menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Эпоха пиратства в Карибском море: Европа против испанской короны
212
просмотров
Коренные социально-экономические сдвиги, происшедшие во многих европейских странах в XVI веке и вызвавшие распад прежних феодальных отношений, способствовали ликвидации пиратства на морях, омывающих Европу. Исчезнув на европейских морях, разбой возродился в ту эпоху в несколько видоизмененной форме на морях Нового Света.

Пираты и корсары

В Америке еще сохранились на какое-то время ликвидированные в Европе устарелые экономические формы и связанные с ними отсталые отношения производства и обмена. Пираты Нового Света, подобно их европейским и африканским предшественникам, были зачастую в состоянии сочетать свою разбойничью деятельность с занятием торговлей и мореплаванием.

Основной ареной колоритной истории американского пиратства стали в XVI и XVII веках воды бассейна Карибского моря и рассеянные по нему архипелаги Антильских островов. Эти острова, изобилующие множеством неприступных и укромных заливов, многие десятилетия служили укрытиями для разного рода авантюристов и морских разбойников.

Карибское пиратство выступало в двух разновидностях. С одной стороны, оно было связано с войнами, которые велись между европейскими колониальными державами за раздел Нового Света. Существуя наряду с корсарством, а порой и сочетаясь с ним, оно характеризовалось выступлениями мощных военных флотилий, принимавших участие в крупных военноразбойничьих операциях. Этот союз пиратства и корсарства был столь тесен, что трудно порой строго разграничить оба эти явления и установить, какие фигуры из карибской эпопеи следует отнести к пиратам, а какие — к корсарам. Трудность эта стала одной из причин частого смешения по существу различных понятий: пиратства и корсарства.

Разбой и торговля

С другой стороны, карибские пираты занимались прибрежным морским разбоем в мирное время, который зачастую был связан с торговлей. Здесь пираты чаще выступали в роли купцов и контрабандистов, чем воинов.

Испанский королевский двор, считавший себя единственным хозяином всех земель, расположенных к западу от пограничного меридиана, установленного договором, заключенным 7 июня 1494 года в городе Тордесильясе, вел в своих американских колониальных владениях особую политику. Основой этой политики было обеспечение испанской метрополией полной изоляции ее заморских владений от всего остального мира. Католическая Испания к тому же придавала этой политике религиозный характер. Королевским указом был запрещен доступ в колонии всем еретикам, и особенно корсарам-протестантам.

Фрэнсис Дрейк

Вскоре, однако, у берегов Нового Света появились корабли Англии, Франции, Голландии и Дании, которые не признавали испанской колониальной монополии. Между этими державами разгорелась борьба за передел Нового Света, которая в значительной своей части разыгралась на сцене Карибского военного театра. Немалое участие в этой борьбе приняли корсары и пираты.

Буканьеры и флибустьеры

Исследователи карибской корсаро-пиратской эпопеи обычно делят ее на несколько исторических этапов, принимая за основу периоды господства отдельных европейских держав, участвовавших в борьбе.

Первый этап носит название французского периода (1530-1559 годы). В 1554 году Франсуа Леклерк, нагнавший страх на испанцев в Эспаньоле и Пуэрто-Рико, где разграбил беззащитные прибрежные поселения, напал на Сантьяго-де-Куба, занял и ограбил это поселение, а в следующем году снарядил экспедицию из десяти кораблей и без труда захватил Гавану. Восемнадцать дней разбойники хозяйничали в городе и ушли оттуда, обобрав жителей до нитки. Уходя, французы сожгли город дотла. В 1556 году они атаковали Ямайку. Период французского господства закончился в 1559 году, когда Франция заключила с Испанией мир в Шато-Камбрези, который положил на некоторое время конец разбойничьим экспедициям под французским флагом против испанских владений в Америке. На этом, однако, деятельность французских корсаров и пиратов не закончилась. Они продолжали ее, только под чужим флагом.

В этих условиях начался второй этап карибской эпопеи, так называемый английский период (1560-1620 годы). Хотя первые английские корсары появились в карибских водах уже в 1519 году, то есть меньше чем через четверть века после открытия Америки Колумбом, в широких масштабах свою деятельность они развили лишь во второй половине XVI века. Каперы, или корсары, были владельцами кораблей, выступавшими от имени государства, которое выдавало им грамоту или каперское свидетельство. В грамоте указывалось, кто является врагом, а кто — союзником, и определялись условия дележа добычи. Обычно девяносто процентов получал сам корсар, а десять — отдавал патрону в знак покорности и в качестве компенсации за оказанную ему правовую защиту.

Англия, не обладавшая еще тогда сильным военным флотом, создавала свои вооруженные силы на море именно из таких корсаров. Эти отважные люди, отчаянно боровшиеся против врагов гордого Альбиона, высоко ценились английским королем и обществом, и многие из них получили в награду высокие титулы и звания.

Пиратский флаг

Число английских корсаров и пиратов, оставивших кровавый след в бурной истории Антильских островов, столь велико, что перечислить их всех просто невозможно. Достаточно вспомнить лишь некоторых, наиболее знаменитых и дерзких из них, чтобы понять ту роль, какую они сыграли в истории. Ведущее положение в этой галерее занимают Джон Хоукинс, Фрэнсис Дрейк, Томас Баскервиль и Уолтер Рейли.

Первый из них, Джон Хоукинс, больше купец, чем корсар, пытался вести торговлю в 60-х годах XVI века на беспокойном рынке бассейна Карибского моря; Фрэнсис Дрейк, приобщенный Хоукинсом к ремеслу корсара, действовал, главным образом, в 1570-1596 годах. Его преемник, Томас Баскервиль, не мог уже равняться со своим “наставником”.

Дрейк, совершивший в 1577-1580 годах кругосветное плавание, прославился успешным нападением на Санто-Доминго. Десятого января 1586 года он появился во главе двадцати трех судов близ столицы Эспаньолы. На следующий день Дрейк тайно высадил на берег несколько сот людей, которые быстро продвинулись к университетскому городу Санто-Доминго. Хотя город был окружен крепкими стенами и располагал кое-каким оружием, весь его гарнизон состоял всего из тридцати кавалеристов. К тому же городские ворота оставались открытыми, так что англичане вторглись в город без сопротивления. Испанский губернатор бежал. Дрейк потребовал с жителей выкуп в сумме двухсот тысяч дукатов. Однако горожане оказались не в состоянии собрать такую огромную сумму и вручили вождю корсаров всего лишь двадцать пять тысяч дукатов. Тогда Дрейк приказал уничтожить город.

В 1595 году Рейли захватил Тринидад, в 1598 англичане разграбили СанХуан, а затем обратили свое внимание на Ямайку. В начале февраля 1597 года они под командованием Антони Ширли совершили первое крупное нападение на остров, высадив отряд из двухсот пятидесяти человек в Пуэрто-де-Кагуайа (нынешний Пассидж-форт), откуда двинулись на столицу Ямайки — Сантьягоде-ла-Вега. Немногочисленный испанский гарнизон обратился в бегство. Ведь в Карибских условиях даже несколько десятков человек, особенно таких отчаянных, как корсары, которые нападали всегда неожиданно, составляли уже внушительную силу. Английские корсары ограбили город и, уходя, оставили после себя лишь руины и пепелища.

Питер Хейн

В 1600 году корсары вновь напали на Ямайку, на этот раз на другую часть острова. Следующий набег они совершили в 1643 году под командованием Уильяма Джексона, вновь захватив Сантьяго-де-ла-Вега. Англичанам так понравился этот “райский остров”, что двадцать корсаров дезертировали со своих кораблей, перешли на сторону испанцев и поселились там навсегда. Следующий этап — голландский период (1620-1640 годы). В это время другое враждебное Испании государство, Голландия, усиленно развивало свою колонизаторскую деятельность в Азии (Индонезия) и в Америке (НьюАмстердам, Гвиана). В 1624-1625 годах голландские корсары совершили успешное нападение на Пуэрто-Рико. Однако все прежние деяния корсаров и пиратов затмил своими «подвигами» голландский мореплаватель Питер Питерсон Хейн, известный в народе под именем Пита Хёйна. Это был сын голландского рыбака, занимавшегося рыболовством в открытом море, поэтому уже в юные годы он научился искусству мореплавания. В 1628 году Пит Хёйн был назначен главнокомандующим флотом Вест-Индской компании, созданной Голландией для организации колониальной экспансии в Америке. Под его командованием оказался довольно большой флот, насчитывавший тридцать один корабль с тремя тысячами моряков на борту.

Однако этот флот, несмотря на многочисленность, был довольно слабым, так как экипаж его состоял из малоопытных и плохо вооруженных мореплавателей. Тем не менее Хёйн получил ответственное и трудное задание. Ему было приказано захватить команду, сокровища и корабли одной из «серебряных» испанских флотилий, шедших в сопровождении конвоя из Америки в Европу.

В связи с постоянной опасностью со стороны корсаров и пиратов, действовавших вдоль морских трасс, которые связывали Испанию с ее американскими владениями, испанская Торговая палата, существовавшая с 1530 года и монополизировавшая морскую торговлю, решила для перевозки сокровищ из Америки в Европу использовать караваны судов, шедших под охраной могущественных военных кораблей. Однако плохо приходилось “золотым” или “серебряным” галионам, если из-за аварии или непогоды они отрывались от своего каравана. Английские, французские и голландские корсары, а также многочисленные Карибские пираты только и ждали таких случаев, следуя за караванами испанских судов, словно акулы за жертвами.

Питер Хейн и его корабли

Притаившийся у побережья Кубы корабль французских корсаров напал как-то на один из испанских галионов и взял его на абордаж. Кроме золота корсары нашли на галионе военно-морские карты с обозначенным на них, секретным еще тогда, морским путем, по которому из Америки в Испанию перевозили золото, серебро и другие сокровища Нового Света. Эта находка вызвала целую серию нападений на “золотые” и “серебряные” испанские морские караваны.

Питу Хёйну не сулили больших успехов. Во главе своей эскадры он должен был атаковать одну из испанских “серебряных” флотилий, состоявшую из четырех крупных военных галионов и одиннадцати более мелких торговых судов. Мощь огня одного только испанского галиона превышала силу всей голландской эскадры.

Обманув бдительность береговой охраны, Пит Хёйн притаился со своим флотом близ Матансаса на Кубе, к востоку от Гаваны. Как он и предвидел, никто не ожидал встретить врагов у самых ворот Кубы, одного из главных испанских бастионов в районе Антильских островов.

Нападение голландских корсаров было проведено столь умело и так неожиданно, что они не успели даже пустить в ход свою артиллерию. Девять крупных судов, груженных ценными металлами и пряностями, попали в руки голландцев. Пропал годовой труд испанских подданных и колонистов. В Европе поколебалось доверие к испанским банкирам, а кастильцам нечем было даже оплатить расходы на свою армию.

После поражения, нанесенного голландцами, испанцы укрепили в своих Карибских владениях береговую охрану, изменили сроки рейсов и пути прохождения флотилий, перевозивших сокровища, но, несмотря на все меры предосторожности, корсары и пираты продолжали наносить им ощутимые удары. Ослабленные испанские флотилии оказались теперь способными только на оборону. Вырастали толстые стены фортов, разбросанных на Антильских островах, которые и по сей день остаются немыми свидетелями происходившей здесь кровавой борьбы. Монополия испанского господства на Карибском море рушилась, как стены крепостей, захватываемых англичанами, французами и голландцами.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится