгии. Перед этим требовалось провести разведку, чем и занялись спецназовцы из SAS и SBS. Бойцам спецподразделений систематически не везло: шторм чуть не потопил предназначенные для высадки лодки, а два вертолёта потерпели крушение из-за ужасной погоды. Пусть и не с первой попытки, но британцам всё-таки удалось перебросить десять разведчиков, однако их ждали новые неприятности: к острову шла аргентинская подводная лодка «Санта Фе». Построенная в годы Второй мировой субмарина не представляла никакой угрозы и занималась всего лишь снабжением гарнизона, однако у страха глаза велики. Королевские ВМС отложили высадку десанта и увлеклись охотой на лодку. Британские вертолёты быстро нашли и повредили её, но стараниями моряков субмарине удалось добраться до пункта назначения.

25 апреля британские корабли открыли огонь по безжизненным пустошам. Следом высадились бойцы SAS и морские пехотинцы, которых встретили белые флаги аргентинцев: защитники острова имели приказ не вступать в бой.

После возвращения Георгии Маргарет Тэтчер в ответ на вопрос о дальнейших действиях Британии лаконично посоветовала «возрадоваться». Однако теперь даже самым закостенелым скептикам стало очевидно, что Британия не намерена идти на уступки.

Знакомство с противником

В последние дни апреля оперативная группа заканчивала подготовку к боям. Британским планам мешали аэродромы на Фолклендских островах, с которых аргентинские ВВС могли наносить быстрые и болезненные удары. Никто не ограничивал руководителей операции в методах и средствах, поэтому восстанавливать территориальную целостность генералы собрались с размахом.

В ночь на 1 мая пара стратегических бомбардировщиков «Авро Вулкан» поднялась в воздух с острова Вознесения и взяла курс на Фолкленды. В пути на одном из самолётов обнаружились неисправности, и он вернулся на базу. Второй «Вулкан» после нескольких дозаправок благополучно добрался до своей цели и сбросил несколько бомб. Лишь одна из них угодила во взлётную полосу, создав огромную воронку.

Бомбардировщик «Авро Вулкан».

Утром эстафету у стратегической авиации приняли пилоты «Харриеров». Штурмовики совершили массированный налёт на авиабазу около Порт-Стэнли, уничтожили склад с горючим и подавили ПВО. Не повезло и военнослужащим с базы «Кондор»: там тройка «Харриеров» серьёзно повредила две «Пукары», а ещё одну аналогичную машину превратила в груду металла. На помощь атакованным срочно отправились две пары истребителей «Даггер», но к моменту их появления над островами в небе уже никого не было.

Аргентина решила ответить британцам на море. Подводная лодка «Сан Луис» незаметно подкралась к вражеским кораблям и выпустила торпеду по эсминцу «Ковентри». Техника подвела экипаж: торпеда лишилась управления и поразила акустический буй. Британцы развернули поисковую операцию, но аргентинскому экипажу удалось уйти незамеченным.

Около 4 часов дня аргентинские солдаты увидели недалеко от берега несколько британских кораблей. Вскоре Королевские ВМС начали обстреливать позиции врага, но в штабе обороняющихся твёрдо решили не допустить повторения утреннего избиения наземных сил. С континентальных аэродромов один за другим начали взлетать самолёты. Первыми над островами появились четыре «Дассо Мираж III». Первая двойка истребителей заметила в воздухе «Харриеры» противника и выпустила по ним ракеты. Хотя сбить аргентинцам никого не удалось, англичане решили не испытывать судьбу и удалились.

Второй паре «Миражей» повезло меньше. Она заметили патрулировавшие воздушное пространство «Си Харриеры» и собрались уничтожить их, но британские пилоты оказались проворнее и атаковали шедшие прямо на них истребители на встречном курсе. Первый аргентинский самолёт был сбит сразу, а второй серьёзно повреждён. Лётчик решил дотянуть свою машину до аэродрома. Фортуна отвернулась от него недалеко от заветной полосы бетона. Измученные налётами противника аргентинские зенитчики приняли сбрасывавший топливные баки перед посадкой «Мираж» за вражеский самолёт и сбили его.

Аргентинский самолёт готовится к вылету.

Пока Королевские ВВС сражались с «Миражами», к островам подошла четвёрка «Даггеров». Один из них британцы перехватили, но оставшиеся бомбардировщики успели проскочить и, прижимаясь к кромке воды, устремились к кораблям. Самолёты без проблем достигли целей, сбросили бомбы мимо и ушли на аэродромы. До конца дня аргентинские бомбардировщики ещё несколько раз пытались отправить на дно британские корабли, но все атаки ловко парировала британская авиация.

Первый день серьёзных боёв разочаровал обе стороны. Британцы хотя и сбили множество самолётов, но едва не потеряли два своих корабля и поняли, что противник не собирается просто так оставлять острова, подготовленные к обороне. Аргентинцы же узнали, что прилетающие с континента самолёты имеют очень мало времени на выполнение боевой задачи из-за ограниченного количества топлива, а пилоты врага отлично подготовлены. В то же время боевой дух в рядах аргентинских ВВС вырос, ведь после удара «Даггеров» лётчики увидели, что британский флот не так уж и страшен и с ним можно бороться.

Время больших потерь

Пока в воздухе ревели двигатели самолётов, атомная подводная лодка «Конкерор» Королевских ВМС села на хвост группе из трёх вражеских кораблей, которую экипаж субмарины обнаружил ещё 30 апреля. Крейсер «Генерал Бельграно», эсминцы «Пьедрабуэна» и «Иполито Бучар» находились за пределами зоны отчуждения, в которой Великобритания грозила топить вражеские корабли, а атомоход имел совершенно другую задачу: поиск аргентинского авианосца. Тем не менее контр-адмирал Вудвард, командующий ударной группой, был полностью уверен в том, что противник собирался атаковать авианосец «Гермес» — корабль, потеря которого означала бы поражение для британского соединения, обладавшего скромным количеством авиации. Всю ночь в штабе операции размышляли об атаке, нарушавшей приказ. Утро офицеры встретили с облегчением: из Лондона пришёл приказ, разрешавший атаковать цели вне зоны отчуждения. Распоряжение незамедлительно передали на все корабли, кроме подлодки, для которой оно и было принято — «Конкерор» не мог стабильно принимать сигнал в подводном положении. Позже субмарина поднялась на поверхность для планового сеанса связи, и экипаж начал готовиться к удару.

Жертвой атомной подводной лодки должен был стать крейсер «Генерал Бельграно» — корабль, построенный ещё до Второй мировой по заказу американского флота. В составе ВМС США он пережил Пёрл-Харбор, с честью прошёл всю войну и был продан Аргентине в 1951 году. В свои последние часы крейсер вёл за собой два эсминца, которые тоже раньше ходили под звёздно-полосатым флагом, но в отличие от ветерана имели в арсенале современные противокорабельные ракеты (ПКР) «Экзосет», применения которых и опасался Вудвард.

Пока аргентинские коллеги пытались отправить на дно эсминец «Ковентри», капитан атомохода не стал полагаться на современные технологии и приказал зарядить в торпедные аппараты проверенные временем Mk.8 — торпеды, использовавшиеся ещё во времена Второй мировой войны.

В 15:57 подводная лодка выпустила три торпеды. Две из них попали в крейсер, и тот начал медленно уходить под воду. Эсминцев, с которыми действовал «Генерал Бельграно», рядом не оказалось, поэтому «Конкерор» спокойно ушёл. По официальной версии, они потеряли контакт с крейсером из-за сильного тумана, а утонувший корабль не смог выйти на связь. Атака на «Генерал Бельграно» унесла жизни 323 человек, ещё 772 моряка смогли спастись.

Гибель крейсера.

Уничтожение крейсера стало, пожалуй, переломным моментом войны. Аргентинское командование, опасаясь продолжения охоты на флот, приказало почти всем кораблям вернуться на базы. Гибель трёх сотен моряков шокировала общество.

На следующий день британцы смогли увидеть кощунственно радостные сообщения о гибели вражеского крейсера, однако на кораблях Королевских ВМС царили совсем другие настроения. Хью Макманнерс, капитан 148-й батареи 29-го полка Королевской артиллерии коммандос, отмечал:

«Я не испытываю ликования, подобно идиотской прессе на борту «Канберры», но, скорее, сродни полковнику Королевской морской пехоты, который, услышав о потоплении от журналиста, использовал четырёхбуквенное ругательство и вернулся в свой кабинет, чтобы продолжить работу. Конечно, есть клоуны, которые радуются. Похоже, что они менее всего склонны лично участвовать в будущих боях».

Сводя счёты

Ранним туманным утром 4 мая экипаж аргентинского самолёта-разведчика доложил командованию об обнаружении двух вражеских кораблей: фрегата «Глазго» и эсминца «Шеффилд». В штабе решили нанести по ним удар, и уже через пару часов в сторону Фолклендов улетела пара штурмовиков «Супер Этандар» с ракетами «Экзосет» на пилонах.

Аргентинские пилоты подошли к выполнению боевой задачи со знанием дела: самолёты шли на высоте, едва превышавшей 40 м, а радары почти весь полёт были выключены. «Этандары» благополучно проскользнули мимо системы ПВО британских кораблей и выпустили по ним две ракеты. Бдительный экипаж фрегата «Глазго» успел засечь летящий к ним «Экзосет» и поставить помехи, которые сбили ПКР с толку. На «Шеффилде» же во время налёта радар был выключен, и моряки узнали об атаке только когда своими глазами увидели приближающуюся ракету. «Экзосет» попал в эсминец, но не взорвался. Тем не менее на корабле вспыхнул пожар. Экипаж изо всех сил пытался спасти пожираемый огнём «Шеффилд», однако из-за риска детонации боеприпасов британцам приказали покинуть эсминец. Команда спокойно эвакуировалась, а одна из групп моряков даже распевала песню «Всегда смотри на светлую сторону жизни» из комедии «Житие Брайана по Монти Пайтону». «Шеффилд» ушёл под воду только 10 мая.

Эсминец «Шеффилд» после удара авиации.

Атака аргентинцев унесла жизни 20 человек, но гибель эсминца британцы восприняли хладнокровно. Контр-адмирал Вудвард оставил в дневнике следующую запись:

«Эсминец всё ещё горит, и я надеюсь, что они (аргентинцы — прим. авт.) непременно придут полюбоваться своей победой, и тогда я их порублю».

После гибели боевых кораблей внимание всего мира было приковано к крошечным островам в Южной Атлантике. Политики, военные и простые люди затаили дыхание, ожидая развязки драмы.

Продолжение следует: Схватка в Атлантике: возвращение Короны

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится