Почему 70-я пехотная дивизия вермахта неофициально называлась «кишечной»?
97
просмотров
Традиция присваивать тем или иным частям и соединениям различные наименования или прозвища живёт, наверное, во всех армиях мира. Кто не знает Таманскую, Кантемировскую или, например, Железную дивизии? 70-я пехотная дивизия вермахта неофициально называлась «кишечной». Чем она заслужила подобное наименование — сейчас расскажем.

Подальше от начальства, поближе к кухне

В мирное время солдат бо́льшую часть службы живёт в казарме, а ест в столовой, где так или иначе получает трёхразовое питание.

Качество и количество этого питания — вопрос дискуссионный.

Но всё меняется тогда, когда начинается война. Огромные массы людей выводятся в поле, где обеспечение их питанием ложится на плечи походно-полевых кухонь — к слову, российскому изобретению. Конечно, воюющие армии исправно пополняли свои рационы за счёт местного населения, но основу продовольственного обеспечения, особенно у войск, находившихся на передовой, составляло централизованное снабжение.

Сидя в окопе под огнём противника, сложно искать себе еду.

Разумеется, разные армии подходили к вопросу питания солдат со своими особенностями. Специфика продовольственного снабжения, принятая в вермахте, усугубляла желудочную проблему. Если в советские окопы горячая пища должна была доставляться дважды в день, то типичный солдат вермахта получал свой суточный рацион один раз в день. Раздача велась, как правило, после наступления темноты, когда подносчики пищи могли добраться в ближний тыл, где располагались полевые кухни. Горячая пища — суп или картофель/макароны/каша с мясом — наливалась в котелки солдат, холодная (хлеб, сухари, колбаса) — складывалась в сухарные сумки. После чего солдат сам решал, как растянуть этот запас на день.

Очень часто еда поглощалась сразу, в один присест.

Что, в общем, было довольно логично — кто знает, что случится днём?

Поглощение большого количества еды на сон грядущий после дневной голодухи — не самый лучший способ сохранять здоровье желудочно-кишечного тракта, поэтому гастриты, колиты и запоры в немецкой армии были обычным делом.

В бой идут… все

Разумеется, проблемы со здоровьем личного состава имелись во всех армиях мира, но вермахт испытывал постоянную нехватку солдат и офицеров. Поэтому даже хронические заболевания желудка не были препятствием, чтобы сражаться и умереть во славу фатерлянда.

Пускай боец страдает в отхожем месте, но он сможет обратить эту ярость против неприятеля.

Солдат Швейк такое точно одобрил бы.

Чтобы солдаты дожили до момента схватки с врагом, им требовалась особая диета, которую проще всего было обеспечить централизовано. Посему страдающие желудком, но способные при этом держать оружие солдаты сводились в специальные батальоны, которые, в свою очередь, в октябре 1942 года вошли в состав 165-й резервной пехотной дивизии.

В 1944 году формирование переименовали в 70-ю пехотную дивизию и отправили на Атлантический вал, где она заняла позиции в эстуарии Шельды. Из-за особой диеты соединение называли «дивизией белого хлеба», но чаще «кишечной» или «желудочной». Командовал ею генерал-майор Вильгельм Дазер.

История умалчивает, были ли у него проблемы с желудком.

Кишечная дивизия занимала позиции на острове Валхерен, и в октябре 1944 года внезапно оказалась в центре внимания союзников. Антверпен был освобождён ещё четвёртого сентября, но пользоваться совершенно не пострадавшими сооружениями порта не представлялось возможным: немецкие позиции на острове надёжно блокировали устье Шельды и проход к порту. После провала операции Маркет-Гарден союзники вынуждены были прорывать немецкую линию Зигфрида, а эта задача требовала большого расхода боеприпасов, что сделало операцию по очистке Шельды от немцев первостепенной задачей. Задачу возложили на плечи 1-й канадской армии.

Несмотря на крайне непростые условия ведения боевых действий («сложно представить область, менее пригодную к ведению активных боевых действий, чем эта»), канадцы довольно быстро справились с немецкими войсками в окрестностях острова, но позиция «кишечников» держалась.

Командир «кишечной дивизии» сдается в плен канадцам

Немцы не спешили капитулировать, справедливо полагая, что в лагере для военнопленных им не обеспечат диетического питания.

Кроме того, позиция у них была очень крепкой: укрепления со стороны моря не позволяли союзникам использовать амфибии, а единственная дамба, ведущая на остров, была плотно прикрыта немецкими орудиями. На выручку пришли ВВС — налёт бомбардировщиков снёс почти 400 метров дамб. Вода затопила значительную часть острова, вынудив немцев покинуть заранее подготовленные оборонительные позиции, после чего на остров ворвалась канадская пехота. К восьмому ноября 1944 года остатки немецкого гарнизона на острове сдались. Союзники расценивали сопротивление немцев как крайне серьёзное. Потери канадцев и англичан составили 12 тысяч солдат. Для сравнения — захват Сицилии обошёлся союзникам в 20 000 человек притом, что немецко-итальянский гарнизон в семь раз превосходил по численности силы немцев на Шельде.

Так что запор геройству не помеха.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится