«Южный ветер»: развязка
68
просмотров
Бои на советском плацдарме на реке Грон 19-24 февраля 1945 года и его ликвидация.

17 февраля 1945 года вермахт начал операцию «Южный ветер» по уничтожению советского плацдарма на реке Грон на границе Словакии и Венгрии. События разворачивались стремительно, и ниже пойдёт речь о боях с 19 по 24 февраля 1945 года и итогах этой операции.

Фрагмент карты с положением советских стрелковых частей на плацдарме с 17 по 24 февраля 1945 года

19 февраля 1945 года

Ранним утром 19 февраля боевая группа «Хансен» из 1-й тд СС получила приказ очистить от противника поросшие виноградником холмы в районе высоты 250, между посёлками Бела и Либад, а боевая группа «Пайпер» продолжила наступление в направлении ж/д станции Паркань вдоль северной стороны железной дороги Кебелкут — Нана. В районе станции Паркань танки боевой группы «Пайпер» попали под огонь советских танков Т-34, ведущих огонь через ж/д насыпь, потеряв при этом две «Пантеры» из 1-й роты 1-го тп СС, одна из которых принадлежала командиру 3-го взвода обершарфюреру СС Эриху Штрелову (Erich Strelow). В это время части 12-й тд СС отбросив пехоту 53-й сд и артиллеристов 11-й оиптабр. продвигались с южной стороны железной дороги, захватив по пути ж/д станцию Мужла и посёлок Мужла и встретившись с частями полковой группы «Hupe».

Командиры 1-го и 12-го танковых полков дивизий СС «Лейбштандарт» и «Гитлерюгенд» обсуждают совместные действия на станции Паркань. Слева командир 1-го тп СС Йоахим Пайпер (Joachim Peiper), справа командир 12-го тп СС Мартин Гросс (Martin Gross)

На пути 12-й тд СС встали три танковых батальона 27-й гв.отбр., которые накануне получили 39 новых танков Т-34-85 и в ночь на 19 февраля заняли оборону в районе Мужла — Ебед. Примерно в одном километре от ст. Мужла занимал оборону 3-й тб 27-й гв.отбр. танки которого (12 Т-34) два часа вели бой с частями 12-й тд СС, а затем получив приказ выдвинуться к Кам Дармоть, танки батальона вышли из боя и неся потери на отходе ушли на юго-западную окраину Кам Дармоть, где и заняли оборону 9 оставшимися Т-34, усилив оборону частей 6-й гв.вдд. Танки 1-го тб 27-й гв.отбр.(14 Т-34) занимавшие оборону на северо-западной окраине посёлка Мужла были обойдены частями 12-й тд СС и оказались в окружении.

После получения приказа на прорыв из окружения и выход к Нана, батальон с боем пробился из окружения и вышел к Кам Дармоть, где оставшимися 6 танками присоединился к третьему батальону. 2-й батальон с 12 новыми Т-34 занял позиции в 1 км северо-восточнее Ебед, сменив 6 танков, оставшихся от старого состава батальона, который с вечера 17 февраля вместе с пехотой 53-й и 93-й гв.сд пытался отбить у противника Ебед, причём в ходе атаки пехота оставила танки и ушла за реку Грон. В боях за Ебед StuG.Brig.239 потеряла 2 штурмовые гаубицы StuH 42, в одной из которых погиб вместе совсем экипажем командир 2-й батареи лейтенант Теодор Линдер (Theodor Linder).

Танки и бронетранспортёры боевой группы «Пайпер» из 1-й тд СС продвигаются в направлении Мужла и Паркань, 19 февраля 1945 года. Слева машина командира 3-й роты разведбата 1-й тд СС оберштурмфюрера СС Ганса-Мартина Лайдрайтера (Hans-Martin Leidreiter), который стоит в кузове.

Меньше всего повезло танкистам 2-го батальона. После того как части 1-й тд СС прорвались к станции и посёлку Паркань, 2-й тб оказался в окружении. Ведя тяжёлые бои батальон не смог вырваться из окружения и только во второй половине дня всего один танк Т-34 смог выйти к Кам Дармоть и присоединиться к своей бригаде. Мотострелковый батальон 27-й гв.отбр. был поротно придан танковым батальонам бригады и в течение дня вёл бои вместе с танкистами, потеряв при прорыве из окружения до 50% личного состава.

После прорыва из окружения в бригаде из 49 имеющихся в наличии танков осталось только 16 исправных «тридцатьчетвёрок», которые были собраны в один сводный батальон. По отчёту 27-й гв.отбр. за 19 февраля от артогня противника сгорело 25 Т-34 и 2 СУ-85, подбиты и оставлены на поле боя 1 Т-34, 1 СУ-85, и 1 СУ-76. По отчёту БТ и МВ 7-й гвардейской армии за 19 февраля в бригаде сгорело 23 Т-34, 3 СУ-85 и 2 СУ-76, подбиты 2 Т-34, вышли из строя и оставлены на территории противника 4 Т-34, пропали без вести 3 Т-34, в строю осталось 16 Т-34. По отчётам бригады за день было сожжено и подбито 25 танков противника, 7 самоходок, 9 БТР и 14 пушек.

В 12-й тд СС в районе станций Мужла и Паркань были подбиты 5 «Пантер» и 2 «четвёрки». А в ходе подготовки к атаке на Паркань пехота 12-й тд СС попала под залп реактивных миномётов, в результате чего понесла потери, среди погибших оказался командир SS-Pz.Gren.Rgt.26 оберштурмбаннфюрер СС Бернгард Краузе (Bernhard Krause). Командование полком принял командир 1-го батальона штурмбаннфюрер СС Эрих Костенбандер (Erich Kostenbander). Возможно, этот удачный залп был сделан установками БМ-13 из 302-го гмп (23 установки), дивизионы которого действовали в районе Бела — Мужла.

Ближе к вечеру части 46-й пд при поддержке танков и самоходок Pz.Abt.208 и Pz.Jg.Abt.13 попытались атаковать позиции 72-й гв.сд в направлении Бибит — Камендин, но эта атака была отбита. Ещё одна атака в направлении Кам Дармоть тоже потерпела неудачу, так как немецкая пехота была отсечена от танков и самоходок огнём советской артиллерии и за бронетехникой не пошла. В этих боях в Pz.Abt.208 были подбиты 2 Pz.Kpfw.IV и 2 Pz.IV/70(A), сгорел танк Pz.Bef.Wg.IV из штаба батальона, был ранен ВРИО комбата капитан Бон (Karl-Friedrich Bohn). Позже подбитая бронетехника была эвакуирована и отправилась в ремонт, а сильно ослабленный батальон, потеряв на следующий день ещё 5 танков, был выведен из боёв. В этот же район были переброшены два панцергренадерских батальона (II./Pz.Gren.Rgt.»FHH» и II./Pz.Gren.Rgt.93), о чём сообщили пленные солдаты этих батальонов, захваченные разведчиками 72-й гв.сд.

К исходу дня три дивизии 25-го гв.ск (93-я гв.сд, 53-я и 375-я сд) оказавшись под угрозой окружения, были выведены с плацдарма на восточный берег реки Грон, где и заняли оборону.

Схема боевых действий дивизий 24-го гв.ск с 19 по 22 февраля 1945 года

К вечеру 19 февраля боевая группа «Хансен», зачистив местность в районе Бела, вместе с группой «Пайпер» двинулась в направлении посёлка Паркань. На подходе к окраинам посёлка группа «Хансен» при поддержке БТР III.(gep)/SS-Pz.Gren.Rgt.2 и танков Pz.Kpfw.IV из 6-й роты 1-го тп СС повернула на юг, атаковала и заняла посёлок Нана, а группа «Пайпер» атаковала Паркань с севера. В то же время, с запада Паркань атаковали части 12-й тд СС, с юго-запада подошли части группы «Hupe», а с юго-востока из-за Дуная подошла штурмовая группа 711-й пехотной дивизии, которую поддерживали огнём несколько штурмовых гаубиц из StuG.Brig.239, занявших позиции в Естергоме.

Оборонявшиеся в районе Паркань — Нана 5-я стрелковая рота 278-го гв.сп, 1-я и 2-я батареи 743-го зенап (4 85-мм зенитных орудия 52-К) были окружены многократно превосходящими силами противника. Вскоре, после короткого боя, потеряв 3 своих орудия наши зенитчики вынуждены были с боем прорываться в направлении Кам Дармоть, а часть бойцов 5-й роты попытались переправится через Грон в районе ж/д моста по льду и вплавь. Прикрывать отход остался зам. командира полка по строевой гвардии майор Березанский В.И., который огнём из пулемёта обеспечил отступление бойцов роты, но сам из окружения не вышел и был занесён в списки безвозвратных потерь вместе с гв. ст. лейтенантом Артемьевым. Но в конце марта, после занятия Паркани советскими войсками, оба офицера, каким то образом скрывавшиеся там от немцев, были обнаружены живыми и уже 8 апреля вернулись в свою дивизию.

Заявка 743-го зенап в этом бою — 5 подбитых танков противника и 1 бронемашина. Причём в Паркани наши зенитчики ещё и подверглись обстрелу местных жителей, которые вели огонь из своих домов, хотя это могли быть и немецкие пехотинцы, вошедшие в село. После того как немецкие подразделения заняли Паркань и Нана, 8 танков противника с группой пехотинцев подошли к мосту через Грон западнее Гарам Кевешд, и так как советских подразделений на восточном берегу не было, по приказу корпусного инженера 25-го гв.ск мост был взорван.

Бронетехника боевой группы «Пайпер» движется к станции Паркань. На переднем плане заляпанный грязью бронетранспортёр Sd.Kfz.251/9, за которым видны танки Pz.IV и «Пантера», полученные перед операцией. Хорошо видно равнинную местность, которая преобладала на плацдарме.

К концу дня вся местность южнее канала Парижи была занята немецкими войсками. Частями 44-й дивизии «HuD» была занята Карва, подошедшими с запада частями дивизионной боевой группы «Straubwasser», состоящей из I-го и II-го батальонов Gren.Rgt.945, II-го батальона Gren.Rgt.946 и пулемётного батальона «Саксония» (нем. Sachsen), были заняты населённые пункты Баторове Кеси и Буч, дивизиями I-го тк СС были заняты ж/д станция Паркань и посёлки Паркань и Нана, и только севернее канала, в районе Барт — Камендин продолжали обороняться части 81-й и 72-й гв.сд и у Кам Дармоть 6-я гв.вдд с 409-й сд всё ещё продолжали упорно держать оборону. На окраинах Кам Дармоть, помимо дивизионной артиллерии на прямую наводку было выставлено 49 артиллерийских стволов: 16 122-мм гаубиц М-30 52-й габр и 23 76-мм орудия ЗиС-3 102-го гвардейского, 462-го и 238-го иптап. С восточного берега Грона оборону наших частей поддерживали многочисленные миномётные и гаубичные полки.

Стоит заметить, что за мужество и отвагу, проявленные в боях с 17 по 19 февраля в районе: Солдины — высота 190 — Камендин, 28 апреля 1945 года сразу девять танкистов (двое из них посмертно) из 1-го батальона 36-й гв.тбр получили звание Героя Советского Союза. В каждом из трёх танковых экипажей звание Героя получили командир танка, наводчик и механик-водитель, а заряжающие и стрелки-радисты получили ордена Ленина и Красной Звезды.

Фрагмент карты с положение советских подразделений на плацдарме с 19 по 23 февраля 1945 года

По итогам трёхдневных боёв на экипаж танка Т-34 под командованием гвардии лейтенанта Тулупова К.П. (наводчик гв. с-т Нехаев М.К., мехвод гв. ст. с-т Налимов Г.С) было записано 9 уничтоженных вражеских танков, 1 самоходка, 4 БТР и 300 убитых гитлеровцев. На экипаж танка Т-34 под командованием гвардии мл. лейтенанта Борисова И.Ф. (наводчик гв. с-т Писаренко П.Т., мехвод гв. с-т Логинов Л.С.) записали 8 немецких танков, 5 БТР и 270 гитлеровцев. На экипаж под командованием гв. мл. лейтенанта Депутатова И.С. (наводчик гв. ст. с-т Толстов В.Я, мехвод гв. ст. с-т Морунов А.П) занесли 9 танков, 5 БТР, 11 миномётов и 250 вражеских солдат и офицеров. Танк Тулупова был подбит 20 февраля, при этом погибли мехвод, стрелок-радист и заряжающий, сам Тулупов умер от ран 22 февраля, выжил только получивший тяжёлые ранения наводчик Нехаев. Танк Борисов был подбит, вероятно 24 февраля, все члены экипажа получили ранения. Противником наших танкистов в этих боях были скорее всего танкисты 1-й тд СС и Pz.Abt.208.

20 февраля 1945 года

В ночь на 20 февраля советские войска, оборонявшиеся у Кам Дармоть (пехота 14-го гв.сп и танкисты 27-й гв.отбр.) успешно отразили вражескую атаку у Киш-Тата, проводимую пехотой численностью до 500 человек при поддержке до 45 бронеединиц. По немецким данным село атаковали подразделения 46-й пд при поддержке танков Pz.Kpfw.IV 6-й и 7-й танковых рот 1-го тп СС. Село Киш-Тата три раза переходило из рук в руки, бои носили весьма напряжённый характер и зачастую переходили в рукопашные схватки.

В ходе этих боёв были подбиты 3 танка Pz.Kpfw.IV и 1 подорвался на мине. Интересно, что согласно отчёту 52-й габр, с первых минут боя наша пехота оставила свои позиции и отошла за огневые позиции орудий прямой наводки. А численность наступающего противника оценивается уже в 2000 человек и до 80 танков. Также указано, что эта атака была отбита только благодаря артогню орудий прямой наводки, а также заградительным огнём с закрытых ОП. Стоящие на прямой наводке 122-мм гаубицы 476-го гап отбили 2 яростные атаки «пьяных немцев и власовцев», подбив при этом 6 танков и 4 БТРа.

Схема боя частей 6-й гв.вдд за Кам-Дармоть 21 февраля 1945 года

В первой половине дня в районе Бибит — Кэменди было отбито ещё 5 атак. Больше в этот день немецкие дивизии активных боевых действий не вели, так как в дневное время атаки советской авиации и сильный артиллерийский огонь с восточного берега реки Грон, приводили к большим потерям и делали попытки наступления самоубийственными. Поэтому немецкие подразделения занялись перегруппировкой, экипажи бронетехники заправляли топливом боевые машины и пополняли боекомплект.

Полковая группа «Hupe» с самоходками StuG.Brig.239 были выведены из боёв, и вернулись на южный берег Дуная. Дивизия СС «Гитлерюгенд» сменялась частями 44-й дивизии и через Кебелкут и Солдины в ночное время перебрасывалась практически на свои исходные позиции и сосредотачивалась в районе Эршек для помощи 211-й народно-гренадерской дивизии в штурме села Барт. Советской авиаразведкой в 17:00 было установлено движение до 50 танков и самоходок из Солдины на Вел.Лудинце. А дивизия СС «Лейбштандарт» вместе с 46-й пд готовилась к совместной ночной атаке на Кам Дармоть и Камендин.

21 февраля 1945 года

В ночь с 20 на 21 февраля при поддержке танков «Пантера» и Pz.Kpfw.IV 1-го тп СС и нескольких «Королевских Тигров» 501-го ттб СС пехота 46-й пд снова предприняла несколько атак в направлении Киш-Тата — Кам Дармоть. По советским данным противник атаковал одновременно с трёх направлений силами до 1000 человек пехоты при поддержке до 70 бронеединиц. Оборонявшиеся там части 6-й гв.вдд и 409-й сд при поддержке танков 27-й гв.отбр. успешно отразили 4 атаки. Но к утру немцы перегруппировались и всё таки смогли прорвать нашу оборону, а ворвавшиеся на артиллерийские позиции немецкие танки раздавили несколько артиллерийских батарей, после чего вошли в Кам Дармоть.

В ходе одной из атак была подбита «Пантера» адъютанта командира 1-го батальона 1-го тп СС унтерштурмфюрера СС Рольфа Рейзера (Rolf Reiser), который вынужден был искать себе другой танк. С утра занимавшие оборону в районе Киш-Тата артиллеристы 102-го гв.иптап (3 орудия ЗиС-3 и 1 орудие ЗиС-2) в течении нескольких часов отражали атаки пехоты и танков противника, пока несколько немецких танков не зашли в тыл огневых позиций полка, после чего в упор расстреляли и раздавили все орудия и тягачи. Артиллеристы 462-го иптап (5 орудий ЗиС-3) занимавшие оборону на окраине Кам Дармоть, в ходе боя потеряли 3 орудия, у оставшихся орудий закончились боеприпасы, после чего личный состав полка на автотягачах, прицепив два последних орудия, попытался вслед за отступающей пехотой и танками 27-й отд. гв.отбр. прорваться в Камендин, так как ближайшая переправа в Кичинд уже была разбита немецкой артиллерией.

Прорвавшиеся в центр села немецкие танки и пехота в уличном бою сожгли все автотягачи, после чего оставшиеся в живых и потерявшие всю матчасть артиллеристы своим ходом отошли в Камендин и были выведены из боёв. 1964-й иптап в боях за Кам Дармоть потерял все свои 16 орудий ЗиС-3 и 2 орудия ЗиС-2 и его личный состав был выведен за Грон. 238-й иптап (15 76-мм орудий ЗиС-3) в бою у Кам Дармоть, потеряв разбитыми 5 орудий, подбил 3 тяжёлых танка «Тигр», очевидно из 501-го ттб СС, известно, что в этот день в батальоне действительно были повреждены 3 «Королевских Тигра».

Тяжёлые бои продолжались весь день и только к вечеру немецкие войска заняли населённые пункты Киш-Тата и Кам Дармоть. После чего подразделения советской 409-й сд были выведены с плацдарма на восточный берег реки Грон в район Кичинд. 14-й и 20-й гв.сп 6-й гв.вдд прикрываясь арьергардами тоже сумели пробился к переправам и по остаткам льда и вброд перейти на восточный берег, а оказавшиеся отрезанными от переправ 17-й гв.сп 6-й гв.вдд и последние 11 танков 27-й гв.отбр. вынуждены были пробиваться на Камендин вдоль западного берега реки Грон, вышли в район Бибит — Кэменди — Камендин, где усилили оборону 72-й гв.сд и в течение следующего дня отражали вражеские атаки.

По отчёту 52-й габр в этом бою пехота 409-й и 6-й гв.вдд не выдержав вражеского натиска , начала отходить за Грон, а вслед за пехотой стала сниматься с огневых позиций и артиллерия средних калибров (45 — 76 мм), создав на переправе ещё больше беспорядка. Оставшись одни, артиллеристы 476-го и 700-го гап продолжали сражаться с танками и пехотой противника в одиночестве, а когда получили приказ на отход, то было уже поздно, так как ближайшая переправа у Кам Дармоть — Кичинд была уничтожена немецкой артиллерией (осталось только 2 пролёта из 19), а путь к переправе у Камендин перерезали немецкие танки. В результате чего 13 122-мм гаубиц и 14 «Студебеккеров» было потеряно в этом бою частями 52-й габр., а переправиться через реку удалось только личному составу.

Зенитные танки «Мёбельваген» из 1-й тд СС в ходе операции «Южный ветер» проезжают мимо гренадёров, предположительно 46-й пд.

Подразделения 81-й гв.сд в районе Барт при поддержке артогня 90-й габр с восточного берега Грона и залпов «РС» из района Камендин, всю вторую половину ночи и утром 21 февраля отражали вражеские атаки, начинавшиеся после 20-минутных огневых налётов. Согласно ЖБД 81-й гв.сд:

«Вражеская пехота с танками металась вправо и влево, вперёд и назад, пытаясь сгруппироваться для нового броска, но все замыслы противника быстро разгадывались и его подразделения накрывались сосредоточенным огнём артиллерии, миномётов и пехотного оружия, не успевая сосредоточиться и развернуться в боевой порядок».

Также в этот день отмечено, что группа из 18 штурмовиков Ил-2 ошибочно пробомбила и обстреляла боевые порядки 235-го и 238-го гв.сп, несмотря на выложенные опознавательные полотнища. Позже, ещё одна группа Ил-2 совершила повторный налет на позиции полков, отбомбившись и обстреляв реактивными снарядами штаб 238-го гв.сп и разбила узел связи этого же полка, при этом погибли 4 человека. За этот день в ЖБД 81-й гв.сд встречается ещё одна интересная запись:

«В 15.00 этого же дня было обнаружено, что к находящемуся в Барти противнику численностью до батальона подошло 2 полевые кухни, 5 машин с грузами и до 10 бронеединиц, после чего противник начал получать обед. Буквально через несколько минут по всему району Барти был открыт шквальный огонь нашей артиллерии и произведено 2 залпа «РС», а все снаряды легли точно в цель. В Барти всё полетело на воздух, а противник был ошеломлён, так и не пообедавши».

22 февраля 1945 года

В ночь с 21 на 22 февраля части 12-й тд СС совместно с частями 211-й народно-гренадерской дивизии атаковали Барт с двух направлений. По некоторым данным в атаке приняли участие и несколько танков 503-го ттб, четыре «Королевских Тигра» которого получили повреждения в этот день. Оборонявшиеся в Барт части 81-й гв.сд с танкистами 36-й гв.тбр. и самоходчиками 292-го гв.сап после тяжёлых боёв в полуокружении к исходу дня были выбиты со своих позиций. Остатки подразделений 81-й гв.сд, понёсшие большие потери и потерявшие практически всё тяжёлое вооружение, с частями 4-го гв.мк отошли на рубеж Биня — Камендин. Всего советские войска зафиксировали в этот день 12 вражеских атак.

Отход частей 81-й гв.сд открыл левый фланг соседней 243-й сд, в результате чего два полка дивизии (910-й и 906-й сп) тоже были сбиты с занимаемых позиций и вынуждены были отойти. По документам 4-го гв.мк, оборонявшиеся в Барт экипажи двух Т-34-85 и четырёх СУ-76 сражались до последнего снаряда и погибли смертью храбрых, в то же время по немецким данным в Барт частями 12-й тд СС среди трофеев были захвачены неповреждёнными две «тридцатьчетвёрки». В отчётах 24-го гв.ск отмечено, что в боях за Барт противник несёт огромные потери, все подступы к селу завалены горами немецких трупов. Также упоминается эпизод, в котором частями 233-го гв.сп 19 февраля было взято в плен до 50 фрицев (все пьяные), а так как вести их в тыл в сложившихся обстоятельствах было нельзя, то все были расстреляны.

Схема боевых действий 24-го гв.ск 23-24 февраля 1945 года

Вообще, при прочтении ЖБД и оперсводок 81-й гв.сд складывается впечатление, что главный удар немецкой группировки пришёлся именно по её позициям (длина полосы обороны дивизии составляла всего 1,5 км.), так как согласно этим документам на части дивизии в течение каждого дня немецкого наступления наступали десятки танков, самоходок и БТР, за которыми нахально лезла «ватага пьяных гитлеровцев», которые ни один день не наступали трезвыми. А после отражения каждой такой пьяной лавины, перед брустверами окопов оставались горы трупов вражеских пехотинцев, которых, согласно сводкам, ежедневно насчитывали не менее 500, а также сгоревшие остовы большей части атакующих танков и БТР (по заявкам дивизии, всего её подразделениями было подбито 53 танка и 26 самоходок, плюс 24 бронеавтомобиля и БТР). А в ходе отражения одной из атак бойцы дивизии насчитали сразу 12 атакующих «Тигров». Хотя учитывая, что на позиции 81-й гв.сд большую часть времени наступала всего одна сильно потрёпанная пехотная дивизия с ротой «Хетцеров», приданным дивизионом «Штугов» и ротой «четвёрок» и зная их реальные потери, остаётся только удивляться подобным заявлениям.

Схема боевых порядков подразделений 22-й оиптабр в треугольнике Камендин — Тэкньош — Кам-Дармоть и бой 24 февраля 1945 года

Также в этот день части 46-й пд при поддержке танковой группы «Schöneich» и 503-го ттб прорвали оборону 72-й гв.сд и заняли село Бибит.

23 февраля немецкие войска особой активности не проявляли – они вели по советским позициям редкий артиллерийско-миномётный огонь и готовились к финальному штурму оставшихся клочков советского плацдарма у сёл Биня и Камендин.

24 февраля 1945 года

В ночь с 23 на 24 февраля после массированной артподготовки длившейся около 4-х часов 12-я тд СС с 211-й народно-гренадерской дивизией начали наступление на позиции 81-й гв.сд у села Биня и на позиции правофланговой 243-й сд, по отчёту которой в атаке участвовало до 2-х полков пехоты и 64 бронеединицы. В ходе боя противнику удалось выбить части 81-й гв.сд и к 15.00 занять Биня, а также оттеснить 910-й и 906-й сп 243-й сд за Грон и занять село Леанд. В боях за Биня несколько танков 12-й тд СС подорвались на минах, одна «Пантера» была подбита, а «Пантера» командира 4-й роты наехала на фугас и получила серьёзные повреждения. В 211-й народно-гренадерской дивизии в ходе боя за Биня были подбиты 2 «Хетцера». После отхода остатков советских частей из Биня на восточный берег Грона, имевшаяся там переправа оказалась под угрозой захвата противником и была взорвана.

В то же время 1-я тд СС с частями 44-й и 46-й пд начали заключительное наступление на Камендин, окончательно оттеснив подразделения 81-й, 72-й гв.сд и 6-й гв.вдд с частями поддержки за реку Грон. По немецким данным, танки боевой группы «Пайпер» 1-й тд СС наступавшие на Камендин натолкнулись на советский узел сопротивления, в котором находилось 37 противотанковых орудий, расположенных на господствующих высотах возле посёлка, но в ходе стремительной атаки немецкие танки смогли прорвать оборону и ворвались на огневые позиции артиллеристов, после чего те бросили свои орудия и отступили. Эти данные вполне подтверждаются советскими отчётами, согласно которым на господствующих высотах в треугольнике Камендин — Кэменди — Тэкньош занимали оборону три истребительно-противотанковых полка (228-й, 264-й и 238-й) 22-й оиптабр., в которых на тот момент имелось 45 орудий (29 76-мм орудий ЗиС-3 и 16 57-мм орудий ЗиС-2). Кроме того в этом районе находились позиции 1429-го и 1431-го лап 49-й лабр., имеющих в общем 22 орудия ЗиС-3.

В результате немецкой атаки артиллеристы 22-й оиптабр. были выбиты со своих позиций, и потеряв в ходе боя 26 орудий ЗиС-3 и 13 орудий ЗиС-2 уцелевшие бойцы вырвались из окружения и отошли за реку Грон. В ходе немецких атак артиллеристы 49-й лабр. тоже оказались в окружении, и в 10:00 утра, когда пехота 81-й и 72-й гв сд отошла на другой берег, а последняя переправа через Грон была взорвана, они получили приказ сражаться до последнего снаряда и патрона. Отражая немецкие атаки, батареи израсходовали весь боекомплект, оставшиеся без орудий расчёты продолжали вести гранатный бой, переходящий в рукопашную. Из 22 имеющихся орудий, в ходе боя было разбито артогнём противника 11 орудий, 5 раздавлено танками, 5 подорваны расчётами, а одно уничтожено своим артогнём.

В результате немецких огневых налётов около 7:00 утра наплавной мост у Камендина был разрушен, а между 10:00 и 11:00 прямыми попаданиями вражеских снарядов был разрушен один пролёт высоководного моста. Незадолго до разрушения высоководного моста артогнём противника на его первом пролёте был подбит, а затем подожжён наш отходящий танк Т-34. Также были подожжены две следовавшие за Т-34 автомашины. Всё это создало «пробку» на мосту и на подъезде к нему, от горящего танка загорелся пролёт моста, а эвакуировать танк из-за отсутствия тягачей было нечем. Около 18:00 вечера, убедившись в бесполезности восстановления моста, по приказу командира 24-го гв.ск мост у Камендина был взорван нашими сапёрами.

После этого оставшиеся в живых артиллеристы 49-й лабр с боем прорвались к реке и под огнём противника по льду и вплавь переправились на восточный берег. В одном из отчётов есть примечание, что из-за взорванной переправы была попытка переправиться вброд, в результате чего был затоплен и оставлен в реке «Виллис» комбрига 49-й лабр. В ходе одного из боёв в этот день был подбит «Королевский Тигр» 501-го ттб СС, который застрял в грязи и попал под сосредоточенный артогонь. Из экипажа танка погиб командир, оберштурмфюрер СС Доллингер (Wilhelm «Helmut» Dollinger), который покидая танк попал под разрыв фугасного снаряда. Также западнее Кэменди в этот день были повреждены 6 «Королевских Тигров» 503-го ттб.

олонна бронетранспортёров Sd.Kfz.251 из 12-й тд СС, предположительно, в селе Барт

В боях за Камендин принимали участие и зенитчики 996-го зенап (16 85-мм орудий 52-К), которые занимали оборону на западной окраине села. Большая часть полка успела переправится через Грон до взрыва моста, а не успевшие снятся с позиций артиллеристы одной батареи взорвали 4 оставшихся орудия и эвакуировались вплавь.

Причём из-за того, что советскими сапёрами оставшаяся последней переправа у Камендина была взорвана раньше, чем все части успели отойти за Грон, экипажам последних СУ-76 и Т-34-85 4-го гв.мк, расстреляв все боеприпасы, пришлось сжечь свои машины, что бы они не достались противнику. В отличие от них танкисты 27-й гв.отбр. попытались переправиться через реку по найденному броду в районе Камендин, но из-за большой крутизны обледеневшего восточного берега Грона не смогли выбраться из реки, где им и пришлось бросить восемь своих последних танков Т-34-85. Брошенные танки личный состав бригады в течении последующих нескольких дней пытался вытащить из реки, но эти попытки пресекались немецким артогнём, а к 27 февраля уровень воды в реке поднялся, затопив окрестности и полностью скрыв танки под водой, так и не дав их эвакуировать. И только спустя месяц, в марте когда немцы в ходе советского наступления были отброшены с занимаемых позиций, а уровень воды в реке спал, удалось извлечь из реки пять из восьми затопленных «тридцатьчетвёрок» и отправить их в заводской ремонт.

В ходе восьмидневных напряжённых боёв советский плацдарм у реки Грон был ликвидирован, и вечером 24 февраля группа армий «Юг» сообщила в ОКХ об успешном завершении операции «Южный ветер». Но скрытно прибывший на Восточный фронт I-й танковый корпус СС в составе 1-й и 12-й тд СС, замеченный в этих боях, был преждевременно обнаружен, что раньше времени рассекретило дальнейшие немецкие планы, и в дальнейшем сказалось на ходе операции «Весеннее пробуждение». Да и понесённые дивизиями СС потери в людях и технике, хоть и относительно небольшие, но тоже сказались на их боеспособности в мартовских боях, а бронетехника получившая боевые повреждения требовала срочного ремонта.

Итоги боёв

Официальные потери I-го танкового корпуса СС в ходе операции «Южный ветер» составили 2989 человек (413 убитых, 1923 раненых и 653 пропавших без вести), безвозвратные потери в бронетехнике составили 2 танка Pz.Kpfw.IV, 2 «Пантеры» и 5 БТР. Ещё 1 Pz.Kpfw.IV, 4 «Пантеры», 2 «Королевских Тигра» и 3 БТР были отправлены на заводской ремонт в Германию. При этом по заявкам корпуса, в ходе операции был уничтожен 71 советский танк.

Но если сравнить наличие бронетехники в дивизиях I-го тк СС перед началом боёв и после их окончания, то цифры получаются немного другие. В этом случае выходит, что в боях с 17 по 24 февраля 1945 года 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт» безвозвратно лишилась 4 танков Pz.Kpfw.IV, 13 «Пантер» и 1 Pz.IV/70(V), а также 4 Sd.Kfz.250 и 10 Sd.Kfz.251, а 501-й ттб СС лишился 3 «Королевских Тигров». 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» в таком случае безвозвратно потеряла 14 «Пантер» и какое то количество истребителей танков Pz.IV/70(V). Поэтому можно предположить, что I-й танковый корпус СС в операции «Южный ветер» безвозвратно потерял около 40 танков и САУ.

За время проведения операции с 17 по 24 февраля людские потери трёх пехотных дивизий танкового корпуса «FHH» составили, в общем 3482 человека (556 убитых, 2678 раненых и 248 пропавших без вести). А общие потери танковых подразделений корпуса в бронетехнике составили около 40 танков и САУ, из них около половины безвозвратно. 503-й ттб списал в безвозврат только один «Королевский Тигр», сгоревший 17 февраля, но многие танки батальона всё же получили боевые повреждения, и ушли в ремонт, так как на 25 февраля батальон насчитывал только 5 боеготовых «Королевских Тигров» (к 1 марта их стало уже 11). Pz.Abt.208 в боях 17 и 19 февраля потерял 2 командирских танка Pz.Bef.Wg.IV, 8 линейных танков Pz.Kpfw.IV и 6 самоходок Pz.IV/70(A). Pz.Jg.Abt.13 потерял по разным данным от 3 до 9 истребителей танков Pz.IV/70(V). Кроме того, Pz.Jg.Abt.211 211-й народно-гренадерской дивизии потерял по разным данным от 2 до 5 «Хетцеров».

Ещё 8 штурмовых орудий StuG III потеряла приданная дивизии StuG.Brig.228. Потери противотанкового батальона 44-й имперской гренадерской дивизии «HuD» (вместе с приданной Pz.Jg.Kp.1335) составили ещё 5 «Хетцеров». 46-я пехотная потеряла один StuG III. Таким образом, общие потери немецкой бронетехники в операции «Южный ветер» могут составлять не менее 80 танков и САУ, и хотя далеко не все они были потеряны безвозвратно, многие подбитые в боях танки для ввода в строй требовали длительного ремонта.

Общие людские потери советской 7-й гвардейской армии с 17 по 24 февраля 1945 года составили 8180 человек. Согласно другого отчёта, с 1 по 28 февраля общие боевые потери армии — 8359 человек (убито — 1529, ранено — 4703, пропало без вести 2127). Потери личного состава дивизий находящихся на плацдарме по итоговому отчёту 7-й гвардейской армии:

  • 6-я гв.вдд — 753 человека;
  • 72-я гв.сд — 1149 человек;
  • 81-я гв.сд — 1896 человек;
  • 93-я гв.сд — 796 человек;
  • 409-я сд — 623 человека;
  • 375-я сд — 870 человек;
  • 53-я сд — 321 человек.

Как видно из этих цифр, наибольшие людские потери понесла 81-й гв.сд — 1896 человек (458 убито, 544 ранено, 843 пропало без вести, 51 заболевший), причём максимум потерь пришлось на 24 февраля, когда было потеряно 799 человек (152 убито, 53 ранено, 594 пропало без вести). Эта же дивизия оказалась лидером по потерям стрелкового оружия и тяжёлого вооружения (1193 винтовки, 427 автоматов, 75 пулемётов и 10 ПТР), и потеряла практически всю артиллерию (30 миномётов и 40 орудий).

Общие потери в вооружении составили по армии: 480 артиллерийских орудий (7 152-мм, 59 122-мм, 312 76-мм, 23 57-мм, 67 45-мм, 5 37-мм зениток и 7 85-мм зениток), 200 миномётов (44 120-мм и 156 82-мм), 655 пулемётов (415 ручных, 183 станковых, 57 зенитных), 164 противотанковых ружья, 2 установки БМ-13, а также много другого вооружения и техники. В семи стрелковых дивизиях на плацдарме было потеряно 4787 винтовок и 1829 автоматов.

Общие потери бронетехники 4-го гв.мк и 27-й гв.отбр. в ходе боёв составили 91 танк и СУ, при чём практически все они были безвозвратными. Части 4-го гв.мк потеряли 16 Т-34-85, 19 СУ-76М, 1 СУ-85 и 1 ИСУ-122, всего 37 танков и СУ. По окончании боёв в корпусе осталось только 2 Т-34-85 находящиеся в ремонте и 1 СУ-76 в строю. 27-я гв.отбр. потеряла сгоревшими, подбитыми и оставленными на территории занятой противником 49 Т-34-85, 3 СУ-85 и 2 СУ-76, всего 54 танка и СУ.

При этом советские подразделения отчитались о довольно большом количестве подбитой и уничтоженной с 17 по 24 февраля 1945 года немецкой бронетехники. Ниже показано количество немецкой бронетехники, заявленной подбитой и уничтоженной по отчётам советских подразделений:

  • 4-й гв.мк — 64 танка и САУ, 37 БТР;
  • 27-я гв.отбр — 47 танков и САУ, 9 БТР;
  • 81-я гв.сд — 79 танков и САУ, 24 бронемашины и БТР;
  • 72-я гв.сд — 72 танка и САУ, 16 бронемашин и БТР;
  • 6-я гв.вдд — 67 танков и САУ, 18 БТР;
  • 409-я сд — 30 танков, 12 БТР;
  • 375-я сд — 9 танков, 8 БТР;
  • 93-я гв.сд — 16 танков и САУ, 22 БТР.

Это составило 384 якобы подбитых и уничтоженных немецких танка и САУ и 146 бронемашин и БТР, что превышает общее количество бронетехники, имевшейся у противника перед операцией. И это не считая заявок отдельных артиллерийских частей, приданных стрелковым дивизиям, типа различных пушечных, гаубичных и противотанковых полков и бригад. Например, 49-я лабр заявила 28 уничтоженных танков и 26 БТР, а 11-я оиптабр. заявила уничтоженными 54 немецких танка и САУ и 30 БТР. Так что если учитывать заявки артиллеристов, то нужно накинуть ещё более 200 уничтоженных немецких танков и около 100 БТР к указанному выше количеству. Кроме того, на некоторое количество подбитых немецких танков претендовали и авиаторы 5-й воздушной армии, штурмовики и бомбардировщики которой своими активными действиями вынуждали немецкие войска действовать в основном в ночное время. К примеру, только 3-й гв.ШАК за февраль 1945 года претендовал на уничтожение 66 немецких танков и САУ.

В предварительных докладах 7-й гвардейской армии в штаб 2-го Украинского Фронта за период с 10 по 20 февраля указано 132 уничтоженных танка и САУ и 45 БТР, а с 20 по 28 февраля ещё 138 танков и САУ и 22 БТР, что составило 270 танков и САУ и 67 БТР. А вот в уточнённом итоговом отчёте 7-й гвардейской армии общая цифра уничтоженных немецких танков уже чуть меньше, всего указано 244 уничтоженных немецких танка и САУ и 75 бронетранспортёров, что тоже несколько превышает реальные немецкие потери. Потери немецкой бронетехники по дням по данным 7-й гвардейской армии распределились следующим образом:

  • 17 февраля — 32 танка и 14 БТР;
  • 18 февраля — 22 танка и 9 БТР;
  • 19 февраля — 53 танка и 30 БТР;
  • 20 февраля — 25 танков и 1 БТР;
  • 21 февраля — 27 танков;
  • 22 февраля — 33 танка и 8 БТР;
  • 24 февраля — 52 танка и 13 БТР.

В конце февраля 1945 года, по факту оставления плацдарма на западном берегу реки Грон и для расследования причин больших понесённых потерь, по распоряжению командующего войсками фронта была даже создана специальная комиссия под председательством генерал-полковника Фомина. Среди причин неудач отмечались: отсутствие войсковой разведки, малочисленность состава дивизий, из-за чего боевые порядки пехоты были недостаточно плотными. Некоторые подразделения покидали поле боя без приказа и самовольно уходили на восточный берег Грона, отсутствовало взаимодействие частей пехоты, артиллерии и танкистов, минирование местности носило стихийный характер и не увязывалось с системой противотанкового огня, кроме того отмечалась потеря управления войсками, плохой подвоз боеприпасов и многое другое.

В итоговых выводах 7-й гвардейской армии по действиям войск противника указано, что в наступлении главная роль возлагалась на танки, которые часто действовали ночью при сильной поддержке своей артиллерии. Танки противника под прикрытием темноты и артогня скрытно выдвигались к нашему переднему краю и неожиданно атаковали наши передовые части, достигая в некоторых случаях успеха.

Также в советских документах отмечалось построение боевого порядка немецких войск, при котором пехота и сапёры сопровождающие танки, наступают впереди них или в одной линии с танками. Сапёры под прикрытием танков вели разградительные работы, а пехота просачивалась к артиллерийским позициям и завязывала бои с орудийными расчётами, тем самым ослабляя противотанковую оборону. Из тактических приёмов противника отмечено:

  • Скрытность подготовки к наступлению и быстрота перегруппировки подразделений, которые ночью выводились на новый рубеж и под утро переходили в наступление.
  • Хорошее взаимодействие немецких частей между собой, а также с артиллерией находящейся на южном берегу Дуная.
  • Ввод частей и подразделений противника в бои с ходу, с расчётом на элемент внезапности атаки.
  • Хорошая работа немецкой наземной, воздушной и агентурной разведки перед началом наступления.
  • Стремление в наступлении ударом в стыки расчленить оборону наших частей и ударом во фланг создать угрозу окружения или вынудить к отходу.
Положение частей 7-й гвардейской армии на утро 26 февраля 1945 года

Подводя краткий итог, можно сказать, что немецкому командованию на этот раз вполне удалось полностью реализовать свои планы. Перебросив незаметно для советской разведки I танковый корпус СС и совершив необходимую перегруппировку дивизий танкового корпуса «Фельдхернхалле», а также скрытно сосредоточив на исходных позициях ударные силы и обеспечив превосходство в живой силе и бронетехнике, немецким войскам удалось в кратчайшие сроки завершить операцию и, нанеся частям советской 7-й гвардейской армии тяжёлое поражение, скинуть их с плацдарма у реки Грон. Эта операция показала, что танковые дивизии СС даже под конец войны всё ещё оставались грозной силой, с которой приходилось считаться.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится