Тайясаль 1695–1696: очередная попытка сторон договориться и испанское вторжение из Юкатана
170
просмотров
Между миром и войной.

Спешная экспедиция губернатора Гватемалы в Тайясаль заставила активизироваться испанцев на Юкатане. Мартин де Урсуа затеял покорение последнего независимого индейского царства отнюдь не для того, чтобы отдать лавры победителя гватемальским конкурентам. Начались масштабные приготовления к походу в город Нох-Петен — столицу свободных майя, лежавшую среди дремучих джунглей.

Новое войско капитана Гарсии

Когда в начале мая 1695 года капитан Гарсия неожиданно вернулся в Кампече, губернатор Мартин де Урсуа уже готовил подкрепления для своей экспедиции. С возвращением Гарсии ему сразу же были выделены дополнительные солдаты. 11 мая де Урсуа приказал Гарсии начать вторую экспедицию на юг. Сопровождать солдат должны были 100 наёмных майя, которым выплачивали по 3 песо в месяц; по возвращении они должны были получить освобождение от податей и обязательных работ.

Испанский пикинёр 1690-х годов. Художник — Августо Феррер-Далмау.

Капитан Гарсия и ещё один житель города Кампече по имени Хосе Фернандес де Эстенос настолько верили в успех новой экспедиции, что вложили свои средства в наём и снаряжение дополнительных солдат. При этом Фернандес стал заместителем Гарсии и сам вызвался участвовать в экспедиции. Совместными усилиями губернатора де Урсуа, капитана Гарсии и сеньора Фернандеса была собрана внушительная для бедной и малонаселённой провинции Юкатан сила в 115 испанских солдат, 150 мушкетёров-майя, а также работников и носильщиков общим числом более 400 человек. Испанские солдаты были вооружены новейшими французскими мушкетами, индейские носильщики и работники имели при себе мачете.

Де Урсуа также приказал двум ротам мушкетёров-майя (40 человек каждая) из городов Текаш и Ошкуцкаб присоединиться к экспедиции примерно в 60 км к юго-востоку от Кампече. Командовал этими ротами «капитан-касик» Маркос Пот. Все офицеры индейских мушкетёров были из народности майя. Интересно, что многие солдаты, именуемые в документах испанцами, были метисами, мулатами или потомками крещёных дружественных майя.

18 мая де Урсуа согласовал с главой юкатанской миссии францисканцев Антонио де Сильва кандидатуры трёх миссионеров, которые должны были войти в состав экспедиции. О дальнейших событиях повествует хронист Хуан де Виллагутьерре Сотомайор. По его данным, 30 мая монахи присоединились к испанским войскам. Кроме того, де Сильва отправил в район озера Петен-Ица ещё одну группу во главе с монахом по имени Андрес де Авенданьо-и-Лойола. В задачи де Авенданьо входило передать правителю Тайясаля личное послание от губернатора и убедить непокорных индейцев мирно принять власть испанцев.

Францисканское посольство

В состав группы де Авенданьо, кроме него самого, входили монахи-францисканцы Антонио Перес де Сан-Роман, Алонсо де Варгас и шесть христиан-майя. Группа покинула Мериду 2 июня 1695 года и отправилась на базу снабжения в селении Кавич, созданную для поддержки вторжения. 24 июня монахи вышли из Кавича и двинулись на юг по новой дороге.

Францисканцы догнали Гарсию 10 июля примерно в 12 км от Цуктока, куда незадолго до этого тот насильственно согнал жителей окрестных индейских селений. Авенданьо потребовал от офицеров прекратить жестокое обращение с пленниками, но не нашёл понимания. После конфликта с военными монахи пересмотрели свои планы, Авенданьо взял с собой лишь четырёх самых надёжных христиан-майя и втайне покинул испанский лагерь. Как раз перед этим отряд воинов Кехаче атаковал авангард Гарсии и убил нескольких рабочих. Теперь испанский монах решил догнать воинов Кехаче и убедить их проводить его в Тайясаль. Не найдя индейцев, Авенданьо вернулся в лагерь. На обратной дороге ему встретились посланцы от капитана Фернандеса де Эстеноса (отряд Эстеноса разведал территорию, по которой планировалось проложить королевскую дорогу дальше на юг). По словам испанского разведчика, за ними постоянно следили дикари, а все найденные ими селения майя-кехаче оказались брошенными.

Когда Авенданьо вернулся, остававшиеся в лагере францисканцы сообщили, что Гарсия продолжает захватывать местных майя, отправляя бо́льшую их часть в своё имение. Монахи и военные окончательно рассорились. Авенданьо и его отряд покинули строителей дороги и попробовали добраться до земли майя-ицев через город Типу, находившийся на границе индейского царства Ковох. Не получив поддержки от пограничных испанских чиновников, невезучее францисканское посольство 17 сентября 1695 года вернулось в столичную Мериду. В это время первая группа францисканцев во главе с Хуаном де Сан-Буэнавентура Чавесом следовала за строителями дороги по территории царства Кехаче.

Монахи ордена францисканцев. Художник — Франсиско де Сурбаран.

Соперничество губернаторов

23 июня 1695 года губернатор де Урсуа получил сообщение, в котором сообщалось о том, что испанские войска из Гватемалы захватили столицу лакандонов город Сакбаяйлан. К этому времени Гарсия находился в Цуктоке, недалеко от границы царства Кехаче. Одобренный королевским правительством план де Урсуа заключался в строительстве дороги, которая соединила бы Юкатан с Гватемалой, однако доходившие до юкатанского губернатора известия с юга можно было оценить как появление у него соперника в покорении Тайясаля.

После захвата Сакбаяйлана отряд гватемальского губернатора Барриоса не смог продолжить путь к Нох-Петену и вернулся в Гватемалу. Оценив результаты своего похода, Барриос решил, что нет смысла строить дорогостоящую королевскую дорогу через малонаселённые и враждебные земли Лакандона. Чтобы закрепить успех своего похода в сердце давно беспокоившего их региона, гватемальские испанцы решили обосноваться в Сакбаяйлане, который был переименован в Долорес-дель-Лакандон. Гватемальская часть дороги должна была начаться от пограничного городка Кохабан и продвигаться на север к озеру Петен-Ица по самому короткому маршруту.

Де Урсуа приказал Гарсии поскорее идти в землю ицев. Исполняя приказ, тот спешно построил опорный форт в посёлке Чунтуки в 100 км к северу от Петен-Ицы. Здесь сосредотачивались испанские войска и работники, сюда же свозились припасы. 27 июля де Урсуа отправил в Чунтуки ещё три отряда ополчения (по 25 человек каждый) для усиления Гарсии. Вглубь царства Кехаче без предварительной разведки был отправлен отряд лояльных испанцам ополченцев-майя, вооружённых мушкетами. Не встречая сопротивления, они дошли до города Чунпич. Увидев врагов, горожане разбежались по окрестным джунглям. Мушкетёры поспешили разграбить всё ценное и собрать продукты. Тем временем подоспели лучники Кехаче, которые напали на разбредшихся по городу пришельцев — начался бой. Мушкетёры смогли собраться на главной площади и дать несколько залпов по нападавшим, воины Кехаче отступили. Юкатанские ополченцы закрепились в городе и стали ожидать подхода главных испанских сил.

Индейский лучник. Иллюстрация из альманаха «Новый Солдат».

Около 3 августа Гарсия привёл все свои силы в захваченный Чунпич, а к октябрю испанские солдаты вышли к реке Сан-Педро. Воины Кехаче нападали на отдельные отряды и рабочих, мешали доставке провизии. Столкновения в джунглях продолжались до ноября. Затем потрёпанное испанское воинство отошло к Кампече, а в передовом лагере в Чунтуке был оставлен гарнизон из 86 солдат. Де Урсуа, обеспокоенный задержкой, собрал со всего Юкатана ещё 150 солдат испанского или смешанного происхождения, а индейские христианские старосты прислали 100 лучников. Кроме того, были набраны новые носильщики и рабочие. В октябре 1695 года Гарсия получил первый отряд, а союзные майя пополнили армию вторжения лишь в марте 1696-го.

Получив подкрепления, испанцы приступили к активным действиям. Под защитой солдат рабочие строили дорогу через джунгли. Все попытки нападения были отбиты, а индейские селения вдоль дороги — уничтожены. Беженцев-майя согнали в две католические францисканские миссии. К концу декабря 1695 года царство Кехаче было разгромлено испанцами.

Успехами солдат решили воспользоваться монахи. Уже знакомый нам Андрес де Авенданьо и ещё четыре монаха вновь направились на юг. Каменная королевская дорога сильно сократила время путешествия: выйдя из Мериды 13 декабря 1695 года, он дошёл до Нох-Петена всего за месяц. Уже 5 января францисканец обогнал испанский авангард, а затем двинулся по индейской тропе с провожатыми из местных майя и 14 января прибыл в столицу ицев. Авенданьо пришлось пройти через земли враждебного ицам, но зависимого от них царства Ковох. Здесь у монахов отобрали все ценные подарки, которые они несли в Нох-Петен как дары испанского короля.

19 января 1696 года в Нох-Петен приехал правитель Ковоха, желавший поучаствовать в переговорах между Кан-Эком и францисканцами. Вначале он всячески поддерживал испанцев, так как надеялся, что те сместят царя Тах-Ицы. Затем он узнал, что испанский король готов оставить власть Кан-Эку, если тот примет христианство и признает главенство Испании. Это не входило в планы врагов ицев — они задумали убить послов и свалить вину на Кан-Эка. Тот узнал об этом, сообщил Авенданьо и помог монахам спешно покинуть город. После этого раскол среди ицев окончательно парализовал их элиту: все подозревали друг друга в предательстве, но боялись сделать что-то конкретное.

Путь назад через Ковох был смертельно опасен, и монахи рискнули возвращаться через ещё одно зависимое, но враждебное Тах-Ице царство Йалаин. Здесь их встретили хорошо, владыка Йалаина, по-видимому, даже предложил военную помощь в предстоящем сражении с ицами. Затем францисканцам дали провожатых и отправили к пограничному городу Типу. По каким-то причинам индейские проводники вскоре покинули испанцев, и тем пришлось целый месяц блуждать по джунглям. Тем не менее они смогли выбраться и поспешили вернуться в Мериду.

Карта региона Тайясаль в конце XVII века.

Битва в Чихе

Ещё в декабре 1695 года Кан-Эк послал в Мериду послов, чтобы разузнать, сможет ли он тянуть время дальше. К середине января капитан Гарсия с авангардом из 90 солдат в сопровождении рабочих и носильщиков дошёл до реки Сан-Педро и создал временный лагерь. Гарсия надеялся на поддержку лучников, набранных им из пленников-кехаче, но те разбежались. Сбежали и некоторые из майя-христиан, которые боялись свирепых ицев и не верили в благополучный исход дела. Пока испанцы строили лодки, чтобы наладить постоянную переправу через реку, к ним подошла разведывательная группа из 60 воинов царства Ковох. Они представились простыми охотниками, но было понятно, что это не так. Понаблюдав некоторое время, индейцы ушли в джунгли.

Тем временем Гарсия отправил двух разведчиков на озеро, чтобы обнаружить местонахождение Авенданьо. Разведчики встретили индейцев-христиан, сопровождавших монаха до Нох-Петена: те спешили в лагерь Гарсии с письмом от него. В письме Авенданьо высказывал надежду на успех его миссии по мирному разрешению конфликта. Сопровождавший отряд Гарсии францисканец Хуан де Сан-Буэнавентура был восхищён письмом, и решил отправиться на помощь своему товарищу.

Для сопровождения Буэнавентуры капитан Гарсия послал к озеру старшего офицера капитана Педро де Зубиара с 60 мушкетёрами и 40 носильщиками. 2 февраля к ним подошли два воина ицев и рассказали о недавней битве между гватемальской экспедицией и силами царства Тах-Ица. Завершив свой рассказ, воины показали испанцам записку от Авенданьо, в которой тот писал, что по этой местности можно безопасно продвигаться вперёд.

Когда испанцы подошли к прибрежному селению Чихе, к берегу причалило множество каноэ, в которых было не менее 300 воинов-ицев. Воины спокойно подошли к испанцам и начали загружать их вещи в каноэ, предложив распределить солдат по лодкам. Францисканцы с готовностью сели в большое каноэ с двумя солдатами в качестве эскорта. Один из испанских солдат отказался садиться рядом с «кровожадными туземцами» и толкнул одного из предводителей ицев. Словесная перепалка быстро перешла в драку. Двоих носильщиков ицы избили до смерти, а дюжину испанцев взяли в плен. Как только один из пленников был обезглавлен, солдаты дали залп из мушкетов. Де Зубиар и его люди отступили от берега и перегруппировались на открытой поляне, где их окружали около 2000 индейцев. Один из индейских воинов вырвал из строя испанского солдата и сразу же проломил ему голову. В этот момент около 10 000 лучников появились из каноэ, скрытых среди мангровых лесов на берегу. Испанский офицер приказал своим людям дать залп в упор — погибло 30–40 индейцев. Понимая, что они безнадёжно уступают в числе, испанцы отступили, оставив захваченных товарищей на произвол судьбы.

Два дня спустя де Зубиар и оставшиеся в живых члены его экспедиции вернулись в базовый лагерь в Чунтуки. Испанских пленников ицы отвезли в Нох-Петен и принесли в жертву. Позднее верховный жрец ицев рассказывал, что положил связанных Буэнавентуру и его спутников на крестообразные алтари и вырезал их сердца.

Кровавые события, развернувшиеся на берегах озера Петен-Ица, убедили губернатора де Урсуа в том, что Тайясаль не сдастся без боя, и он начал готовить сокрушающий удар.

Продолжение следует: Тайясаль-1697: захват испанцами города Нох-Петен — последней столицы майя.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится