Война за Венгрию в 1541 году: успехи Фердинанда и сомнения Изабеллы
252
просмотров
«Трансильванию и Буду терять никак нельзя…».

В 1541 году борьба за Венгрию между Габсбургами и султаном Сулейманом должна была разгореться с новой силой. Противники собирали средства и готовили войска. Велась и дипломатическая война, в которой Фердинанд Габсбург пытался забрать Венгрию без войны, а партия Иоанна Сигизмунда пыталась так же без войны отстоять права на престол малолетнего королевича. Тем временем в Молдавии произошёл государственный переворот, сыгравший в дальнейшем важную роль в венгерской войне 1541 года.

Вена и Буда, конец 1540 — начало 1541 гг.

В конце 1540 — начале 1541 гг. отец Дьёрдь Мартинуцци, фактический правитель в запольинской Венгрии, пытался избежать новой войны, победа в которой была для его стороны нереальной.

На сторону запольинской партии удалось перетянуть мятежного трансильванского воеводу Баласса, отдав тому конфискованные земли. Сделать то же самое с Майлатом не удалось, и того не «образумила» даже новая военная угроза со стороны Молдавии. Поэтому отец Дьёрдь увещевал саксонцев как главную опору Майлата «не навлекать на себя и на всю страну несчастья», поскольку султан ни минуты не потерпит Майлата на троне Трансильвании, да уже и в поход собирается. Также отец Дьёрдь просил папу римского повлиять на Фердинанда, который своими насильственными действиями мог привести турок в Венгрию.

Дьёрдь Мартинуцци (отец Георгий или брат Георгий, как называли его современники, он же Иржи Утешенич). Портрет XVI века из энциклопедии «Британника» — видимо, единственный сколь-либо достоверный

Как сообщает Фесслер, отец Дьёрдь, будучи властителем, хоть и без титула, требовал во всех важных вопросах подчинения и от королевы Изабеллы и, авансом, от её сына, ибо он-де ради них работает. Такое положение королеву явно не устраивало, и она в конце 1540 года выслала в Вену Андрея Чарногорского, посланника от польского короля Сигизмунда, с сообщением Фердинанду, что рада бы прийти к согласию, но этому мешают её советники, а паче всего «тирания монаха». Фердинанд, однако, заметил, что «не имел бы Мартинуцци такой власти, если б Изабелла ему того не разрешила», а следовательно, сообщение сие лишь ради оттяжки времени.

Перспективы самого Фердинанда в Венгрии выглядели в начале 1541 года не так и плохо даже с учётом надвигающейся войны с султаном. 20 января он писал сестре, Марии Венгерской, что в завершившейся кампании епископ Ваца (в немецких источниках Вайцен) передался под его королевскую руку с замками Вышеград и Тата (в немецких источниках Тотис), в коих и тяжёлые пушки, и люд оружный; и королевским войскам сдался Секешфехервар (в немецких источниках Штульвайссенбург); и Пешт был занят сильным гарнизоном.

Основные места событий на фрагменте карты Tabula Hungariae 1528 года (по клику доступна увеличенная версия). Направление на север примерно на 45° против часовой стрелки. Красные надписи без указателей относятся к городам над ними, черные надписи — земли и области

С такими существенными успехами в Венгрии — занятием всех важных точек на Дунае — Фердинанд мог при европейских дворах представлять отступление от Буды как нежелание вести агрессивную войну. Венгерским же вельможам из своей партии Фердинанд обещал «продолжать, как начал», и всё обещанное на случай сдачи Буды исполнить в срок.

Тогда же, в конце 1540 — начале 1541 гг., к Фердинанду прибыло очередное посольство от трансильванских воевод. Послы поведали королю, что «все нации Трансильвании» поклялись письменно в верности Фердинанду — при условии, что он пришлёт им на три месяца 3000 пеших и 1000 тяжёлой конницы, большие пушки против некоторых крепостей «и ещё некоторые дары и милости». Грамота та должна была оставаться в руках Майлата, пока не будут выполнены все условия. За счёт этой помощи Майлат, утративший надежду на османов, рассчитывал защититься как от относительно слабых запольинских сил в Трансильвании, так и прикрыться от «второго фронта» со стороны Молдавии.

Покрытие карты Tabula Hungariae на физической карте Европы

В то время у Фердинанда имелись виды и на Молдавию — «землю, где много добрых коней», откуда «бывали у него посланники знатнейших в той земле», недовольных «тиранией воеводы — тайного турецкого союзника» и «засильем турок» и готовых под гарантии защиты и покровительства принести Фердинанду «клятву верности, какую всегда венгерским королям приносили». Впрочем, это дело сорвалось не начавшись после боярского мятежа в Молдавии и смены великого князя.

Вообще в 1541 году Фердинанд действовал более настойчиво и расторопно, чем в прошлом. Войско фон Фельса и удержание Пешта Фердинанд оплачивал из собственного кармана «со дня Св. Варфоломея», т.е. с 24 августа 1540 года, тратил на всё это до 100 тысяч гульденов в месяц. В январе 1541 года ему пришлось просить императора Карла поскорее вернуть ему одолженные 35 000 золотых, «ибо войско, а теперь ещё и поездка в Регенсбург (на имперский сейм) дорого стоят, а Трансильванию, коя есть лучшая часть Венгрии по доходам, и Буду терять никак нельзя».

25 января Фердинанд подтвердил все привилегии «трёх наций Трансильвании» и обещал стране защиту от врагов внешних и внутренних. В феврале 1541 года Фердинанд собрал с каждого двора в своих венгерских владениях по гульдену и объявил всеобщее ополчение. Весной 1541 года он обратился к сословиям своих богемских, моравских и немецких земель.

Молдавия, январь–март 1541года

В конце 1540 года случились новые потрясения в Молдавии. Великий князь (господарь) Стефан, султанский ставленник и властитель существенно урезанной Молдавии, так и не получил поддержки ни в кругах бояр, ни в народе и в декабре 1540 года был убит во время боярского мятежа. На престол был избран Александр Корня, портарь Сучавы, и теперь бояре собирались истребить «всех турок в Молдавии до единого», и действительно совершили набеги на новые османские территории на Нижнем Дунае и Днестре, пожгли поселения и угнали лошадей и скот.

Молдавия в границах 1483 года

Так что чауш, отправленный султаном к Стефану с приказом идти вместе с «пятью дунайскими санджаками» в Трансильванию на воеводу Майлата, вместо того воротился с вестями о смене молдавского правителя.

Непокорность не могла остаться безнаказанной, и теперь султан Сулейман исполнил своё ранее данное обещание вернуть молдавский трон князю Петру Рарешу. 7 января Пётр вышел в сопровождении османского войска под началом Имбре-аги в Дристов (позже Силистрия; ныне болгарская Силистра); войско составляли 3000 «янычар и спаги и отборных [османских] солдат», и дунайским санджакам приказано было оказывать князю помощь. Князь Александр тем временем собирал войско в «Новой крепости» (румынская Четатеа-Нова) на берегу Серета, близ нынешнего румынского города Роман.

28 января 1541 года великий князь Пётр объявлял в Быстрицу из Дристова, что непобедимый султан, государь наш всемилостивейший, и великий визирь, господин наш милостивый, отдали ему Молдавию, которой Пётр и прежде владел, а также и то, что в Семиградье (Трансильвании) прежде его было. Есть сведения, что султан склонен был отдать князю Петру и Бендер — за отступные в 10 000 золотых, какие покрыли бы стоимость построенных укреплений.

После переправы на добруджский берег Дуная в Брайле силы князя Петра ожидали присоединения контингента валашского князя Радула. Молдавское боярство, узнав о том, что князь Пётр в милости у султана и от того трон получил, покинуло князя Александра и перешло на сторону Петра. С Александром остались лишь «воевода Михаил, да логофет Тротушан, да Петрашка, да Краснеш, да Козьма». Те же бояре, что вновь стали верными князю Петру, прибыли в Брайлу, и там, падши ниц, изъявляли покорность, просили и получили княжеской милости и прощения.

Пополнив своё войско силами молдавских бояр и доведя численность якобы до 20 000 конных, князь Пётр выдвинулся к Галацу и разбил лагерь на берегах Серета или Прута. Александр поспешил навстречу с теми силами, какие удалось ему собрать, но и оставшиеся с ним бояре перешли на сторону князя Петра; Александр был пленён и, невзирая на просьбы со стороны представителей польского короля, по приказу князя Петра казнён 7 февраля.

19 февраля князь Пётр вошёл в стольную Сучаву во главе войска и вскоре после того обвинил «воеводу Михаила, да логофета Тротушана, да Краснеша, да Козьму» в измене, арестовал их и, после жестоких пыток, всех приказал обезглавить — что, впрочем, было и султанским условием. Всё это были вельможи, «которые много ему вреда чинили в первое его царствование», и, якобы простив их, Пётр при первой возможности отомстил им.

Польский король опасался, что в наказание за поддержку им Александра соединённые молдавско-османские силы перейдут теперь Днестр и нападут на польские поселения, так что из Бара к Бендеру и Очакову было выдвинуто казацкое войско Бернарда Претвича, и Николай Сенявский готовил войска. Но в тот год война с турком не состоялась, хотя некоторые османские конные отряды и напали на Меджибож и окрестности. Татары же собирались в московский поход и поляков не потревожили.

Вена и Буда, февраль–март 1541 года

В конце зимы 1540–1541 гг. королева Изабелла заколебалась в решимости бороться за престол для своего сына. 1 февраля она выслала к Фердинанду Эммериха Бебека в сопровождении Петера Переньи. Бебек вёз «оправдания [со стороны Изабеллы] в обвинениях против неё за дела с турками и за чинимое в Трансильвании против короля Фердинанда» и сообщение о намерении Изабеллы сдать Буду «на достойных условиях», лишь бы о том знали и одобрили то отец и мать её — польский король Сигизмунд и королева Бона Сфорца. Польский король к тому времени — видимо, также ввиду турецкой угрозы — уже признал «очевидное право» Фердинанда на Венгрию и обещал никаких препятствий не чинить.

Изабелла Ягеллон — фрагмент портрета, исполненного около 1557 года, т.е. в её 38 лет. Во время описываемых событий ей был 21 год. Портрет работы неизвестного автора, входящий в серию из трёх портретов: Сигизмунда I, королевы Боны и их дочери Изабеллы

Бебек был уполномочен договориться о сдаче Буды «на тех хорошо известных условиях», что сын Изабеллы получит защиту и милость Фердинанда, «даже если ей самой достанется лишь убогая лачуга для жилья». Более того, Изабелла намеревалась убрать отца Дьёрдя (арестовать или убить), лишь бы коменданту пештского гарнизона было приказано ей в этом помочь.

В ответ Петер Переньи, сопровождавший Бебека, «головою клялся», что Изабелле ни в чём нуждаться не придётся. В самом деле, Фердинанд 8 февраля предложил Изабелле и сыну её во владение город и замок Прессбург (венгерский Пожони, ныне словацкая Братислава) с окрестностями, а ещё Трнаву (ныне словацкий город; в немецких источниках Тирнау) и Тренчин, а также годовой доход в 32 000 венгерских золотых, который, ежели собран не будет, дополняться будет тридцатой частью сборов с Буды, Секешфехервара и иных городов.

Если же принц помрёт, королеве гарантировалась ежегодная рента в 10 000 золотых (в других источниках 12 000). Прессбург Изабелле отдавали немедленно, а для Буды устанавливался срок сдачи не более 10 дней, «ибо султан собирается на Венгрию войной, и город нужно укрепить». Что до приданого Изабеллы, то принадлежность Мункача (ныне украинское Мукачево) и Марамароша (комитат; территория ныне разделена между Украиной и Румынией) и соляных копей передавалась на рассуждение императора и польского короля, а остальным имуществом Изабелла могла распоряжаться неограниченно.

Это предложение Фердинанд отправил к Изабелле с собственным послом, а изабеллиного задержал, «дабы уверенным быть», но уже донесение, полученное 23 февраля, убедило Фердинанда, что Изабелла тянет время. Опасаясь мощи короля Фердинанда и испытывая неудовольствие от засилья отца Дьёрдя, Изабелла, с другой стороны, прельщалась королевским троном для себя и своего сына, пусть бы трон и достался с турецкой помощью. Она вновь заколебалась, и 15 февраля даже обвинила Бебека в «превышении полномочий». К середине марта 1541 года засомневался в прежнем решении и польский король — как полагают, не без влияния королевы Боны. Бухгольц, писавший свою историю в габсбурговской империи XIX века, отмечал, что «она [Бона Сфорца] и дочь её были источником многих бед для Польши и Венгрии, как и для Франции иные [две] итальянки, Мария и Екатерина Медичи».

Все эти манёвры не укрылись от отца Дьёрдя, и он поспешил укрепить своё положение и в этом преуспел, что показали дальнейшие события.

Титул статьи: 10 портретов-миниатюр королевского семейства Ягеллонов авторства Кранаха-младшего (около 1565 года). Первый ряд: Сигизмунд I Старый, Бона Сфорца, Сигизмунд II, Елизавета Австрийская, Барбара Радзивилл; второй ряд: Екатерина Австрийская, Изабелла Ягеллон, Екатерина Ягеллон, София Ягеллон, Анна Ягеллон

Продолжение следует: Война за Венгрию в 1541 году: неудачные штурмы и тайная дипломатия.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится