menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Судьба пленных в Тевтонском ордене и Великом княжестве Литовском в XIII—XV веках
641
просмотров
Начав в 1283 г. войну с языческой Литвой, Тевтонский орден воевал и с православными христианами, проживавшими в Великом княжестве Литовском. Проводя регулярные набеги на территорию княжества, Орден ссылался на некий документ Папы Римского, позволявший нести свет христианства на восток.

Авторы хроник отличали православных-русинов от некрещёных литовцев, однако и их причисляли к еретикам, с которыми надлежало вести войну. В ходе боевых действий обе стороны конфликта брали пленных, дальнейшая судьба которых зависела от их происхождения и социального статуса.

Двести лет сложного соседства

Великое княжество Литовское и Тевтонский орден были одними из крупнейших государств на средневековой карте Европы. Великое княжество охватывало территории от Балтийского моря и Мазовии на западе до верховьев Волги на востоке, от Великих Лук и Ржева на севере до Дикого поля на юге. После завоевания Тевтонским орденом земель пруссов в ХІІІ веке в Прибалтике — в непосредственной близости от Великого княжества — возникло рыцарско-духовное государство, ставившее своей целью крещение язычников и поддержание среди них христианской веры. Учитывая проявленный при крещении пруссов крестоносцами “энтузиазм”, приближение их к границам Великого княжества Литовского несло для государства, большая часть населения которого придерживалась веры предков, немалую опасность.

Великое княжество Литовское и сопредельные земли в годы правления великого князя Витовта

Два государства прошли в своих отношениях непростой путь, колебавшийся от открытой конфронтации и войн до дипломатических и даже союзнических отношений глав Ордена с великими князьями, стремившимися заручиться поддержкой крестоносцев в своих феодальных конфликтах. Военные походы немецких рыцарей на Литву и ответные военные действия Великого княжества Литовского начались с середины ХІІІ века и вылились в Великую войну 1409–1411 гг. В результате разгромной битвы под Грюнвальдом 15 июля 1410 года Орден был существенно ослаблен и остановил свою экспансию на восток.

Однако великие магистры не оставляли попыток внести разногласия между Великим княжеством и Польшей (отношения между этими государствами были далеко не безоблачными) и вмешаться во внутренние дела соседей. Лишь после подписания в 1466 году Второго Торуньского мирного договора, положившего конец Тринадцатилетней войне 1454–1466 гг. (по его условиям Орден признал себя вассалом короля Польши), для Великого княжества была ликвидирована последняя угроза со стороны воинственных немецких рыцарей.

Великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген

Пленные как источник дохода

К тому времени, когда великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген в 1409 году объявил войну Королевству Польскому и Великому княжеству Литовскому, количество военных операций, проведённых как Орденом, так и Великим княжеством, шло на сотни. Перед многими из этих походов не стояла стратегическая задача захвата конкретного замка либо территории. Скорее, их целью было разграбление отдельных земель. Тевтонский орден исходил из соображения, что опустошённую страну легче завоевать.

Воины Тевтонского ордена XV века: конный и пеший рыцари, сержант, тяжеловооружённый рыцарь в готических доспехах, кнехт, арбалетчик Реконструкция В. Ляхора

Нередко походы Ордена характеризуются как «вид спорта» средневековых рыцарей. В крестовых походах на язычников-литвинов активное участие принимали не только сами крестоносцы, но и рыцари многих европейских государств. Однако эти походы служили не только для развлечения европейской аристократии, но и для пополнения государственной казны. Выкуп военнопленных становился одним из источников государственных доходов.

Речь идёт, в первую очередь, о высокопоставленных пленниках. Например, за взятого в плен в середине ХІІІ века литовского князя Лугвена было выплачено 250 гривен (за 3 гривны тогда можно было купить около двух тонн овса). Обмен пленников на материальные ценности или своего рода услуги практиковался и противоположной стороной. В 1306 г. Ливонский орден (северное отделение Тевтонского ордена) за освобождение рыцаря Иоганна согласился разрушить Двинский замок. Всё это выглядит значительным шагом вперёд по сравнению с началом ХІІІ века, когда за пленённого в Ливонии влиятельного правителя Аукштайтии Довгерута никто не заплатил выкупа, и тот был вынужден покончить с собой.

Грюнвальдская битва. Миниатюра из хроники Д. Шиллинга, XV в.

Однако рыцари оказывались в плену далеко не каждый день. За 1283–1350 гг. литовская сторона захватила лишь 13 рыцарей, в то время как в ходе сражений их погибло больше сотни. Чаще всего пленниками становились простые люди, причём в основном женщины и дети. Мужчин, если не рассчитывали на выкуп за них, убивали.

С середины ХІV века процедура изменилась — тевтонцы стали заселять пленниками колонизируемые территории Пруссии. До этого времени Орден рассчитывал достаточно быстро покорить литовские земли, а также не имел острой необходимости в рабочих руках. Поэтому роль пленников-простолюдинов для немецких рыцарей была вторичной, и случалось, что пленных не брали вообще. Для населения ВКЛ постепенно стало нормой оборонять каждый замок до последнего человека, потому как у сдавших крепость шансов выжить было немного.

Воин тяжёлой конницы Великого княжества Литовского Реконструкция Ю. Бохана

Тевтонскому ордену приходилось балансировать между своими практическими и идеологическими целями — завоеванием литовских земель и их крещением. Бывали случаи, когда пленников крестили и отпускали. Чаще всего это происходило во время походов Ордена, в которых участвовали знатные рыцари из Западной Европы, что способствовало созданию образа Ордена, несущего свет христианства в языческие земли.

Доверие и деликатность

Первые переговоры об обмене и выкупе военнопленных между Великим княжеством и Тевтонским орденом состоялись в 1369 году. Тогда воины княжества захватили замок Готесвердер (недалеко от Каунаса) и пленили часть его гарнизона, в том числе и рыцарей Ордена. Магистр был обеспокоен судьбой своих рыцарей. Ещё в ходе штурма он требовал от немецкого войска аккуратного обращения с пленниками-литвинами, чтобы впоследствии их можно было обменять.

Грюнвальдская битва Миниатюра из хроники М. Вельского

Скорее всего, военнопленными стороны обменивались и прежде, однако события 1369 г. стали первым документально зафиксированным в хрониках случаем. Настало время цивилизованного обмена пленниками. Что характерно, в ходе переговоров стороны друг другу доверяли. Для освобождения пленников было достаточно гарантии одной из сторон, что взамен будут отпущены пленники с другой стороны либо что за них будет выплачена компенсация. Бывало, что выплаты задерживались, но к обострению конфликтов это не приводило. Например, известно, что великий князь литовский Кейстут в 1382 г. был должен Ордену 2 тысячи марок.

Интересным представляется обращение с пленными рыцарями после победы польско-литовского войска в битве при Коронове, которая произошла 10 октября 1410 г. Когда пленников доставили в Иновроцлав к королю Ягайло, тот отнёсся к своим противникам весьма учтиво: их накормили, перевязали раны, разместили на квартирах.

После совместной трапезы Ягайло долго беседовал с пленными, рассказывая им о причинах ведения войны с Орденом, и сумел убедить слушателей в том, что они выбрали неверную сторону, защищая неправое дело. Затем пленников пересчитали, взяли с них обязательство явиться в определённое время с выкупом и отпустили. Лишь магистр Новой Марки Михаэль Кюхмайстер, командовавший в этой битве силами Тевтонского ордена, остался в плену до проведения официальных переговоров.

С середины XIV века наблюдаются изменения в процедуре пленения противника. До этого времени как немцы, так и войска Княжества брали врагов в плен силком. С середины XIV столетия стали входить в практику переговоры о сдаче в плен с расчётом на то, что защитники крепости, хотя бы высокопоставленные, будут впоследствии выкуплены. Зачастую та сторона, которая сдавалась в плен, выставляла единственное условие — сохранение жизни.

Несмотря на упоминавшееся взаимное доверие обеих сторон в ходе переговоров, случалось, что обещания нарушались. Например, в 1390 г. рыцари Ордена убили брата Ягайло Казимира, взятого в плен во время осады Виленского замка. Позже магистр Тевтонского ордена объяснял польской королеве Ядвиге, что Казимира попросту не узнали в пылу битвы. Известно, что после Грюнвальдской битвы та же судьба постигла немецкого рыцаря Маркварда Зальцбаха.

Жертвоприношения, продажа и колонизация

Опасения за судьбу своих пленников у Ордена вызывала также и практика приношения врагов в жертву богам, существовавшая, прежде всего, у балтского племени жемайтов. Известны два случая сожжения попавших в плен рыцарей, одним из которых был клайпедский комтур. А в 1365 г. уже литвины принесли в жертву богам немецкого рыцаря. В результате иногда воины Ордена убивали своих раненых, которым грозил плен. Так что переговоры о сдаче в плен были не просто формальностью.

Для успешного разграбления территорий войску необходимо было действовать слаженно, ведь от этого зависел не только успех похода, но и число пленников. Захват пленных становился заслугой всего войска, и нет оснований полагать, что конкретный пленник оказывался в руках захватившего его в бою врага. В источниках говорится, что по окончании битвы пленных делили на индивидуальных основаниях. В войске Великого княжества большинство пленников доставалось великому князю либо членам его семьи, а в Ордене — великому магистру и комтурам. Часть пленников увозили с собой европейские аристократы, участвовавшие в походах Тевтонского ордена на Литву.

Судьбу знатных пленников из Ордена определял лично великий князь, а до этого момента подлежавших выкупу либо обмену рыцарей держали в Вильно, Троках или Киеве. В Трокском замке существовала даже специальная должность надсмотрщика за знатными пленными. Тевтонский орден удерживал пленных литвинов в Пруссии и Ливонии.

Трокский замок на озере Гальва. Картина Ю. Камараускаса

После того как пленники прибывали на место, предпринимались меры по получению за них выкупа, либо же их сразу продавали (второй вариант касался пленников незнатного происхождения). Это усложняло противоположной стороне задачу поиска и выкупа конкретного пленника. Обычно требовалось подать в канцелярию не только имена, но и местность, в которой произошло пленение. После сражения у Грюнвальда магистр Ливонского ордена в письме великому магистру жаловался на то, что вернуть из плена некоторых рыцарей не представляется возможным, так как их распродали.

После продажи большинство пленников не покидало территорию страны. Согласно требованию Витовта о возвращении Княжеству 764 человек, написанному в 1412 г., значительную часть пленников продали местным жителям — членам Ордена, немцам, проживающим в Пруссии, самим пруссам или даже другим литвинам и жемайтам.

К концу XIV столетия установились более или менее фиксированные цены на военнопленных: за взрослых мужчин и женщин давали 2–4 прусские марки, дети оценивались ниже — в 0,5 марки. Для сравнения, в то время конь стоил около одной марки, а крупный рогатый скот — две. В основном военнопленные приобретались рыцарями для использования их труда на сельскохозяйственных работах, однако известны случаи, когда они работали на пивоварнях, в корчмах и т.д. Тевтонский орден сажал пленников и на пустующие земли, как простых колонистов. Чем занимались тевтонские пленники в Великом княжестве Литовском, точно неизвестно, но можно предположить, что чаще всего их труд также находил применение в сельском хозяйстве.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится