Почему должность «мальчика для битья» на самом деле считалась престижной
79
просмотров
Русское крылатое «козел отпущения» трактуется в пренебрежительном ключе. Но есть у этого выражения иностранный аналог – «мальчик для битья». И если сегодня так называют человека, несправедливо наказанного за чужую вину, то когда-то все было иначе.

Состоять в таком звании в Англии считалось престижным, и многие мечтали стать обладателем столь гордого титула. Испытания телесными наказаниями, которые на самом деле причитались юному наследнику престола, гарантировали сытую жизнь при дворе и статус в обществе.

Порка в ранней Европе была обычным делом.

Фраза «мальчик для битья» пошла в народ с выходом романа «Принц и нищий» Марка Твена, где подробно описывалась эта придворная должность. Поведал суть взаимоотношений принца с его спутником и автор книги «Мальчик для битья» Сид Флейшман. Сегодня это выражение трактуется британцами, как «без вины виноватый». Компаньоны наследника престола содержались при английском дворе в 15-17 веках. Появились мальчики для битья вместе с официальным возведением королей в божественные права. Монарх «назначался» Богом, и наказывать наследника, разумеется, отныне мог только отец-король. Однако первый человек в государстве в силу занятости редко оказывался в нужный момент рядом с сыном.

Возникла проблема в своевременном соблюдении правил воспитания. Тогда и появилась идея наказывать на глазах принца другого ребенка, принять чужую вину для которого было за честь. Чаще всего с этой целью ко двору поставлялись дети из благородных семей. Но известны и другие случаи, когда «мальчики для битья» происходили из простолюдинов. Они прикреплялись к принцу практически с рождения, являясь его круглосуточными компаньонами по играм и остальным занятиям. Придворные ребята получали образование у лучших преподавателей, делили монарший стол с наследником и даже почивали в одних покоях. Жизнь «мальчиков для битья» при будущем короле была нелегкой, но в перспективе часто сулила радужные перспективы. Забегая наперед, достаточно вспомнить короля Англии Чарльза I, сделавшего своего «мальчика» Вильяма Мюррея первым графом Мэнсфилд.

Теория «заменного» воспитания элитных отпрысков

Теория «заменного» воспитания элитных отпрысков Принц и «мальчик для бытья» были неразлучны.

Между детьми обычно завязывались истинная дружба и глубокая привязанность. Именно этот момент и эксплуатировался воспитателями, наказывавшими дорогого принцу человека вместо него самого. Предполагалось, что после таких малоприятных экзекуций на глазах наследника непослушание впредь повторяться не будет. По крайней мере, так гласила теория. На деле же могло случаться и с точностью до наоборот. К примеру, подобные зрелища вполне могли вселять в будущего короля уверенность в собственной безнаказанности. И тут нужно заметить, что высокое положение «мальчика для битья» заканчивалось ровно в тот момент, когда принц совершал неблаговидный поступок.

Экзекуторы-взрослые не сомневались в святости своей миссии и не стеснялись в самых жестоких формах издевательств. Случалось, за короткое детство наследник престола успевал сменить несколько дублеров для розог. Понятное дело, что чем больше «мальчиков для битья» проходило через покои принца, тем сильнее притуплялись его чувства сострадания. А вместе с этим снижалась и эффективность подхода. Но жить в Средние века было дорого, а сама жизнь при этом не стоила ничего. Поэтому желающих быть «мальчиком для битья» насчитывалось огромное количество. Даже аристократические семьи считали за счастье, когда кого-то из детей выбирали на эту роль. Чего уж говорить о безродных представителях. 

Мысли историков и архаичные свидетельства

Мысли историков и архаичные свидетельства Карл I и его «мальчик для битья» Уильям Мюррей.

Англичане часто пользуются пословицей, которая всецело отражает идеи, аналогичные существованию «мальчиков для битья»: "Бить собаку перед львом". Порка считалась в то суровое время традиционным наказанием от руки наставников. Что касается конкретно дублеров принца, то существует слишком мало современных свидетельств существования «мальчиков для битья» при монаршем дворе. Правда, историк Николас Орм приводит некоторые доказательства того, что дворян жалели больше и наказывали, вместо принца, реже. Есть группа ученых, которые и вовсе считают «мальчиков для битья» абсолютно мифическими и вымышленными персонажами своей эпохи.

Но кое-какие письменные, пусть и порой косвенные, доказательства все же имеются. В трактатах Эразма "Воспитание христианского принца" от 1516 года упоминается о невозможности физического наказания принца, но порядок порки «по доверенности» не прописывается. Хартли Кольридж оставил в 1852-м запись о том, что быть выпоротым вместо наследника престола считалось исключительной привилегией королевской крови. А место компаньона принца было очень желанным среди детей небогатого дворянства. Джон Гоф Николс рассуждал о том, что вся эта картина несколько легендарна. При этом допускал существование некоторых заместительных или минаторных наказаний, которые допускались в отдельных случаях. Историк полагал, что для этой роли мог выбираться любой случайный товарищ будущего короля.

История знает несколько зафиксированных примеров молодых членов королевской семьи, предположительно имевших при себе «мальчиков для битья». Первым называют Генри Фицроя (1519-1536), чей наставник Ричард Кроук жаловался на отсутствие мальчиков, наказание которых считал необходимым для должного воспитания будущего монарха. Имеются свидетельства об отправке к Эдуарду VI (1537-1581) Барнаби Фицпатрика, которого называли «доверенным лицом для исправлений». «Пажом для битья» был для будущего короля Карла I (1600-1649) Уильям Мюррей, которому впоследствии были пожалованы широчайшие полномочия и солидный достаток.

При молодом наследнике Людовике XV (1710-1774) уже в более позднее время содержался сын версальского сапожника Гусар. Гувернантка принца маркиза де Деффан писала, что этот мальчик должен наказываться вместо короля. В тот период времени гусарами стали называть жертв хулиганов. 

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится