menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Жанна Пакен, Эльза Скиапарелли и др: как изменили мир моды 4 кутюрье-революционерки, о которых вспоминают реже Шанель, и зря
59
просмотров
Мир моды недаром считается прежде всего женским миром. По крайней мере, вклад модельеров женского пола в его развитие огромен. Правда, многие или не знают, что за звучными фамилиями скрываются именно женщины, или понятия не имеют, в чём состоит вклад этих кутюрье в историю моды и, в конечном счёте, в нашу повседневную и праздничную моду здесь и сейчас. Этот список поможет освежить память.

Жанна Пакен: лучшие решения для танго и автомобиля

Модный дом «Пакен» – один из знаковых для моды эпохи модерн и ар-нуво. Он создавал эту моду, большинство прочих – подражали. Многие автоматически предполагали, что создал эту французскую компанию некий мсье Пакен. Так и было… почти. Дом мод был совместным проектом Жанны Пакен и её мужа, притом кутюрье в этом дуэте была именно Жанна. Мсье Пакен занимался финансами и работой с клиентами.

Жанна родилась в 1869 году в семье врача. Когда она становилась девушкой, возможность выучиться на врача у женщин уже была, и она могла пойти по стопам отца. Но хотелось Жанне другого. Она обожала мастерить наряды! К моменту знакомства с будущим мужем она прошла путь от одной из швей ателье до главной портной.

Замужество помогло ей открыть собственный дом моды — в 1891 году, в Париже. Позже она открыла филиалы и в других странах. Клиентки Жанны становились всё богаче и известней, и к наступлению двадцатого века она уже одевала членов монарших семей и звёзд сцены. Пакен была одной из тех, кто ещё до Первой Мировой войны стал разрабатывать одежду именно для активных дам, чьи интересы не ограничиваются домом и выходом в свет.

Жанна Пакен и её модные решения.

Так, например, легендой стало её платье для танго: с разрезами по бокам. При жизни Пакен эти разрезы скрывались в складках платья, так что вне танцевальной площадки платье выглядело исключительно прилично, да и на танцполе из разрезов нога появлялась одетой в шаровары. Именно благодаря решению от Жанны Пакен в наше время платье с разрезами (уже более смелыми, согласно духу времени) стало классическим нарядом для танго. Известна она также воплощением эскизом Леона Бакста, сценического художника родом из нынешней Республики Беларусь, который помогал Дягилеву покорять мир русским балетом.

Из других нововведений Жанны Пакен в мир моды — продажа платьев прет-а-порте через универмаги, введение в широкое употребление плиссированных юбок (в них было комфортнее в общественном транспорте — они не так мялись), скрытые складки (которые заставляли юбку выглядеть уже, не сковывая притом движений), модные дефиле под музыку.

Она задолго до Шанель объявила чёрный цвет подходящим для вечерних нарядов, а не только для траура, и первая в истории создала специальную коллекцию одежды для автомобилисток. Дом мод Paquin просуществовал до 1956 года.

Надежда Ламанова: от княжон до пролетарок

Ламанова родилась в 1861 году, закончила обычную школу-пансион и, как предполагалось, должна была стать учительницей в той же или точно такой же школе. Но она предпочла поехать покорять Москву, где принимали на обучение в школу кройки и шитья почти любых желающих девушек.

Портновское дело считалось лучшим способом получения женщиной экономической независимости, неважно, из какого она происходила сословия. Понятно, что в таких школах царил дух эмансипации и жажды равноправия. Ламанова с удовольствием его впитала. Она коротко стриглась и играла в карты.

Портной Надежда так и не стала. Она пошла закройщицей в швейную мастерскую, но ножницами и карандашом старалась не работать, а сантиметр, кажется, вообще не достала ни разу. Все наряды она прикидывала прямо на клиентках, подкалывая тут и там. Похоже было на работу скульптора: из почти бесформенной груды тряпок на человеческой фигуре выявлялась красота.

Кто бы мог подумать, но такая вот ленивая — по мнению многих — закройщица вскоре была представлена ко двору и обшивала весь высший свет Санкт-Петербурга. А заодно завела себе изумительно красивого мужа-актёра. Ламанова стала первой российской кутюрье, кто перенял французскую моду на платья-рубашки. Они считались ужасно порочными: ведь под них не носили корсет, а значит, в движении чувствовалось и обрисовывалось ничем не скованное женское тело...

Лиля Брик с сестрой в нарядах от Ламановой и Мухиной.

После революции Ламанову и её мужа арестовали. Надежду смогла вытащить из тюрьмы жена Горького, которая официально занималась помощью политическим заключённым. Муж сгинул, а Ламанова начала новую жизнь. Теперь её клиентками стали видные актрисы; она также стала сотрудничать с театрами и киностудиями. В легендарных «Аэлите», «Цирке», «Александре Невском» можно увидеть её работы. Но самым большим вызовом стало создание пособия для советских женщин: как в условиях тотального дефицита, из того, что есть под руками, сделать себе модный наряд. В ход предлагалось пускать платки, шинели, скатерти, владимирские вышитые полотенца...

Именно в таких нарядах в Париже показались советские красавицы. В том числе, кстати, Лиля Брик. Аксессуары к ним были сделаны Верой Мухиной из дерева и хлебного мякиша. Всё вместе создавало стиль, который позже назвали бы «этно» и который потом не раз воспроизводили. Увы, но родина не слишком оценила вклад Ламановой в поддержание её, родины, имиджа. Во время войны её, сотрудницу МХАТ, забыли эвакуировать. Она умерла от переживаний по этому поводу.

Эльза Скиапарелли: спортивные костюмы на молнии и цветные колготки

Девушка из итальянской семьи начала двадцатого века однажды взяла и сбежала из дома. Чтобы замуж не выходить, а то ей было приискали жениха. Она очутилась в Лондоне и стала женой и импрессарио графа де Керлора. Нет, он не был актёром. Импрессарио ему был нужен, поскольку он устраивал сеансы общения с призраками. Муж в конце концов её бросил — из-за дочери с ДЦП, и Эльза обосновалась в Париже.

Надо сказать, это сейчас каждый сезон обсуждается, какие фасоны и узоры свитеров вошли в моду. А в те времена свитер был уделом рыбаков и суровых любителей приключений. Но к Скиапарелли пришла в гости знакомая в свитере с узором в виде банта, и Эльзу осенило идеей. Свитер, как выяснилось, придумала и связала местная армянка-беженка.

Скиапарелли наняла ВСЕХ вязальщиц обширной армянской диаспоры в Париже и открыла свой магазин модных свитеров. Она разрабатывала модели, армянки вязали, деньги делили. Это удержало на плаву семьи беженцев и саму Эльзу, а ещё — вместе они произвели настоящую революцию в моде.

Эльза Скиапарелли и её свитера.

Кроме свитеров, Скиапарелли стала предлагать покупателям трикотажные купальные и спортивные костюмы и стала одной из первых, если не первой, использовать открытые, не потайные молнии, да ещё и контрастных по отношению к одежде цветов. В спортивной одежде это до сих пор считается классическим вариантом.

Дальше — больше, и Эльза стала сочинять платья, а заодно уж экстравагантные аксессуары к ним. Она приглашала к сотрудничеству самых передовых художников, вроде Сальвадора Дали, и неизменно производила фурор. Сама Скиапарелли при этом предпочитала классический стиль в одежде.

Ей также принадлежит введение в женскую моду широких плеч у пиджаков, женских теннисных шорт, цветных колготок и «газетного» принта, она же впервые стала использовать синтетические ткани в высокой моде. Увы, фактически её карьера была оборвана войной. Людям было не до высокой моды, а самой Скиапарелли пришлось бежать в США, как женщине с подозрительно большим количеством знакомых «левых».

Барбара Хуланики: ставка на молодёжь

Дочь польского дипломата, карьеру Хуланики сделала в Великобритании, а повлияла в итоге на весь мир. Когда Барбаре было двенадцать, её отца застрелили, и семья стала еле сводить концы с концами. Барбара предпочитала недоедать, но покупать на выданные деньги новые наряды и туфельки; это вызывало постоянное раздражение родных, прежде всего тёти, у которой Хуланики жили. Мать старалась минимизировать затраты, обшивая дочерей самостоятельно, и приложила усилия, чтобы разбудить в Барбаре интерес именно к такому способу оставаться модной.

После школы Хуланики изучала дизайн одежды в колледже, и студенткой внезапно для всех выиграла большой конкурс по дизайну купальников. Это открыло ей двери в мир моды. Она начала работать в одной модной студии. Увы, серьёзных задач ей там доверять не собирались.

Помогло замужество. Супруг, Стивен Фитц-Саймон, был специалистом в рекламе. Он помог Барбаре открыть своё дело и посоветовал ей пока зарабатывать иллюстрациями в модных журналах — в чём она немедленно преуспела. Вскоре она стала размещать модные эскизы в газете, а по этим эскизам ей читательницы заказывали наряды. Готовые изделия можно было получить по почте. Один из таких эскизов, по мотивам свадебного платья Бриджит Бардо, принёс 4000 заказов и кучу денег, на которые Барбара открыла свой магазин.

В отличие от Скиапарелли, Барбара Хуланики одевалась в том же стиле, который предлагала другим.

Хуланики быстро решила специализироваться на молодёжной моде, в то время, как большинство кутюрье ориентировались на замужних дам — ведь у них, как считалось, водились настоящие деньги. Однако молодые девушки, которые, как Хуланики в юности, готовы были вместо бутерброда купить модный топ, стали настоящей золотой жилой. У юных жительниц Лондона посещение магазина Biba стало популярным развлечением. Его легко было найти: из дверей доносилась модная танцевальная музыка.

Biba стала одной из первых компаний, выпустивших на рынок узенькие бриджи и сменившие их в молодёжной моде экстремальные мини-юбки. Притом последние вышли, по утверждению Барбары, случайно. Поставщик нарочно растянул ткань, чтобы продать её меньше за те же деньги. Скорость выпуска свежих коллекций была такой, что отвисеться ткани было некогда. Так что юбки сжимались до нормальной плотности уже в магазине. Увидев такое экстремальное мини, девушки приходили в восторг от смелости дизайна — и мини моментально стало хитом. Надо ли говорить, что к тому моменту марку Biba знали далеко за пределами Лондона... Ещё один важный вклад Biba в моду: в подражание марке появилось множество компаний, моментально выпускающих недорогую модную одежду для девушек.

Женщины влияли на мир моды и косвенно, конечно. Единственная женщина Пьера Кардена: Как Жанна Моро перевернула жизнь легендарного модельера.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится