Война за селитру
739
просмотров
Если в XX веке большинство вооружённых конфликтов в Латинской Америке имело вид внутригосударственный (в форме военных переворотов, гражданских войн и мятежей), то в XIX веке молодые нации активно воевали между собой.

Страны и коалиции со сменяемым составом постоянно выясняли отношения, борясь за территории и ресурсы. Ожесточённые войны были менее кровопролитными, чем их европейские «аналоги» лишь в силу того, что Центральная и Южная Америка в XIX веке были гораздо менее плотно населены, и армии, соответственно, были числом поменьше. Войны, отгремевшие более века тому назад, до сих пор влияют и на настоящее. Яркий пример тому — Вторая тихоокеанская война.

Когда в товарищах согласья нет

Практическое значение истории как науки часто недооценивают. Интересные события прошлого, положенные на бумагу, воспринимаются широкой публикой в лучшем случае как средство скрасить досуг. К сожалению, подобный подход разделяют и политики, для которых в уже происходивших на планете событиях кроется уйма полезной информации. Всем известная банальная истина «мудрые люди учатся на ошибках других» увы, в реальной жизни используется редко.

Между историей двух серий военных конфликтов – 1-й и 2-й тихоокеанскими и 1-й и 2-й балканскими войнами – прослеживается очень интересная и поучительная параллель. В обеих «первых» войнах объединённые общим врагом – бывшей метрополией – молодые государства преодолевали междоусобные противоречия и побеждали. Во «вторых» войнах вчерашние союзники, окрылённые недавними победами, начинали братоубийственную войну между собой. Победив испанцев, латиноамериканцы впоследствии начали с энтузиазмом бить других латиноамериканцев. Нельзя утверждать, конечно, что руководители Болгарии и Сербии ничего не знали о достаточно близких по времени тихоокеанских войнах. Но кто знает – сделай они правильные выводы, может быть славянам в 1913 году и не пришлось бы стрелять в славян.

Карта приграничья Перу, Боливии и Чили накануне 2-й тихоокеанской войны. Боливия ещё имеет выход к морю. Современные границы обозначены чёрной линией

Общая победа над Испанией в 1-й тихоокеанской войне показала, что в случае необходимости латиноамериканские государства могут забыть о противоречиях и действовать сообща. Но идиллия не продлилась долго. Причиной одного из самых значительный военных столкновений конца XIX века в регионе стала селитра. Если ещё в 1860-х годах основной статьей экспорта Перу было гуано (события 1-й тихоокеанской войны как раз начинались с оккупации Испанией месторождений этого удобрения на островах Чинча), к концу 1870-х на первое место вышла селитра. Европа переживала «зелёную революцию», объёмы потребляемых её сельским хозяйством азотных удобрений росли, а изобретение в 1867 году Альфредом Нобелем динамита сделало добычу селитры более простой и выгодной. Месторождения перуанской селитры находились в южных департаментах страны, у границы с Боливией.

Битва у Арики, одно из крупнейших сражений 2-й тихоокеанской войны

В Боливии также было много селитры. Исходно и перуанские, и боливийские месторождения разрабатывались чилийской частной горнодобывающей компанией, но Перу в период мирового экономического кризиса в 1873–75 годах национализировало свои месторождения. Боливия же до поры до времени ограничилась 10%-м налогом на транспортировку на железной дороге, по которой чилийцы вывозили селитру к портам Тихого океана.

Пустынные территории у боливийской Антофагасты активно заселялись чилийцами. Не имея ресурсов для освоения этих земель, Боливия шла на уступки, так как граница с Чили в регионе была спорной. Выход к морю для Боливии был критически важен, ведь кроме селитры страна продавала серебро и олово, которые также вывозились через тихоокеанские порты. Пытаясь подписать договор о границе, Боливия предоставила чилийцам значительные экономические преференции: соседи получили право беспошлинно ввозить через порты региона на территорию Боливии машины, орудия производства и продукты питания. Кроме того, они могли свободно добывать здесь селитру, а экспортные пошлины за её продажу и другие налоги в отношении граждан Чили и их собственности боливийцы обязались не повышать 25 лет. Одновременно, подстраховываясь, правительство Боливии налаживало союзные отношения с перуанцами: в 1873 году с Перу был заключён секретный оборонительный договор.

Ещё одним фактором, значительно повлиявшим на дальнейшие события, было наличие значительных английских инвестиций в разработку селитряных месторождений в Перу и Боливии. Установление государственной монополии на добычу и экспорт селитры в Перу и высокая вероятность подобных событий в Боливии (благодаря национализации Перу удалось справиться с последствиями кризиса) привели к тому, что финансовые круги Великобритании практически открыто поддерживали чилийские амбиции в отношении боливийских месторождений и портов.

14 февраля 1878 года, ободрённый примером Перу, президент Боливии Иларион Даса ввёл дополнительный налог на экспорт селитры, объявив её национальным достоянием. Так как это решение грубо нарушало заключённый четырьмя годами ранее договор о границе, чилийское правительство надавило на Боливию, угрожая его разорвать. Боливийский президент временно отступил, отменив налог. Однако позже, рассчитывая на поддержку Перу, Даса решил настоять на своём решении. 18 декабря 1878 года совместная англо-чилийская компания КСФА, разрабатывавшая месторождения селитры в Боливии, получила требование на 80 000 песо в счёт налоговых недоимок. 1 февраля по распоряжению президента Боливии имущество компании было опечатано, а с 14 февраля пошло с молотка на аукционе. 12 февраля посол Чили в Боливии покинул Ла-Пас.

Чили атакует

В день начала аукциона по продаже имущества компании КСФА 14 февраля 1879 года полтысячи чилийских солдат десантом с моря заняли Антофагасту – крупнейший боливийский порт и административный центр провинции Атакама. Гарнизон города, населённого в основном чилийскими гражданами, состоял всего из 40 солдат, так что сопротивления десант не встретил.

Чилийские войска, занявшие боливийский порт Антофагаста

Перу попыталось выступить в роли посредника, добиваясь вывода чилийских войск, но чилийцы потребовали от них для начала денонсировать оборонительный договор с Боливией. Перуанский посол в Сантьяго пообещал, что его парламент рассмотрит этот вопрос, но чилийцы сочли ссылку на парламентские процедуры всего лишь попыткой оттянуть время для лучшей подготовки к войне. 5 апреля 1879 года Чили само объявило войну Перу. К этому моменту всё побережье Боливии было уже оккупировано, и чилийские войска вышли к границе южных перуанских департаментов.

Чилийцы были несравненно лучше готовы к войне, хотя численное превосходство в начале войны было на стороне альянса Перу и Боливии. По состоянию на 1879 год в чилийской армии насчитывалось 2440 человек, в перуанской – 5557, а в боливийской 1687. В ходе конфликта это соотношение изменилось в пользу чилийцев – в 1880 году, когда Боливия уже была выведена из войны, за Перу сражалось, по разным оценкам, от 25 до 35 000 солдат, а чилийцы смогли поставить под ружье 41 000 человек. По боеготовности, оснащённости и выучке армейские формирования союзников не шли ни в какое сравнение с армией Чили. Чилийская пехота была вооружена новыми бельгийскими винтовками Комблена, артиллерия располагала 70 крупповскими орудиями.

Чилийский пехотинец, вооружённый бельгийской винтовкой Комблена образца 1870 года

Армейские соединения Чили руководились собственными штабами (у перуанцев и боливийцев, как ни странно, их не было), а каждый чилийский офицер имел при себе карты местности. Этот факт особенно красноречив – например, после битвы у Тарапаки перуанские офицеры вынуждены были обыскивать в поисках карт собственной (!) территории трупы своих чилийских коллег.

Вытянутый вдоль Тихого океана театр военных действий обусловил важную роль господства на море. Оно позволило бы быстро перебрасывать войска и беспрепятственно осуществлять их снабжение. Силы для достижения этой цели у обеих сторон на первый взгляд были примерно равны. Непосредственно перед войной в строю перуанских ВМС числилось 4 броненосца, 7 деревянных боевых кораблей и 2 миноносца. У чилийцев военный флот состоял из 2 броненосцев, 9 деревянных судов и 4 миноносцев. При более внимательном рассмотрении и здесь, однако, у Чили обнаруживалось преимущество. Самые современные броненосцы Перу, построенные в 1860-х годах, имели толщину брони в 4 с половиной дюйма, а чилийский броненосец 1874 года постройки – 9 с половиной дюймов. Чилийские морские офицеры, как правило, имели за плечами подготовку в Англии.

В день объявления войны Перу, 5 апреля, чилийская эскадра блокировала перуанский порт Икике и начала его бомбардировку. 21 мая в районе того же порта произошло морское сражение, принёсшее победу перуанцам – монитор-броненосец «Уаскар» и фрегат «Индепенденсия» потопили чилийскую «Эсмеральду» и сняли блокаду с порта. Впрочем, успех был здорово обесценен тем, что в ходе сражения «Индепенсия» наскочила на риф. Тем не менее, «Уаскар» в течении почти полугода смог удерживать чилийцев от высадки на перуанское побережье, нападая на их транспорты и бомбардируя чилийские порты.

Морской бой у Икике; слева чилийский корвет «Эсмеральда», правее – перуанский броненосец «Уаскар»

23 июля перуанцы добились очередного успеха, захватив перевозившее подкрепление в Антофагасту транспортное чилийское судно «Римак» с 260 кавалеристами (с лошадьми и снаряжением) на борту. Это событие стоило постов чилийским министру обороны и командующему ВМС, но само по себе оно было лишь частью успешных действий «Уаскара». Монитор потопил 16 чилийских транспортов, захватил, помимо «Римака», ещё 5 кораблей, вернул из чилийского плена 2 захваченных ранее перуанских судна, обстрелял несколько чилийских портов и артиллерийскую батарею в Антофагасте. Новое военное руководство Чили сделало выводы, и уничтожение «Уаскара» стало первоочерёдной задачей для чилийского флота.

Но все обернулось для чилийцев еще лучше: в октябре 1879 года «Уаскар» был захвачен ими и после ремонта введен в состав своего флота. Чили достигло полного превосходства на море, и сухопутная война была перенесена на территорию перуанского департамента Тарапака. Здесь, в северной части пустыни Атакама, были сосредоточены селитряные месторождения, потеря которых, по мнению чилийского руководства, должна была принудить Перу к миру и признать себя побеждённым.

Деяния «храбрых» президентов

Союзники успели подготовиться к защите столицы департамента города Икике, сосредоточив здесь 9000 перуанских и боливийских солдат. 2 ноября чилийцы высадили крупный (10 000 человек) десант к северу от Икике, отрезав его от перуанской территории. Ситуация ещё не была катастрофической – со стороны г. Такны к Икике подходила трёхтысячная боливийская армия под командованием самого президента Дасы.

Командующий союзными войсками в Икике перуанский генерал Буэндиа решил разбить чилийский десант, и 4 ноября его солдаты вышли на марш под палящим пустынным солнцем. Всё шло относительно неплохо, но 16 ноября боливийский отряд президента Дасы под предлогом усталости прекратил свой марш на юг, где должен был совместно с войсками Буэндиа взять чилийский десант в клещи, и вернулся в Такну. Причиной такого «хитрого» манёвра, вероятно, стала трусость боливийского президента, который побоялся, что в случае поражения лишится президентского поста. Боливийский контингент в войсках Буэндиа, получив известия о малодушии своего президента, был деморализован.

Тем не менее, марш продолжился, и 19 ноября перуанцы и боливийцы атаковали чилийские позиции. Более современная артиллерия чилийцев подавила батареи союзников, и попавшие под её огонь пехотинцы были вынуждены отойти.

После этого боя деморализованные боливийцы отступили на свою территорию. 27 ноября порядевшая армия генерала Буэндиа, двигавшаяся на север (тем самым избегая возможного окружения), была настигнута чилийцами. Двухтысячный отряд перуанцев отчаянно сражался и разгромил чилийцев, захватив пушки противника, но, не имея провианта и припасов, продолжил отступление через пустыню в сторону Арики.

Потеря Тарапаки для Перу была катастрофой. Помимо залежей селитры, в этом южном регионе проживало около 200 000 человек из двухмиллионного населения страны. Президент Перу Прадо оказался достойным своего боливийского коллеги. Вместо того, чтобы возглавить остатки армии страны, он передал полномочия старому и больному генералу Ла Пуэрте, а сам, не уведомив ни конгресс, ни правительство и прикрываясь предлогом закупки в Европе новых партий оружия, 19 декабря покинул Перу с огромными денежными средствами и драгоценностями, собранными патриотично настроенными перуанскими аристократками для защиты страны. Мотивы его бегства были такими же, как у Дасы – поражение грозило потерей президентского поста.

Мариано Игнасио Прадо Очоа, президент Перу. Лишённый гражданства и генеральского звания, умер в изгнании в Париже

Впрочем, и побег ему ничего не дал – сразу после отъезда президента, 23 декабря 1879 года, в Лиме произошёл военный переворот. 28 декабря был свергнут и «доблестный» президент Боливии Даса.

Кампания 1880 года

Захватив Тарапаку, Чили предприняло меры для того, чтобы легализовать оккупацию на международной арене. Предложив оплатить 50% перуанского долга из доходов от эксплуатации селитряных месторождений, чилийцы добились поддержки Британией права Чили распоряжаться всеми полученными на оккупированных территориях доходами. Внешнеполитическая поддержка Соединённого Королевства позволила чилийцам произвести новые закупки вооружений в Англии и Франции и заблокировать попытку Перу получить заём в Париже.

Тем не менее, полной блокады Перу и Боливии не получилось – перуанцы закупили винтовки и патроны в США. Новый лидер Перу Пьерола объявил мобилизацию, призвав в ряды вооружённых сил всё мужское население от 18 до 50 лет.

Превосходство на море позволяло чилийцам в одностороннем порядке устанавливать место и время очередных сражений. 25 февраля крупный чилийский десант (более 13 000 пехотинцев, 1200 кавалеристов и 40 орудий Круппа) высадился в Ило, вновь отрезав войска союзников в Такне и Арике от основной части Перу. В результате серии сражений к 7 июня юг Перу был захвачен чилийцами, а Боливия, потеряв большую часть регулярной армии, фактически вышла из войны. Чилийцы не углублялись внутрь боливийской территории – занятием побережья их цели в отношении этой страны были достигнуты.

Переговоры о мире при посредничестве Британии и США, начавшиеся 22 октября 1880 года, провалились по причине неуступчивости сторон. Чилийцы настаивали на аннексии всех занятых территорий и выплате со стороны Перу и Боливии огромных контрибуций. Те, в свою очередь, не могли на это согласиться и настаивали на возвращении захваченных земель. Тем временем чилийское общественное мнение вовсю готовилось к тотальной войне против Перу. Ещё до начала переговоров, 20 сентября 1880 года, чилийский президент Пинто писал:

«Я убеждён, что Перу не пойдёт на заключение мира на тех условиях, которые мы ему предложим, и уступит лишь тогда, когда будет полностью уничтожено и обессилено. По моему мнению, лучше всего это может быть достигнуто сохранением оккупации тех территорий, которые мы завоевали. Наш морской флот должен <…> парализовать его торговлю и дезорганизовать его сахарную промышленность, с которой Перу получает сейчас свои доходы».

Чилийский флот в точности выполнял планы своего руководства. С помощью бомбардировок, морских десантов и при содействии китайских рабочих-кули, трудившихся на перуанских плантациях в положении рабов, чилийцы разрушили около тридцати крупных сахарных гасиенд по всему перуанскому побережью.

Когда стало окончательно ясно, что переговоры провалились, армия и флот Чили начали реализацию плана по захвату столицы Лимы. В ноябре и декабре 1880 года чилийцы высадили два крупных десанта общей численностью в 27 000 человек южнее перуанской столицы. Двигаясь на север, чилийцы практически не встречали сопротивления – перуанцы сосредотачивали войска непосредственно у города, решив дать сражение на подступах к нему. 30-тысячная армия защитников Лимы была укомплектована преимущественно спешно мобилизованными горожанами, индейцами, студентами университетов и колледжей. Возглавлял оборону лично президент Пьерола.

Безоговорочная победа Чили

В серии оборонительных сражений с 13 по 17 января 1881 года перуанская армия была разгромлена лучше обученными и оснащёнными чилийцами. Лима пала. Но богатые города Перу, расположенные вдали от побережья, оставались в руках правительства Пьеролы. В оккупированных регионах началась партизанская война.

Чилийские войска в районе Лимы, 1881 год

В занятой чилийцами Лиме с их согласия нотабли (главы богатейших семей города) избрали альтернативного президента, юриста Франсиско Гарсию Кальдерона. В результате у Перу стало два президента. Впрочем, расчёт чилийцев на то, что Кальдерон станет послушной марионеткой в их руках, не оправдался. Правительство Кальдерона начало за спиной у оккупантов переговоры с США. Результатом этой деятельности стал план, согласно которому США брали на себя выплату перуанской контрибуции Чили, получив взамен протекторат над оккупированной южной частью Перу.

Когда чилийцы поняли, к чему ведёт деятельность их перуанского «протеже», Кальдерон был арестован. И вот этот арест чуть было не повернул весь ход войны совсем в другую сторону. Госсекретарь США Блейн, всерьёз разозлённый смещением Кальдерона (которого правительство США успело признать как законного президента Перу), решил довести дело до разрыва дипломатических отношений с Чили и интервенции в эту страну. К счастью для чилийцев, в связи со смертью президента США Гарфилда на его месте оказался вице-президент Артур. Артур враждебно относился к фракции республиканцев, которую возглавлял Блейн, и немедленно отправил того в отставку. На этом активное вмешательство США в конфликт закончилось.

А в Андах тем временем продолжалась партизанская война. Остатки разбитой армии объединились с индейцами, которых явно не устраивали грабительские рейды чилийцев. Партизаны под руководством генерала Касереса разгромили несколько карательных экспедиций. Но 10 июля 1883 года на севере страны, у городка Уамачуко, полурегулярные войска Касереса в решающем сражении потерпели полное поражение.

После этой неудачи у измотанного войной и оккупацией Перу не оставалось выхода, кроме как заключить мирный договор на условиях победителя. 20 октября 1883 года в городке Анкон он был подписан. Перу уступало Чили департамент Тарапака; департаменты Такна и Арика оставались под контролем чилийцев до плебисцита, который должен был решить их дальнейшую судьбу. Впоследствии Такна вернулась в состав Перу.

Мирный договор с Боливией Чили смогло заключить только в следующем году. Официально аннексировав территорию боливийского побережья с Антофагастой, Чили соединило по суше свои старые владения с захваченными у Перу землями.

2-я тихоокеанская война стала последней из межгосударственных войн XIX века в Южной Америке. В ней погибло более 13 000 человек. Для Перу и Боливии поражение оказалось крайне болезненным – экономики обеих стран, потеряв важный источник дохода, были отброшены далеко назад. Боливия вдобавок потеряла выход к морю, что стало впоследствии одной из причин Чакской войны с Парагваем, в которой она пыталась удержать выход в Атлантический океан через бассейн Параны. И до сих пор в отношениях трёх стран – участников войны, особенно Чили и Боливии, существует определённое напряжение из-за спорных территорий. 2-я тихоокеанская война закончилась более 130 лет назад, но политические раны, созданные ею, всё ещё очень глубоки.

Скульптура в Боливии, установленная в память событий 2-й тихоокеанской войны. Статуя в верхней части показывает направление к морю; на барельефе боливийский солдат пронзает штыком горло чилийского. Надпись гласит: «То, что было нашим раньше, будет нашим снова»

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится