Гетто в Крынках: как советскую здравницу превратили в лагерь смерти.
71
просмотров
Летом 1941 года в белорусском в санатории «Крынки» отдыхали и проходили лечение ребята младшего школьного возраста. Большинство – с диагнозом «детский энурез». Шла вторая смена и ничто не предвещало беды… Грянула война, и уже в начале июля Осиповичский район заняли фашистские карательные подразделения. Санаторий для детей превратился в гетто: вместо добрых врачей и воспитателей сюда пришли нацисты…

Детская здравница стала концлагерем

В первые дни войны многие родители отдыхавших в санатории школьников успели забрать своих детей до того, как его заняли фашисты. Спешно покинула учреждение и большая часть сотрудников, а также ребята старшего возраста. Однако еврейских детей забирать было некому – их родители к тому времени уже были в руках фашистов. Всего в Осиповичском районе было организовано восемь еврейских гетто.

К тем ребятам, которых фашисты обнаружили в стенах санатория, добавили и других еврейских детей, свезенных сюда в основном из ближайших детдомов. На пионерской форме у маленьких узников появились шестиконечные звезды – по приказу фашистов дети пришивали их себе и малышам на одежду сами.

Детей заставили пришить себе на одежду шестиконечные звёзды

Ребят заставляли собирать для немцев свеклу и капусту на окрестных полях, кормили детей остатками – капустными листьями и ботвой. А зимой им выдавали по 100 граммов хлеба в день.

Еврейские дети, которых фашисты держали отдельно от остальных ребят, жили в большом летнем зале санатория, словно в загоне. Это помещение было холодным, нежилым – до войны здесь проводили летние мероприятия. Спали маленькие узники прямо на полу. Поэтому когда наступила зима, и без того обессиленные от голода и мучений пленники начали болеть. Многие из них не дожили до весны. Таким образом советская детская здравница превратилась в мини-концлагерь для еврейских детей, среди которых, кстати, были и совсем маленькие, годовалые.

Каждое утро, проснувшись, ребята обнаруживали рядом мертвых товарищей. Фашисты выносили их тела не сразу и вообще старались к детям в помещение заходить как можно реже: из-за того, что часть малышей страдала энурезом, в зале стоял запах мочи, что раздражало и без того озлобленных нацистов.

На территории Белоруссии и были и другие страшные гетто ( на фото - витебское), но история санатория в Крынках, пожалуй, самая жуткая.

Лишь изредка ребятишек выводили во двор подышать свежим воздухом. Там располагался ящик с пищевыми отходами, и каждый раз маленькие узники кидались к нему, чтобы добыть себе что-то съестное – например, картофельные очистки или объедки. Дети старались делать это быстро и незаметно, поскольку даже за такой «проступок» фашисты их наказывали. Не менее жестоко, чем фашисты, была по отношению к детям их соотечественница Вера Жданович, которую немцы назначили в гетто завхозом. Не стесняясь ребят, она развлекалась с немцами, устраивая гулянки.

Одним из видов наказаний для узников был расположенный в подвале карцер. В нём было намного холоднее, чем в детском зале, потому что сидевшим там ребятам фашисты специально кидали снег – чтоб сильнее мучились. Многие не выдерживали и двух-трех дней – мертвых детей «выбрасывали» в реку, под лед.

Вова Свердлов спасся лишь чудом

В апреле 1942-го всех, кто не умер зимой, фашисты решили уничтожить. Как позже вспоминал чудом переживший детское гетто Владимир Свердлов, однажды поздно вечером фашисты велели всем ребятам собраться и объявили, что их переводят в другое место. Когда их вывели с территории санатория, шагавший рядом с Володей мальчик Яша тихо шепнул ему: «Нас никуда не переводят. Если бы мы переезжали, это было бы днем. Беги!» Сам Яша бежать не стал, поскольку с ним было двое малышей, которых он не мог бросить. Кроме того, как пояснил товарищ Вове, с его чисто еврейской внешностью в оккупированном районе далеко не убежишь. Володя же по совету Яши незаметно нырнул в росшие у дороги заросли сорняка, что его и спасло.

Остальных детей неподалеку ждала бобруйская расстрельная команда. Их подвели к вырытой яме, поделили на группы и убили. Причем совсем маленьких детей кидали в яму живыми и уже сверху расстреливали. Этот жуткий факт позже установит следствие, равно как и то, что 2 апреля 1942 года здесь были убиты 84 еврейских ребенка.

Надпись на мемориальной плите в Крынках.

Несколько дней 11-летний Володя Свердлов с поврежденной ногой бродил по лесу, пока не встретил одного из местных жителей. Увидев на одежде мальчика след от сорванной шестиконечной звезды, мужчина испугался и прогнал его. Вова снова ушел в лес. Он был уже почти в бессознательном состоянии, когда его нашла в лесу жительница деревни Макаричи Александра Звонник (впоследствии он называл её баба Алеся). Рискуя жизнью, причем не только своей, но и собственных детей, она спрятала Вову у себя дома и выхаживала, в течение всего периода оккупации скрывая его от фашистов. Она стала еврейскому мальчику второй матерью.

Впоследствии эта женщина, а также еще семь жителей Осиповичского района, были удостоены звания «Праведник народов мира», учрежденного израильским мемориальным институтом «Яд ва-Шем» – за помощь, оказанную евреям в годы войны.

Владимир Свердлов единственный, кто остался в живых после еврейского концлагеря в Крынках.

Больше никто из узников гетто не выжил

Володя оказался единственным, кто вышел из стен этого еврейского гетто и остался жив. Еще до расстрела один из еврейских ребят попытался сбежать из санатория и ему это даже удалось. Однако, несколько дней проскитавшись по лесу, он вернулся. Какое-то время дети прятали его от фашистов и подкармливали, но потом ребенок был обнаружен. Его увезли из гетто и убили.

К осени 1942 года евреев в этом местности практически не осталось. Секретарь подпольного комитета КП(б)Б района Р. Голант в докладной записке секретарю Бобруйского подпольного межрайкома сообщал: «По Осиповичскому району всего имеется населения 59 тысяч человек, еврейского населения нет…».

Родители отыскали Володю только в 1947 году. В начале войны мать мальчика эвакуировали, а отец ушел в партизаны. Им сказали, чтобы они не беспокоились за судьбу сына, потому что санаторий с детьми, мол, успели эвакуировать. А позже им сообщили, что все дети здравницы погибли. К счастью, после войны родители, считавшие Володю погибшим, все-таки узнали, что он жив.

Владимир Семёнович жил скромно и откладывал с пенсии деньги на памятник.

К старости Владимиру Свердлову удалось накопить денег на памятник убитым в «Крынках» детям. Его установили на месте их расстрела 13 лет назад. Подавляющее большинство погибших так и остаются безымянными. Удалось установить личности только 13 из них. По инициативе Владимира Свердлова каждый год возле «Детского камня» (неофициальное название памятника) стали проводить митинг памяти погибшим здесь детям.

Единственный выживший в 1942-м узник детского гетто вместе с местными жителями у памятника погибшим детям.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится