Главная ошибка Сталина.
71
просмотров
Стратегия советского диктатора помогла Гитлеру прийти к власти, сокрушить врагов на Западе и многократно усилить потенциал Германии.

В Первой мировой войне Германия проиграла Франции и Англии уже после того, как заставила капитулировать большевистскую Россию. То есть, даже перестав воевать на два фронта, немцы не смогли выстоять против объединившихся французов и англичан. В том числе и потому, что Берлин испытывал катастрофическую нехватку ресурсов, а в Германии начинался настоящий голод. Сталин очень хорошо запомнил этот урок. Но сделанные им выводы привели к чудовищной катастрофе и обошлись человечеству в десятки миллионов жизней.

Великая война

Глобальный конфликт 1914−1918 годов после завершения два десятка лет назывался «Великой войной». Пулемёты и колючая проволока радикально изменили характер войны. На Западном фронте попытка прорыва обороны закопавшихся в землю врагов приводила к огромным потерями ничтожным результатам. И генералы, которые, как известно, всегда готовятся к минувшей войне, уверовали в то, что умеющие быстро окапываться солдаты и наличие на передовой достаточного количества пулемётов создают непреодолимое препятствие для врага.

И действительно, на поверхностный взгляд с 1918 по 1939 год в военной науке ничего не изменилось. Большинство солдат воевали с винтовками, изобретёнными ещё до Первой мировой. Самолёты и танки уже не считались новинкой (их активно применяли на фронтах Великой войны). Главные перевозки по-прежнему осуществлялись по железной дороге.

Риббентроп и Сталин в Москве в августе 1939 года.

То есть казалось очевидным, что новый серьёзный конфликт, особенно между французами и немцами, — это долгие годы окопной войны. Войны изматывающей, пожирающей миллионы солдат и подрывающей самую мощную экономику. «Гениальному вождю» и в голову не приходило, что Париж может пасть в считанные недели…

Нацисты у власти

Но для начала следовало спровоцировать новую мировую войну, в которой империалисты должны будут друг друга беспощадно уничтожать. Однако до конца 1920-х годов об этом можно было только мечтать. Европейские демократии боялись не друг друга, а распространения большевизма. Тем более что агрессивная риторика Москвы говорила сама за себя: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем».

Удача улыбнулась Сталину после того, как разразился мировой экономический кризис. В Германии начала резко расти популярность нацистов, которые винили во всех бедах евреев и требовали реванша за Версальский мир, обязавший Германию платить непомерные контрибуции.

Сталин обеспечил победу Адольфа Гитлера в 1932 году очень простым способом. Через Коминтерн советский диктатор запретил немецким коммунистам, заседающим в рейхстаге, входить в коалицию с социал-демократами. Получалось, что главной силой становились нацисты, которые при этом имели только треть мест в парламенте. И в 1933 году Гитлер был назначен рейхсканцлером. Он немедленно обвинил коммунистов в заговоре и начал массовые аресты. А вскоре и вовсе запретил компартию Германии. Стратегия советского диктатора помогла Гитлеру прийти к власти, сокрушить врагов на Западе и многократно усилить потенциал Германии.

Казалось бы, эти поступки должны были привести в ужас Сталина. Но цинизм вождя не знал предела. Стоило ли переживать о судьбах идейных союзников? Ведь именно нацисты развернули активную пропаганду милитаризма и начали наращивать военный потенциал. Более того, Кремль ещё с конца 1920-х годов охотно приглашал офицеров вермахта «проходить практику» в СССР. Ведь немцы были ограничены условиями Версальского мира. Они не могли производить современное оружие, проводить учения и мобилизацию. И тут тайная дружба с Москвой пришлась очень кстати. Танковую школу в СССР, например, закончил Вильгельм фон Тома, будущий командир танковой дивизии, рвавшейся в ноябре 1941-го к Москве.

Но как заставить Гитлера, который не скрывал своей неприязни к большевизму, напасть именно на Францию, а не на СССР? И здесь Сталин, как ему казалось, всех перехитрил. Он решил помочь Гитлеру совершить такой поступок, который вынудит Париж (а заодно и Лондон) вступить в вооружённый конфликт с Берлином. Так появился пакт Молотова—Риббентропа и секретные протоколы к нему. После вторжения немцев в Польшу Франции и Англии действительно пришлось объявить Германии войну.

«Пусть бьют друг друга, а мы посмотрим»

Ещё в 1925 году Сталин в одном из выступлений говорил: «Если война начнётся, то на мне придётся сидеть сложа руки, — нам придётся выступить, но выступить последними. И мы выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашку весов, гирю, которая могла бы перевеситьс. И вот к концу 1930-х годов мечта Сталина о новой мировой войне начала обретать черты реальности.

Предельно откровенно в конце августа 1939 года высказался Вячеслав Молотов: «Советский Союз не обязан воевать ни на стороне британцев, ни на стороне германцев… Если эти господа имеют такое страстное желание воевать — пусть воюют сами, без Советского Союза. А мы посмотрим, что они за вояки». У аудитории эти слова вызвали «громкий смех» и «бурные аплодисменты».

Стычка в окопах около Камбре в 1917 году. Питер Деннис, 1998 год.

Эйфория советских лидеров была понятна. СССР не только обещал Германии нейтралитет в случае войны с ведущими западными державами, но обязался снабжать немцев столь актуальными для них нефтью и зерном. Теперь оставалось только дождаться, пока французские и германские солдаты снова увязнут в окопной грязи Фландрии и устроят очередную Верденскую мясорубку.

Дополнительный оптимизм Сталину придавало знание о том, что по числу танков и самолётов РККА опережает все армии мира вместе взятые, а мобилизационный потенциал СССР самый большой в Европе.

Головокружение от успехов

1 сентября 1939 года немецкие войска перешли границу Польши. А уже 3 сентября правительства Великобритании и Франции в ответ на факт откровенной агрессии объявили Германии войну. 7 сентября французы перешли немецкую границу. Вскоре это наступление выдохлось. Через несколько дней, понеся тяжёлые потери, французы остановились. Сталин мог быть счастлив. Его план начал действовать.

На всякий случай, чтобы в Париже и Лондоне не спохватились, советский диктатор две недели не давал разрешения о нападении на Польшу с востока. Лишь 17 сентября части РККА, к ужасу поляков, перешли границу и, не встречая сопротивления, начали быстро продвигаться вперёд. Уже в конце сентября организованное сопротивление польской армии было сломлено.

Немцы в мае 1940 года на севере Франции. Питер Деннис, 2001 год.

Сталин должен был хорошо помнить провал советского наступления на Варшаву в 1920 году, обернувшийся огромными потерями и разгромом красных. И вот через 19 лет «Панская Польша» вообще перестала существовать. Этот успех ослепил Сталина. Он уверовал в свои способности гениального стратега. Правда, уже в конце ноября 1939 года произошла первая осечка. Лёгкой и быстрой победы над Финляндией не получилось. На линии Маннергейма красноармейцы начали нести огромные потери и неделями не могли продвинуться вперёд. Стали занервничал. Активная война между Германией и Францией всё не начиналась. В Париже, видя агрессию Советского Союза и осознавая его военную мощь, могли пойти на мирные переговоры с Германией. Сталин был вынужден завершать войну с Финляндией не в Хельсинки, а в Выборге. От планов полного подчинения северного соседа пришлось отказаться. Но и здесь Сталин сделал глубоко ошибочные выводы. Если финны, не имея ни танков, ни самолётов и уступая в разы в численности солдат, смогли остановить «несокрушимую и легендарную» Красную армию, то с какими же трудностями столкнутся немцы на Западе? Ведь линия Маннергейма — это слабая пародия на непреодолимый вал укреплений линии Мажино.

Сохранились воспоминания соратников советского диктатора о его «мудрых» умозаключениях: «Наша цель заключается в том, чтобы Германия как можно дольше смогла вести войну, чтобы уставшие и изнурённые Англия и Франция были не в состоянии разгромить Германию. Отсюда наша позиция: оставаясь нейтральными, мы помогаем Германии экономически, обеспечивая её сырьём и продовольствием. Для нас очень важно, чтобы эта война длилась как можно дольше, чтобы обе стороны истощили свои силы».

Правда, понятие нейтралитета Сталин понимал своеобразно. Громкие заявления о миролюбивой политике не помешали вождю отдать приказ о вторжении без объявления войны на земли Польши и Финляндии (вопреки имеющимся договорам о ненападении) и готовить аннексию Бессарабии, Литвы, Латвии и Эстонии.

Расплата

9 мая 1940 года немцы приступили к осуществлению плана «Рот» — операции по разгрому Франции в короткой военной кампании. Всего за несколько недель англо-французские силы оказались разбиты. 14 июня немцы вступили в Париж. А 22 июня французы капитулировали. Несколько раньше гитлеровцами были полностью оккупированы Голландия и Бельгия.

Так как ещё в апреле Германия захватила Норвегию и Данию, а Рим пребывал в статусе верного союзника Берлина (в отличие от Первой мировой войны), то сильным врагом Германии оставалась лишь Великобритания.

Весь сталинский план затяжной войны между «империалистическими хищниками» в одночасье рухнул. Ведь США предпочитали сохранять реальный нейтралитет. Последней надеждой Москвы могла стать переправа немцев через Ла-Манш. Но в ходе воздушной Битвы за Англию (с 10 июля по 30 октября 1940 года) немцы так и не смогли завоевать господство в воздухе. А без этого нельзя было и мечтать о переправе в Британию. Тем более что Лондон имел подавляющее преимущество на море. Таким образом, на континенте два главных агрессора, Германия и СССР, имевшие по иронии судьбы договор о дружбе, остались наедине друг с другом.

Так Сталин фактически собственноручно привёл к власти, сберёг и многократно усилил принципиального врага. Военный и промышленный потенциал нацистской Германии после 1939 года увеличился многократно. Вся «стратегия» Сталина пошла прахом. Он сам себя обманул. Но за ошибку диктатора пришлось заплатить страшную цену не лично ему, а миллионам советских людей…

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится