Тайясаль 1695–1696: строительство дороги и последний бой капитана Диаса
1,786
просмотров
После одобрения испанским правительством проекта по строительству дороги из Юкатана в Гватемалу независимые царства майя в районе озера Петен-Ица оказались под угрозой...

Защитой от испанской экспансии служили труднопроходимые джунгли и болота — каменная дорога должна была устранить эти препятствия. Губернатор Юкатана с воодушевлением принялся за реализацию своего плана, но губернатор Гватемалы задумал опередить коллегу и решить проблему Тайясаля самостоятельно.

Карта колониального Юкатана, начало XVIII века. Королевская дорога обозначена жёлтым цветом.

Из-за высокой смертности индейских работников испанским поместьям-энкомьендам требовался постоянный приток рабочих рук. Теперь же губернатор затеял грандиозный проект, для которого нужны были исполнители, поэтому экспедиции Гарсии предписывалось отправиться в джунгли пограничья, чтобы поймать как можно больше «диких» туземцев.

В середине апреля испанцы двинулись на территорию племенного союза Кехаче, начинавшуюся примерно в 5 км к северу от современной границы между Мексикой и Гватемалой. Захватив в плен проживавших там общинников-майя, испанский отряд встретил отпор индейских воинов. В короткой схватке были убиты и схвачены несколько воинов Кехаче. Пленники сообщили Гарсии, что в этих местах живёт множество свободных майя.

Испанцы поспешили увести свою добычу на подконтрольную территорию. 21 апреля 1695 года капитан Гарсия сообщил губернатору, что оставил часть пленников для работы в своём поместье, а остальных отправил в Кампече.

Подготовка и начало экспедиции

Тем временем в Гватемале в доминиканской миссии Кобан капитан Хуан Диас де Веласко готовил ещё одну, на сей раз секретную экспедицию. Губернатор Гватемалы Хасинто де Барриос Леал не хотел играть вторую роль в честолюбивых планах Мартина де Урсуа. Барриос решил направить в столицу ицев город Нох-Петен четырёх доминиканских монахов, чтобы те опередили людей Урсуа. Священники должны были объяснить индейскому правителю, что сопротивление бесполезно, и лучший выход для него — это как можно скорее перейти под покровительство гватемальского губернатора.

Сопровождать монахов должны были 70 испанских солдат из пограничной местности Альта-Верапас, а также некоторое количество союзных лучников-майя и носильщиков. Чтобы обеспечить секретность экспедиции, было решено организовать набеги на территорию воинственных майя-лакандонов. Для этого испанцы собрали два отряда: первый должен был совершить отвлекающий манёвр и отправился в набег на север; второй отряд под командованием самого губернатора Барриоса должен был пробиться к озеру Петен-Ица через центр земель лакандонов. Тем временем отряд капитана Диаса направился в Нох-Петен через разорённые и опустошённые эпидемиями земли царства Мопан.

Выйдя из пограничного селения Кохабан в марте 1695 года, к середине апреля Диас и его люди дошли до столичного города Мопан. Местный индейский правитель и его окружение предпочли укрыться в джунглях, с испанцами общались четыре члена Совета старейшин. Они отказались сообщить незваным гостям, где находится Тайясаль, сославшись на то, что и сами не знают. Монахи, отлично понимавшие, что это не так, посоветовали сделать вид, что Диас верит индейцам. К этому времени большинство носильщиков-майя из Кохабана разбежалось в страхе перед кровожадными воинами ицев. Чтобы двигаться дальше, испанцам требовались новые носильщики и продукты. Было решено пока оставаться в Мопане, а на разведку отправить 50 испанских мушкетёров и некоторое количество союзных лучников. Разведчики должны были встретиться с экспедицией Барриоса — испанцы не знали, что губернатору не удалось пробиться через земли лакандонов.

Улочка колониального города в Кохабане.

Дорога к столице ицев

6 апреля разведывательный отряд обнаружил чётко выделявшуюся дорогу, которая могла вести только к Нох-Петену. Индейские разведчики также нашли свидетельства, что примерно месяцем ранее этой дорогой пользовались ицы. Не доходя до озера Петен-Ица примерно 40 км, утомлённые испанцы и их союзники устроили лагерь, а вперёд выслали дозорный отряд из двух солдат, двух лучников, двух переводчиков-мопанов и двух носильщиков из Кохабана.

Дозорные продолжили идти по дороге и столкнулись с тридцатью местными охотниками-ица, которые были вооружены луками, копьями и щитами. Стороны приготовились к бою, но испанский солдат приказал переводчику-мопану объяснить охотникам, что они лишь часть мирной торговой экспедиции, оружие им нужно только для защиты, и с ними пришли миссионеры. Переводчик отделился от испанцев и подошёл к индейцам. Судя по обрывкам фраз, понятным испанцам, переводчик-мопан уговаривал ицев немедленно убить всех пришельцев. Один из сопровождавших европейцев союзных лучников-майя бросился к переводчику и потащил его назад. Началась потасовка. Испанцы разрядили мушкеты и убили двоих ицев, ещё одного своим мачете зарубил носильщик. Охотники бросились бежать, а испанский дозор поспешил вернуться в лагерь.

Через пять дней после этой стычки индейский офицер Диаса по имени Антонио Мачука возглавил группу из 12 мушкетёров, 25 лучников и 13 носильщиков, чтобы попытаться найти Барриоса, а также разведать путь к озеру. Основные силы испанцев в это время переместили свой лагерь ещё ближе к озеру. Следующей ночью отряд Мачуки вернулся в лагерь с пленником, захваченным после ожесточённого боя с разведчиками ицев. Допрос показал, что пленник занимает важное положение при дворе правителя майя, и что он должен был найти испанцев и посмотреть, пришли ли они в качестве торговцев или захватчиков.

На следующий день разведчики Мачуки отошли от лагеря примерно на 15 км и наткнулись на группу из десяти охотников. Испанцы попытались поговорить с индейцами, но те начали стрелять в них из луков. Мушкетёры попробовали выстрелить в противника, но порох отсырел, и ожидаемого залпа не произошло. Ицы бросились на испанцев. Примерно за час боя шесть индейцев было убито, а остальные бежали. Благодаря численному преимуществу, а также стеганым и кожаным доспехам испанский отряд не имел потерь. Испанцы преследовали бегущих ицев, и последовала ещё одна ожесточённая схватка, в которой погиб ещё один индеец (остальные поспешили спастись бегством). Беглецы вывели разведчиков Мачуки на берег озера Петен-Ица. Испанцы и их союзники увидели на другом берегу Нох-Петен, но, заметив множество лодок с воинами, спешно отступили на юг. Вернувшись к месту боя, испанцы заметили, что один из индейцев ещё дышит — его погрузили на носилки и взяли с собой. Через день отряд Мачуки вернулся в лагерь капитана Диаса.

Каменные наконечники с алтаря в Йалаине.

Во время этих событий в Нох-Петене находился миссионер-майя из христианского индейского поселения Типу. Он поспешил вернуться домой и сообщил колониальным властям Юкатана, что со стороны Гватемалы к Тайясалю подошёл вооружённый отряд испанцев. К ним на встречу вышли любопытные охотники, но чужаки напали на них и убили, в ответ ицы поспешили собрать войско в 3000 или даже 4000 лучников.

24 апреля первый из пленников-ицев сбежал из главного лагеря Диаса, зато пришёл в себя раненый, которого доставил Мачука. Этот человек оказался знатным воином и был осведомлён о делах в Нох-Петене. По его словам выходило, что никаких переговоров после вооружённых стычек уже не получится, к тому же, ицы заранее подготовились к большой войне с захватчиками.

Доминиканские монахи в резких выражениях выразили своё негодование привычкой испанских солдат стрелять в индейцев при любом подвернувшемся случае. Найти следов отряда Барриосы не удалось, а это означало, что принимать решение о дальнейшей судьбе похода предстоит самостоятельно. Испанцы и их индейские союзники сильно устали, а носильщики-мопаны разбежались. Диас и доминиканцы сошлись на том, что наличными силами нельзя заставить ицев пойти на переговоры. Прихватив с собой пленника, испанцы поспешили вернуться в Гватемалу. Ицы не препятствовали отступлению чужеземцев, более того, готовясь отражать вторжение, они спешно увели на север своих людей, живших неподалёку от Мопана. Поход испанцев из Гватемалы в Тайясаль не увенчался успехом.

Новый поход нового губернатора

Во второй половине 1695 года губернатор Барриос начал планировать ещё одну экспедицию против Нох-Петена из Альта-Верапаса. Однако в ноябре Барриос умер, а исполняющим обязанности главы гватемальской колониальной администрации стал верховный судья Хосе де Эскалс. Он назначил другого члена суда по имени Бартоломе де Амескета руководителем следующей экспедиции против ицев. В сезон проливных дождей Амескета повёл отряд из 150 человек через джунгли. Выйдя из Кохабана в Мопан, они достигли цели 25 февраля 1696 года. Весьма важным являлся тот факт, что до этого промежуточного пункта уже была проложена королевская дорога.

Гватемальцы всё ещё не знали о том, что происходит на Юкатане, а потому не могли рассчитывать ни на какую помощь. Кроме того, люди Амескеты страдали от нехватки продуктов, многие из них были больны, а 25 человек и вовсе слегли от лихорадки. Не имея возможности двигаться дальше, испанцы остались в Мопане. В то же время было отобрано 25 самых крепких из членов экспедиции — этот отряд под командованием опытного капитана Диаса де Веласко должен был сопроводить до Нох-Петена доминиканских монахов Кристобаля де Праду и Хасинто де Варгаса. Проводником и переводчиком стал знатный пленник, которого Диас захватил во время предыдущего похода в Тайясаль: он полностью поправился, выучил испанский и смог завоевать доверие капитана.

7 марта 1696 года маленький отряд вышел из Мопана, продолжая идти по только что построенной королевской дороге. Через пять дней испанцы дошли до местечка Чакаль, где встретили передовую группу строителей дороги. Здесь Диас увеличил своё небольшое войско до 49 мушкетёров и 34 лучников. Уже зная дорогу к озеру Петен-Ица, испанцы без потерь и особых трудностей добрались до небольшого прибрежного поселения ицев. В качестве посла Диас отправил в Нох-Петен своего бывшего знатного пленника, а теперь проводника.

Каменные ножи майя из Белиза.

Амескета ищет Диаса

В Мопане Амескета привёл в порядок свой отряд, получил необходимые припасы и решил догнать Диаса. 10 марта 1696 года Амескета и монах Августин Кано в сопровождении 10 солдат покинули Мопан. Через неделю они прибыли в Чакаль, не имея никаких известий от Диаса. 20 марта Амескета покинул Чакаль и с 36 мушкетёрами решил углубиться в джунгли на расстояние четырёх дней пути. Через два дня он встретился с носильщиками Диаса, которых тот отправил в Мопан.

Следуя по указанному пути, испанцы вышли на берег Петен-Ицы. Когда они шли вдоль берега, на безопасном расстоянии их сопровождало около тридцати индейских лодок с воинами. Были найдены многочисленные признаки того, что люди Диаса проходили здесь, и Амескета предположил, что они каким-то образом смогли попасть в Нох-Петен. Знаками испанцы показали индейцам в лодках, что хотят поговорить с ними.

На следующий день к заночевавшим на берегу испанцам подошла группа индейцев, которых по манере вести себя, украшениям и одежде испанцы определили как посланников индейского царя. Стороны обменялись подарками, а затем Амескета попросил этих людей доставить письмо капитану Диасу в Нох-Петен. Ицы разволновались и начали что-то сердито говорить чужеземцам, но никто из гватемальцев не знал этого языка. Затем все немного успокоились, и индейцы знаками предложили испанцам сесть на маленькие лодки и отплыть всем вместе в город, видневшийся вдали. В этот момент один из испанцев опознал в туземце из свиты послов носильщика из Мопана, знакомого ему по первому походу Диаса. Как показалось испанцу, тот пытался предупредить, что доверять ицам нельзя.

После того, как Амескета узнал об этом, он решил отклонить предложение индейцев и спросил мнение самого опытного из следопытов-майя. Тот ответил, что разделить вражеские силы, а потом напасть — это именно то, чего хотят язычники.

В итоге стороны просто разошлись. С наступлением темноты испанцы спешно покинули берега озера. 25 марта Амескета и его отряд вернулись в Чакаль, а 9 апреля разбили укреплённый лагерь в 40 км к северу от Мопана.

В страхе перед испанцами, а точнее, сопровождавшими их болезнями, индейцы бежали в джунгли. Тех, кого удавалось поймать, отправляли на работы в Гватемалу. В безлюдной местности испанцы не могли обеспечивать себя провизией и отступили в область Альта-Верапас. Строительство южной части королевской дороги прекратилось.

Комплекс вооружений Мезоамерики. Лишь некоторые из майя Тайясаля дополнили его испанскими стальными мачете.

Судьба отряда Диаса

О том, что случилось с капитаном Диасом и его людьми, стало известно намного позднее. Проводник испанцев не вернулся назад, зато в лагерь пожаловали знатные ица, которые показали пришельцам монашеские чётки. Посмотрев через озеро, испанцы увидели мужчин, одетых как монахи, которые приветственно махали им руками.

Оставив сомнения, испанцы погрузились в лодки и направились на другой берег. В лагере остались только христианские лучники и носильщики. На середине пути все маленькие лодки были перевёрнуты индейцами, а сидевшие в них люди Диаса — утоплены.

Сам Диас, доминиканцы и двое солдат остались одни в большой лодке, из которой выпрыгнули все гребцы. Путь назад был отрезан вражескими лодками, и испанцам пришлось причалить к пристани Нох-Петена. Здесь Диас и солдаты убили мечами нескольких нападавших, но силы были неравны. Капитан и его люди погибли в бою. Монахов ицы схватили, избили, привязали к алтарю, а потом вырезали их сердца.

В это время несколько тысяч языческих лучников пересекли на лодках озеро и напали на испанский лагерь. В кратковременном жестоком бою все пришельцы были убиты. В общей сложности воины из Нох-Петена убили 87 членов экспедиции капитана Диаса, включая 50 мушкетёров, 2 доминиканцев и 30 христиан-майя. Победители поторопились скрыть все следы сражения.

Людьми в монашеских рясах, звавшими испанцев на другой берег, оказались переодетые ицы. Одежду они предусмотрительно сохранили после убийства очередных миссионеров с Юкатана.

«Ястребы» из правящей верхушки царств Тах-Ица и Ковох приободрились после столь значимой, по их мнению, победы. Соперничество двух колониальных чиновников привело к своеобразной гонке юкатанцев и гватемальцев к Петен-Ице. Первыми к цели пришли испанцы из куда более бедной маленькой Гватемалы. Не имея возможности действовать силой, губернатор Барриос сделал ставку на дипломатию, однако, не доверяя друг другу, стороны договориться не смогли.

Так последним свободным майя удалось избавиться от непрошеных гостей с юга. Теперь им предстояло столкнуться с куда более серьёзной угрозой с севера.

Продолжение следует: Тайясаль 1695–1696: очередная попытка сторон договориться и испанское вторжение из Юкатана.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится