Как жители Древней Месопотамии бо­ролись с болезнями
65
просмотров
Чем болели и как лечились люди, населяв­шие древнейшие государства? В чем они видели причину заболеваний и что делали, чтобы их избежать? Как они боролись (и бо­ролись ли) с распространением инфекций и эпидемий? Попробуем ответить на эти вопросы на примере Древней Месопотамии, одной из первых цивилизаций в истории человечества.

Тексты медицинского толка — рецепты и предписания для больного — известны в Месопотамии с конца III тысячелетия до н. э., но основными источниками для изучения древнемесопотамской медицины являются не они, а медицинские документы из библиотеки новоассирийского царя Ашшурбана­пала. С одной стороны, это собственно медицинские (тера­певтические) тексты, касающиеся диагнос­тики, рецепту­ры, списков лекар­ственных ингре­диентов и прогнозов течения заболевания. С дру­гой — магиче­ско-медицинские тексты, в том числе сборники заклинаний, ритуалов, молитв, а также справоч­ники для специалис­тов, выясня­ющих причину болезни и ее возможный исход с помощью гадательных практик. Терапевтичес­кий и маги­ческий подходы считались одинаково полезными для больного и ни в коем случае не ис­клю­чали друг друга: зачастую с одним и тем же пациентом рабо­тали и врач (по-аккадски asû), занимающийся физическими симпто­мами, и заклинатель (по-аккадски āšipu), старавшийся устранить причину недуга магическими средствами.

Идеал жизни, к которому стремился древний человек, можно описать форму­лой «доста­ток, здоровье, долголетие и легкая смерть на руках многочисленных родных», которые должны были позаботиться о его комфорте в загробной жизни. Здоровье и долголетие находились в руках богов, которые, разгне­вав­шись, могли отнять их в любой момент. Для того чтобы привести божество в ярость, достаточно было умышленно или случайно нарушить одно из много­чис­ленных социаль­ных или религиозных табу. Считалось, что в таких случаях божество насылает болезнь своим прикосновением, поэтому такие недуги назывались «рука/прикосновение бога». Особо заразные болезни, быстро пере­раставшие в эпи­демию, часто назывались «прикосновение Эрры» — по имени бога-разрушителя, который довольно быстро стал одной из ипостасей месопо­тамского бога смерти Нергала. Нередко боги посылали болезнь опосредованно, через демонов, которые в месопотамской традиции описываются как безымян­ные злые (реже добрые) духи. Демо­нов, которых мы знаем поименно, не так много. Самые известные из них — Ламашту, насылавшая болезни на младенцев и их матерей, и противос­тоящий ей Пазузу. Также наслать болезнь могли духи умерших предков, о которых плохо заботи­лись (не совершали положенных жертвоприноше­ний), и даже люди — колдуны и ведьмы.

Фигурка-амулет, изображающая демона Пазузу, оберегающего от болезней, насылаемых Ламашту. Месопотамия, VIII–VI века до н. э.

Что же было делать человеку, которого схватила болезнь? Вот что говорят древние тексты — пись­ма, гадания, заклинания, ритуалы, молитвы и, конечно, сборники рецептов и диагностические справочники.

1. Не нарушайте табу. Табу — это слова или действия, которые могут оскор­бить конкрет­ное божество. При этом нужно иметь в виду, что нарушение одного и того же запрета одного бога может оскорбить, а другого — оставить равно­душным. Один придворный в письме к царю сообщал о судьбе принцес­сы, которая нарушила табу и говорила гадос­ти о своем отце: «[Принцес­са] Шиматум злословила о моем господине. Из-за нее мой господин обращался к богу — бог моего господина настиг ее и покалечил ей пальцы. Кроме того, у нее не прекращаются припадки». Табу варьировались от диетар­ных (нельзя есть определенную пищу в определенный день) до поведенческих (нельзя посещать определенные места или совершать определенные действия). Неко­торые табу можно было нарушить случайно, по незнанию, например вступив в воду, в которой до этого кто-то мылся. Если боль­ной не мог понять, какой из его поступ­ков разгневал бога, он мог обратиться к заклина­телю и пройти очистительный ритуал «от все­го». Описание таких ритуалов и сопутствующие им заклинания содержатся в сборнике заклинаний «Сожжение» (по-аккадски šurpu). Во время ритуала заклина­тель читал магический текст у огня, а его клиент в это время чистил луковицу (или срывал финики с ветки, или распле­тал тростниковую циновку), а потом бросал ее в огонь, представляя, что его беды сгорают вместе с ней.

2. Изолируйтесь при эпидемии. Небольшой корпус писем, написанных в начале II тыся­че­­летия до н. э., рассказывает о том, что происхо­дило во время мора. Одно из них свидетельствует о том, что правитель следил за ходом эпидемии и отдавал приказы, призванные ее сдержать: «Касательно эпиде­мии, о которой мой господин писал мне: в Туттуле есть заболевшие, но смер­тей немного. В Дуннумe… мор: за два дня умерло почти двадцать человек. Жители Дуннума поки­нули город и ушли в сторону горы Лас­кум. Мубан и Манухатан, города в окрест­ностях Дуннума, в порядке, заражен только Дуннум». 

Изоляция была единственным действенным способом приблизить момент, когда «рука бога устанет» и эпидемия сойдет на нет. Так, можно было либо приказать здоровым жите­лям поки­нуть зараженный город, либо выс­лать заболев­ших: «Я выделил 20 лодок, чтобы погрузить на них зараженных, но увидел, что их слишком много и лодки их не вместят. Тогда я выделил две грузовые баржи». В остальном можно было толь­ко ждать и запрашивать оракул о том, когда эпидемия пойдет на спад: «На десятый день ме­сяца тирум я запросил оракул о том, можно ли хоронить мертвых, и бог ответил „да“. Те, кто остался, похоронили тела. На четырнадцатый день месяца тирум жрецы и певчие провели в городе очистительный ритуал».

3. Не контактируйте с больными. Жители Месопотамии знали, что можно заболеть при контакте с тем, кто уже болеет, поэтому потен­циально заразных больных старались как можно раньше сажать на карантин. До нас дошло письмо с распоряжениями царя об изоляции одной из придворных дам: «Пусть эта женщина сидит в отдельной комнате, пусть к ней никто не вхо­дит! Если же, как я опасаюсь, отдельной комнаты не найдется, пусть эту женщину лечат до тех пор, пока оракулы о ее состоянии не станут неблаго­приятными. Умрет она или выжи­вет — в любом случае [другие] женщины заразятся этой [болез­нью] симму». По поводу другой придворной дамы, заболевшей симму, распоряжения еще более строгие: «Пусть никто не пьет из чашки, из которой она пьет; пусть никто не сидит на сту­ле, на котором она сидит; [и] пусть никто не ле­жит на кровати, на которой она спит!» Воз­можно, нам тоже не следует забывать о пользе (само)изо­ляции во время вспышки заразной болезни.

Рельеф с изображением придворного, подносящего напиток Ашшурнацирапалу II. Месопотамия, 883–859 годы до н. э.

4. Позовите жреца. Врач, который знал имя божества, наславшего болезнь на его пацие­нта, мог подключить к лечению жреца (для чтения молитв) и таким образом повысить эффектив­ность лечения. Для этого можно было запросить оракул или же свериться с собранием диагнозов, попутно установив прогноз течения болезни, например: «Если лицо [больного] покрыто крас­ными пят­нами — „рука Сина“; он выжи­вет». Для заклинателей тоже существовали тексты такого рода, но им предлагалось ориенти­роваться по приметам, кото­рые они могли наблюдать при входе в дом больного. Собрание таких текстов называлось «Когда заклинатель входит в дом больного» и содер­жало приметы типа: «Если [заклинатель] увидел пятнистого быка, больного схватила Ламашту [или] его схватило проклятие. Он скоро умрет».

Дощечка-амулет, защищающая от богини Ламашту. Новоассирийское царство

5. Попробуйте достать рецепт. Лекарства в Древней Месопотамии готовились в основ­ном из трав и минералов, обработанных особым образом и смешанных в определен­ной пропорции. Получившийся лечебный порошок смешивали с жид­костью (для внутреннего применения), с маслом или с жиром (для внеш­него примене­ния). Извес­тны как простые (однокомпонентные) так и сложные (до десяти ингредиентов) рецеп­ты. Укус скорпиона, например, не тре­бовал особых премудростей: «Если человека укусил скорпион, нужно намазать [место укуса] бычь­ей слюной, и он поправится». Серьез­ные проблемы требовали иного подхода: «Если у человека болит почка и он постоянно чувствует боль в паху; если его моча белая как у осла и со временем в ней появля­ется кровь, то такой человек болен болезнью муцу. Нужно вскипятить два сикля мирры и два сикля смолы растения baluhhu в двух мерах уксуса, остудить и смешать в равных пропорциях со [свеже]отжатым маслом. Половину смеси нужно ввести в уретру через медную трубку, вторую половину — смешать с качествен­ным пивом и оставить на ночь. Он выпьет это натощак и поправится».

Как видно из писем, у каждого хорошего врача были свои, неизвестные другим рецеп­ты: «Каса­тельно трав против солнечной лихорадки от врача из Марда­мана и от прид­ворного врача: я опеча­тал эти травы, собранные в горах, своей печатью и отправил [обоих] врачей в сопровож­дении Ла-гамаль-абума к моему господину. Мой господин уже пробовал лекарство от сол­нечной лихорадки [по рецепту] придворного врача. Я [же] пробовал и лекарство от сол­неч­ной лихорадки [по рецепту] врача из Мардамана, и оно подействовало».

6. Найдите магические материалы. В VII веке до н. э. не было человека могущест­веннее, чем царь Ассирии. Предпоследний ассирийский царь Асар­хаддон («царь земных царей», как писал о нем Брюсов) был не только выдаю­щимся политиком и полководцем, но и серь­езно больным человеком. Сохрани­лась его переписка с многочисленными врачами, гадателями и экзорцистами, в которой он запра­шивает лекарства, способные облегчить его состояние, и оракулы о при­чинах и динамике своей болезни. Судя по описанию, его болезнь была хроничес­кой и периоды ухудшения переме­жались с периодами ремиссии. Придвор­ные врачи, в том числе личный врач царя Урад-Наная, так и не смогли поставить Асархаддону диагноз на основе его многочисленных симптомов: лихорадка, кожное воспаление, кровотечения, боль в ушах и др. Вот одно из писем Урад-Нанаи к царю: «Царь, мой господин, все время спра­шивает меня: „Почему ты не можешь понять, чем я болею, и приготовить мне лекарство?“ <…> Пусть царь, мой господин, воспользуется средством для примочек [которое я посылаю с этим письмом], и, возможно, эта лихорадка покинет царя, моего господина. <…> Когда царю доставят перевязку, пусть его перевя­жут крест-накрест, как делали до этого раз или два. <…> В мешочке я посылаю царю, моему господину, защитные магические материалы. Пусть царь наденет его на шею. Также я посылаю мазь. Пусть царь мажется ею, когда наступит резкое ухудшение». Современные исследователи склонны считать, что Асархаддон страдал синдромом Рейтера, то есть у него был реактивный артрит.

Защитный амулет, оберегающий от чумы. Месопотамия. 800–612 годы до н. э.

7. Закопайте у порога изображение собаки. Демоны также могли насылать болезни, обычно по приказу божеств, но иногда и по собственной воле (особен­но Ламашту). Часто демоны дейст­вуют не в одиночку, а группами — например, злые демоны утукку, или семерка (демонов) (по-аккадски sebittu). Семерка демонов — «порожде­ние неба и земли» — служила богу смерти Нер­галу и исполняла его малопри­ятные поручения. Противостоять демонам можно было как с помо­щью заклинаний и ритуалов (если человек уже заболел), так и с помощью охранных амулетов (профилак­тика). Часто для защиты от злых духов и демонов применялись апотропейные фигурки — изображения, отгоняющие зло и не дающие ему проникнуть в жилище. В этой функции выступали изображения собак: их закапывали под порогом дома или помещали рядом. Вполне вероятно, что собаки — священные животные месопотам­ской богини врачевания Гулы — не только выполняли сторожевую функцию, но и служили своего рода амулетами от болезней.

Фигурки, изобращающие бога Нергала. Месопотамия, II тысячелетие до н. э.

8. Слепите из воска фигурку колдуна и сожгите на костре. Месопотамская магия не делилась на черную и белую в привычном нам смысле. Чтобы причи­нить человеку вред, ведьма или колдун использовали те же самые средства, которые пострадавший мог использовать для защиты от них. Ведьмы — боль­шая часть текстов упоминает именно их — стремились обманом заставить богов навредить человеку, например наслать болезнь. Наведенное колдовство действо­вало до тех пор, пока жертва не проведет специ­аль­ный ритуал и не от­кроет божеству глаза на происходящее. Самый известный ритуал, направлен­ный на снятие колдовских чар, назывался предание огню (по-аккадски maqlû). Он проводился ночью и предусмат­ривал чтение заклинаний над символиче­ским изображением колдуна или ведьмы — фигуркой из воска, дерева, теста, глины или битума, которая затем сжигалась на костре.

9. Изгоните червя. Больной зуб, конечно, проще всего было вырвать, и навер­няка в Месопотамии имелись люди, способные справиться с этой зада­чей, но в доступных нам текстах прямых указаний на практику удаления зубов нет. По представле­ниям жителей Древней Месопотамии, зубную боль вызывал червь, поселившийся у человека в десне или непосредственно в зубе. Одно из заклинаний содержит мифологическое вступление, рассказывающее о том, как червь — «порождение болота» — обратился к богам с просьбой назначить ему пищу. Когда боги предложили ему питаться слад­кими фруктами, червь отказался и попро­сился жить в десне у человека, чтобы питаться его плотью и кровью. Неудиви­тельно, что заклинание заканчивается словами: «Из-за того, что ты так сказал, о Червь, пусть бог Эа ударит тебя всей силой своей руки!»

Бог Эа. Фрагмент цилиндрической печати из нефрита. Месопотамия, XXIII век до н. э.

Изгнать червя можно было как заклинанием, так и лекарством, которое нужно было осо­бым образом нанести на зуб (инвазивные методики лечения в текстах не упоминают­ся): «Если у человека в зубе [завелся] червь, нужно расто­лочь растение [под названием] „испражне­ния моряка“ в [свеже]отжатом масле. Если болит зуб с правой стороны, нужно нанести [масло] на зуб слева, и [боль­ной] поправится. Если болит зуб с левой стороны, нужно нанести [масло] на зуб справа, и [больной] поправится».

10. Не рассчитывайте на помощь хирурга. Сложно судить, было ли распро­странено в Древ­ней Месопотамии хирургическое вмешательство. Текстов, которые упоминают процедуры, напоми­нающие указание на опе­ра­цию, очень мало, и ни один из них не яв­ля­ет­ся собственно меди­цин­ским. Самый извест­ный пассаж такого рода — несколько параграфов в законах Хамму­рапи, посвя­щенных манипуляции врача с боль­ным глазом пациента. В отличие от других реги­онов Древнего Ближнего Востока, прежде всего Египта, свидетельств операций по тре­панации черепа в Месопотамии также не об­на­ружено. Возмож­но, хирургическое вмеша­тельство рассматривалось как крайняя мера: слишком высока была вероятность послеоперационных осложнений.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится