Три войны Секукуне: правитель народа бапеди против африканцев, буров и англичан
198
просмотров
После падения режима апартеида на карте ЮАР были увековечены имена многих великих африканских вождей XIX века, сражавшихся с колонизаторами. Однако имя одного туземного царя присутствовало на карте все последние полтора столетия.

Горный регион на северо-востоке ЮАР (ныне округ провинции Лимпопо) всегда назывался Секукунеленд — в честь Секукуне, правителя народа бапеди, чьё имя в 1870-х годах гремело не меньше, чем имя зулусского царя Кечвайо.

Страна и народ

Сотоязычные бапеди, ближайшие родичи народов басото и тсвана, создали в конце XVIII века державу, простиравшуюся от современной Претории до берега Индийского океана. Возглавлял государство могучий вождь Туларе. Затем наступила эпоха Мфекане — время экспансии зулусов во главе с вождём Чака, и древняя держава бапеди рухнула под ударами соседних народов: зулусов, свази и матабелов.

Карта расселения основных племён банту к началу XIX века. Цифрой 1 обозначены бапеди.

Сын Туларе Секвати после десятилетия скитаний и борьбы смог консолидировать новое царство — правда, гораздо более скромных размеров — в неприветливом горном регионе, ставшем сердцем новой страны бапеди. Тут он отразил несколько атак зулусов и свази, но в конце концов согласился присылать зулусскому царю ежегодные дары.

Затем в Трансвааль пришли буры. С 1847 года начались их конфликты с бапеди. Буры обвиняли бапеди в краже скота, бапеди обвиняли буров в похищении детей, из которых они делали «подмастерьев» на своих фермах. В сентябре 1852 года один из знаменитых вождей Великого Трека — переселения буров в центральные районы Южной Африки — Хендрик Потгитер повёл коммандо из 320 бюргеров на столицу Секвати, Пиринг, расположенную на вершине холма над рекой Стелпорт. Осада продолжалась 24 дня. Попытку штурма бапеди отбили. В бою отличился старший сын Секвати — Секукуне.

Буры отступили, но и Секвати в следующем году покинул Пиринг и ушёл дальше в горы, где в хорошо защищённой долине на склоне гор Леолу основал новую столицу Тсате. Это место отличалось плодородной почвой и обилием осадков. Добраться до него можно было только после тяжёлого подъёма по узким извилистым тропам, где каменные стены, нагромождения валунов и скрытые пещеры идеально подходили для устройства засад.

Через несколько лет, в 1857 году, Секвати договорился с бурами о границе по рекам Олифантс (Лепеле) и её притоку Стелпорт (Тубатсе). Миссионеры оценивали численность подданных Секвати в 60 000–70 000 человек, а численность войска — в 12 000, разделённые на полки по клановому признаку, причём уже тогда треть из них были вооружены мушкетами.

Бапеди никогда не славились как великие воины, но были известны как хитрые горцы, мастера засад, прекрасные шпионы, хорошие лекари и колдуны. Живя в горной местности, где зимой температура могла опускаться ниже нуля, воины бапеди носили шапки и одежду из толстых шкур животных, защищавших в бою не хуже щитов.

Воин бапеди. Рисунок середины XIX века.

На груди воина-бапеди обычно висел рог-луве, издававший печальные протяжные звуки, деморализовавшие противников. Свази поговаривали, что эти рога делаются из костей поверженных врагов. В бою бапеди порой использовали традиционные копья-ассегаи, но предпочитали боевые топоры и тяжёлые палицы — до тех пор, пока не увлеклись огнестрельным оружием.

Секукуне-реформатор

Секвати умер 20 сентября 1861 года. Его старший сын Секукуне немедленно отстранил от власти любимца отца Мампуру, являвшегося наследником вождя. Тот бежал к свази, а Секукуне стал новым кгосикголо — «вождём вождей», как переводится титул правителя бапеди. Секукуне было чуть за 40, и он был храбрым воином, отличившимся в боях со свази и африканерами. Деятельный и способный, не склонный к кровожадности, новый правитель хорошо понимал, что в стремительно меняющемся мире Южной Африки придётся измениться и его народу. При этом белым он не доверял, считая их лжецами. Особенно вождь не любил миссионеров. В середине 1860-х годов миссионеры и их воспитанники — принявшие христианство бапеди во главе с братом Секукуне Динкваньяне (при крещении он был наречён Йоханнесом) — покинули Тсате и обосновались на бурских землях юго-западнее, около городка Мидделбург.

Секукуне энергично занялся перевооружением своего племени, наладил закупки ружей и боеприпасов у португальцев в бухте Делагоа. С началом алмазной лихорадки бапеди дружными командами, сформированными по полковому признаку, отправлялись на заработки в Кимберли и возвращались оттуда с оружием и порохом. Бапеди хорошо разбирались в оружии: португальский консул в бухте Делагоа отличал их среди всех прочих африканцев за внимание к казнозарядным ружьям, за которые они готовы были существенно переплачивать. Секукуне пытался даже заполучить артиллерию. Но пара попыток переправить пушки в страну бапеди, одну из которых предпринял Герберт Родс, старший брат великого Сесила Родса, будущего премьер-министра Капской колонии, провалились.

Царь бапеди Секукуне. Фотография сделана после его пленения в 1880 году.

Новая политика Секукуне давала результаты. В 1869 и 1875 годах он успешно отразил нападения больших отрядов свази, пытавшихся вернуть власть изгнаннику Мампуру. Оба раза численно превосходящее войско свази, традиционно полагавшееся на ассегаи, бапеди побеждали ружьями и мушкетами. С 1870 года ситуация изменилась: теперь уже бапеди каждый сезон совершали набеги на свази, угоняя скот.

Победы вселили в сердце Секукуне уверенность в своих силах. Считая себя независимым правителем, он запретил старателям искать золото на своём берегу Стелпорта. Многие африканцы с бурских земель, не желая принудительно трудиться на фермах, бежали в страну Секукуне, который принимал всех.

Открытый конфликт бапеди с бурами Южно-Африканской Республики, обычно именуемой Трансвааль, был лишь вопросом времени.

Великое коммандо президента Бюргерса

Зачинщиком конфликта оказался тот самый принявший христианство брат Секукуне, Динкваньяне-Йоханнес. В 1873 году он рассорился с миссионерами и увёл своих людей из миссии, помирившись с братом-кгосикголо. Динкваньяне осел около бурского городка Люденбург, построив деревню на землях, которые бапеди считали своими. Но африканеры придерживались иного мнения.

В марте 1876 года люди Динкваньяне вступили в конфликт с бурским фермером. Секукуне ответил на призыв брата о помощи и отправил ему воинов. Он считал своими все земли на юго-востоке до истоков реки Комати, куда, таким образом, попадал весь округ Люденбург бурской республики.

Секукунеленд на карте современной ЮАР.

Как раз по этим землям должна была пройти железная дорога, которой предстояло связать Преторию с португальской колонией в бухте Делагоа, дав Трансваалю столь желанный выход к морю, независимый от британцев. Строительство железной дороги было главным проектом президента Томаса Бюргерса, и он не мог не отреагировать на территориальные претензии Секукуне. К тому же маленькая победоносная война весьма укрепила бы авторитет либерального президента.

16 мая 1876 года трансваальский фольскраад (парламент) объявил Секукуне войну. К концу июня президент собрал 2000 бюргеров с четырьмя пушками Круппа, ракетной батареей и митральезой. Это были самые крупные силы, мобилизованные за всю историю бурской республики, и они получили гордое имя Великое коммандо. К ним присоединилось до 2500 воинов свази.

Президент Бюргерс лично отправился с войском в поход. Из-за этого его политический противник Пауль Крюгер, занимавший должность коммандант-генерала, который по закону и должен был встать во главе подобной экспедиции, отказался в ней участвовать, заявив об отсутствии над данным предприятием благословения Господнего.

Бурское коммандо в поле.

Буров возглавил Мартинус Преториус. Его силы были разделены на два отряда, которые под командованием Пита Жубера и Николаса Смита продвигались к Тсате с юго-востока и юго-запада. Несколько укреплений бапеди пали, но при штурме горной крепости Динкваньяне буры отказались поддержать атаку свази. Африканцы, не желая быть пушечным мясом, ушли домой.

В горной местности начались проблемы со снабжением, кончались патроны. И тем не менее 31 июля буры попытались штурмовать Тсате. Из-за отсутствия координации и общей недисциплинированности атака закончилась неудачей. Несмотря на призывы Бюргерса к патриотизму, уставшие, голодные и подавленные буры дружно выступили за возвращение домой. Поход Великого коммандо обернулся провалом.

Пит Жубер с бурскими командирами, 1870-е годы.

Президент Бюргерс не желал отступать и прибегнул к помощи наёмников, которых в те годы называли «флибустьерами». Его доверенные люди — бывший прусский офицер Конрад фон Шликман и ирландский революционер Альфред Эйлуорд — завербовали на алмазных приисках Кимберли несколько сотен лихих людей, которых, по словам очевидца, объединяла только «спасительная любовь к горячительным напиткам». На границах земель бапеди стояли форты, и оттуда наёмники совершали набеги на поселения африканцев, сжигая дома, убивая женщин и детей, уничтожая посевы и угоняя скот.

В одной из засад бапеди погиб фон Шликман. Несмотря на этот успех, после нескольких месяцев «грязной» войны Секукуне запросил мира. В феврале 1877 года он подписал договор, согласившись уступить спорные земли и уплатить штраф в 2000 голов крупного рогатого скота.

Однако вскоре обстоятельства изменились. В апреле 1877 года, используя как один из предлогов неудачный поход Великого коммандо, британцы аннексировали Трансвааль. Секукуне счёл договор с республикой аннулированным и не стал покидать спорные земли и платить штраф. У него появился белый советник — бурский фермер Абель Эрасмус, связанный с Паулем Крюгером и другими лидерами трансваальских буров, не смирившихся с британской аннексией. Эрасмус организовал снабжение Секукуне боеприпасами и всячески настраивал его против англичан.

Война полковника Роулендса

Многие британские колониальные администраторы и армейские офицеры полагали, что между бапеди и зулусами существует военный альянс, основанный на противостоянии общим врагам — бурам и свази. Конечно, Секукуне поддерживал тесные контакты с царём Кечвайо, но вряд ли тут можно говорить о военном союзе в представлении европейцев XIX столетия. Тем не менее вера в то, что эти два правителя могут согласовано «бросить вызов правлению белых на юге Африки», сыграла не последнюю роль в развязывании англо-зулусской войны.

Готовясь к походу в Зулуленд, британский главнокомандующий генерал-лейтенант лорд Челмсфорд решил обезопасить свои фланги, разобравшись с бапеди. Эту задачу он поручил своему старому боевому товарищу — полковнику Хью Роулендсу, заслужившему Крест Виктории в Инкерманском сражении во время Крымской войны.

Генерал-лейтенант Хью Роулендс, 1880-е годы.

Полковник получил под своё командование два пехотных батальона из 12-го и 80-го полков, 400 колониальных конных волонтёров во главе с майором Редверсом Буллером и пару крупповских пушек, доставшихся британцам в наследство от Трансвааля. Правитель свази неохотно прислал 500 воинов.

Однако полковник Роулендс затянул подготовку к экспедиции и сбор ресурсов. Не повезло ему и с погодой: когда в начале октября 1878 года он наконец выступил на Тсате, засуха была в самом разгаре, ручьи пересохли, а размножившиеся мухи цеце привели к массовому падежу скота. Бапеди прибегли к партизанской тактике. Они обстреливали британцев с дальней дистанции и беспокоили ночными атаками на лагерь, пугая вьючных животных, и те разбегались. Потеряв бо́льшую часть лошадей и мулов, страдая от жажды и нехватки еды, Роулендс был вынужден повернуть назад, так и не добравшись до Тсате. Он потерял одного солдата убитым и 11 ранеными.

Майор Редверс Буллер видел причину неудачи в личности командира:

«Целый месяц ничего не делалось, Роулендс ни на что не может решиться (…) он, конечно, настоящий джентльмен и хороший человек, но я бы предпочёл кого-нибудь, кто хоть что-то бы сделал».

Война генерала Уолсли

Вопреки опасениям британцев, в ходе зулусской войны бапеди особой активности не проявили, ограничившись набегами на белые фермы в пограничных районах. Африканское предание гласит, что, когда Кечвайо обратился к Секукуне с предложением помочь ему, атаковав британцев в Трансваале, кгосикголо бапеди отказался, напомнив, что царь зулусов никак не помог ему во время войны с бурами.

Разгромив зулусов, в июле 1879 года новый британский главнокомандующий генерал Гарнет Уолсли потребовал, чтобы Секукуне уплатил штраф в 2500 голов крупного рогатого скота и согласился на постройку в Тсате британского форта. Фактически это означало признание британского протектората. Правитель бапеди отказался. Видный колониальный администратор Теофиль Шепстон заключил, что «сокрушить Секукуне оказалось более сложной задачей, чем справиться с Кечвайо».

Современные виды Секукунеленда.

К середине октября провалилось ещё несколько попыток переговоров. Генерал Уолсли решил наконец провести военную операцию, которая должна была не только сломить непокорных африканцев, но и заставить замолчать жителей Трансвааля, недовольных британским правлением:

«Ничто не окажет столь сильного влияния на местных буров, чем наша готовность и способность уничтожить Секукуне, с которым они безуспешно сражались».

Главные силы англичан должны были продвигаться к Тсате с севера, а вспомогательная колонна двигалась через горы с востока. Основной проблемой было снабжение войск. Несколько лет войны опустошили пограничные территории, окрестные фермы давно были заброшены, и в радиусе 150 км невозможно было достать никаких припасов. Громадные обозы доставляли всё необходимое для армии за 250 км из Претории.

К началу ноября Трансваальские полевые силы насчитывали 1400 британских пехотинцев, 400 конных колониальных волонтёров и 2000 африканцев из вспомогательных частей. К ним присоединились 8000 воинов свази, которых привёл капитан Маклеод.

Капитан Маклеод, шотландский предводитель свази.

3 ноября британцы стали медленно продвигаться вглубь горной страны. В прощальном письме другу перед выступлением в поход Уолсли написал, что «надеется выпить чай в доме Секукуне» к 1 декабря, с долей юмора посетовав, что, в отличие от Кечвайо, этот вождь отказался сражаться «по-джентельменски», а вместо этого «укрепился на чрезвычайно сильной природной позиции и достаточно мудр, чтобы удерживать её».

Главными силами командовал лихой кавалерист полковник Бейкер Рассел. Под его началом находились два пехотных батальона из 21-го и 94-го полков, триста колониальных волонтёров, африканские части и четыре пушки. Основу восточного отряда под командованием уланского майора Генри Бушмена составили воины свази, поддержанные парой пехотных рот и сотней колониальных волонтёров.

Воины свази в традиционном облике, наши дни

Британцы продвигались медленно, расчищая дороги и строя по пути земляные форты. Бапеди прибегли к обычной для них партизанской тактике, но не смогли серьёзно затруднить наступление противника. 25 ноября главный отряд разбил укреплённый лагерь в 5 км от Тсате, а восточный — в 8 км. Следующий день командиры потратили на подготовку к штурму и координацию действий двух отрядов.

Британские солдаты и африканцы во время войны с бапеди.

Тсате, насчитывающий около 3000 хижин, расположился на нижних склонах горной цепи Леолу. Ведущую к нему долину перекрывал изъеденный пещерами высокий холм Нцванег, прозванный бурами Боевым холмом. Две долины, огибающие Боевой холм и ведущие к Тсате, были усеяны валунами, между которыми бапеди насыпали каменные баррикады и готовились встретить за ними атакующих. Столицу защищало около 4000 воинов, вооружённых огнестрельным оружием.

сате и Нцваненг. Зарисовка одного из офицеров штаба генерала Уолсли.

В 2 часа ночи 27 ноября 1879 года, без громкой побудки, чтобы не спугнуть бапеди, британские части выступили из лагеря. Через два часа артиллерия открыла огонь, и две колонны — под командованием майора Фредерика Кэррингтона и бурского комманданта Игнатиуса Феррейры — одновременно начали продвигаться по двум долинам вокруг Боевого холма. Пехотинцы и спешенные волонтёры медленно шли вперёд растянутыми цепями, прижимаясь к земле, прячась за валуны и кусты. Бапеди вели достаточно меткий ответный огонь, а когда британцы подходили слишком близко, отступали к следующей баррикаде, не давая врагу перейти к штыковой атаке.

Британские солдаты штурмуют позиции бапеди.

К 6:30 колонне Феррейры удалось прорваться к Тсате, зато наступление колонны Кэррингтона заглохло. В это время на горном гребне на фоне рассветного неба появились силуэты свази, ведомых майором Бушменом. Тысячи африканских воинов в головных уборах из чёрных страусовых перьев с боевыми воплями устремились вниз по склону. Именно атака свази сломила сопротивление бапеди. Многие полегли в отчаянных рукопашных схватках с кровными врагами. Другие отступили в пещеры Боевого холма. К 8 утра Тсате был взят. Над столицей поднялись густые столбы дыма.

Свази идут в атаку.

Остаток дня британцы и их союзники-свази провели в безуспешных попытках выкурить уцелевших бапеди из пещер Боевого холма. Военные инженеры изготовили импровизированные заряды из пропитанных нитроглицерином мешков с песком, и солдаты стали забрасывать их внутрь пещер. Однако среди бапеди было много тех, кто работал на алмазных шахтах Кимберли, и они прекрасно умели обращаться с взрывчаткой — они просто отрезали и гасили взрывные шнуры. Под прикрытием налетевшей грозы бапеди ночью прорвали оцепление вокруг Боевого холма и рассеялись по горам. А 2 декабря кавалеристы Феррейры взяли в плен Секукуне, обнаруженного в пещере в 25 км от Тсате.

Окончательное усмирение страны бапеди генерал Уолсли доверил свази. Те несколько дней грабили окрестности столицы и убивали всех, кроме молодых девушек.

У пещеры, где укрылся Секукуне. Зарисовка одного из офицеров штаба генерала Уолсли.

В битве при Тсате британцы потеряли четырёх офицеров и 14 нижних чинов убитыми, 56 человек было ранено. Потери оказались выше, чем в закончившей зулусскую войну битве при Улунди. Погибло около 600 свази и не менее тысячи бапеди. Крестами Виктории были награждены Френсис Фицпатрик и Томас Флаун, рядовые 94-го полка, спасшие под вражеским огнём тяжело раненного лейтенанта Дьюара.

Конец бапеди

Страна бапеди стала британским владением, управляемым колониальными чиновниками. Всё оружие у её обитателей было конфисковано. Тсате пришёл в запустение. Закон запретил бапеди приближаться к бывшей столице ближе, чем на 10 км. История знаменитых горных воинов завершилась.

Секукуне находился в тюрьме Претории до 1881 года, когда в итоге Первой англо-бурской войны африканеры Трансвааля вновь обрели свободу. Буры вернули Секукуне власть над страной, пусть и урезанной в размерах, но не позволили восстановить Тсате. Через два года неугомонный Мампуру наконец-то смог убить брата. Президент Трансвааля Пауль Крюгер послал на поимку преступника коммандо. Мампуру был схвачен и повешен по приговору суда.

Памятник трём великим африканским правителям, сражавшимся с колонизаторами в 1870-х годах: Кечвайо, Секукуне и Лангалибалеле. Кейптаун, наши дни.

Новым правителем бапеди стал Секукуне II, сын знаменитого вождя. Он оставался верным союзником африканеров и во время Великой Южноафриканской войны, разразившейся в конце ХIХ столетия.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится