menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Психологический террор в коллективе: моббинг и стереотипы поведения
213
просмотров
Моббинг (от английского слова mob - толпа) - форма психологического насилия в виде травли сотрудника коллективом

Летят перелетные птицы

Изначально термин "моббинг" использовался в орнитологии для описания поведения птиц, защищающих свое гнездо от нападения хищника. Он характеризует поведение группы пернатых, защищающих свое потомство от хищника при помощи отвлечения его своим шумным назойливым поведением и даже клеванием. Происхождение у слова зоологическое, а точнее — орнитологическое. Представьте на секундочку место гнездовья птиц. Стоит появиться хищнику, и все пернатые дружно набрасываются на него, отгоняя от своих гнезд. При этом они создают сильный шум, кружат над агрессором, отвлекают его и даже нападают на него. Такое поведение и называют моббингом.

В двадцатых годах прошлого столетия ученые исследовали социологию птичьего двора. Было установлено, что каждая курица и каждый петух на дворе знает, кого он вправе клевать, а кто может клюнуть его самого. Hackordnung (порядок клевания) назвали ученые эту иерархию. Пока табель о рангах соблюдается — на птичьем дворе царит порядок. Если же какая-нибудь курица проявляет недовольство, на нее тут же набрасываются те, кто имеет право ее клевать, и восстанавливается прежний порядок. Но возможен и другой исход: недовольной курице удается отстоять себя, ее ранг повышается, и порядок на дворе устанавливается новый. Слово Hackordnung (порядок клевания) прочно вошло в обиход. В широком смысле любые конфликты в группе — даже в группе из двух человек — развиваются вокруг вопроса, кто кого имеет право клевать.

У позвоночных кооперативные и альтруистичные формы поведения, вероятно, возникли на основе паттернов (шаблонов) родительской заботы. У позвоночных в целом уровень социальной организации обычно тесно связан со степенью заботы родителей о потомстве. Например, у рептилий забота о потомстве развита слабо или отсутствует, и то же самое можно сказать об их социальном поведении. Однако крокодилы являются в этом отношении исключением среди рептилий. Аллигаторы и крокодилы строят гнезда для яиц и яростно защищают их до момента вылупливания детенышей. Они помогают малышам достигнуть воды, иногда перенося их в своей страшной пасти. Крокодилы остаются с детьми до тех пор, пока те не достигнут размеров, при которых им будут не страшны хищники. Социальное поведение крокодилов также пропорционально выше, чем у других рептилий: у них есть сложная система общения при помощи звуков и жестов, они формируют иерархии доминирования, в которых особи различают друг друга.

У птиц забота родителей о потомстве присуща всем видам, и у большинства птиц отмечаются достаточно сложные формы социального развития. У многих птиц особи стараются кооперироваться, чтобы отгонять хищников. Кроме этого, большое количество видов гнездятся вместе, образуя колонии, что делает нападения хищников более редкими. Одним из хороших примеров альтруистического поведения у птиц служит кооперативное выращивание потомства, при котором в одном гнезде живет более одной пары взрослых особей. У многих птиц определенная доля особей помогает другим выращивать птенцов, не откладывая собственных яиц.

Группа орнитологов из Канадского Королевского университета в Кингстоне провела исследование и пришла к выводу, что перелетные птицы способны понимать предупреждающие об опасности сигналы проживающих в незнакомой местности сородичей. Как известно, во время перелета мигрирующие стаи птиц останавливаются в незнакомой им местности, и птицы, проживающие там, предупреждают своих собратьев об опасности с помощью определенных сигналов. Характерным типом предупреждающего поведения является так называемый моббинг, т.е. увидев врага, стая птиц начинает кружить вокруг него, быстро меняя свое местоположение и издавая характерные крики. Канадские исследователи решили выяснить, способны ли перелетные птицы понимать сигналы обитателей той местности, где они пролетают. Они записали предупреждающие крики черношапочной гаички, обитающей в Северной Америке, и бело-голубой танагры, встречающейся в Южной и Центральной Америке. Далее специалисты проиграли полученные записи перелетным птицам, которые путешествуют из Канады в Центральную Америку, и птицам, никогда не покидающим Центральной Америки. Оказалось, что аборигены Центральной Америки реагировали только на запись криков танагры, в то время как перелетные птицы реагировали на записи предупреждающих криков и танагры, и гаички. То есть, мигранты и аборигены узнавали голоса тех птиц, с которыми они встречались.

Человеческая стая

Одной из причин, по которым люди боятся менять работу, это страх перед новым коллективом, опасение, что трудно будет привыкнуть к новым коллегам, да и удастся ли вписаться в их коллектив вообще. Понятно, что освоиться в новом коллективе не так просто, особенно если на предыдущем месте проработаны долгие годы и отношения складывались хорошие, дружеские. Но одни люди умеют быстро завоевать уважение и дружбу коллег, другим для этого требуется довольно много времени и усилий, а кто-то, даже проработав на новом месте несколько лет, все равно остается нежелательным чужаком. И получается тогда, что привлекательная и зарплатой, и другими условиями работа становится источником постоянных стрессов и срывов.

Понятно, что нравиться всем без исключения нельзя, да и в любом коллективе время от времени случаются какие-то конфликты. Но бывает так, что весь коллектив словно объединяется против кого-то одного, создавая тем самым для человека невыносимые условия. Причем, в такой травле может принимать участие и начальство, решившее по каким-то своим собственным соображениям «выжить» неугодного сотрудника.

На самом деле проявление агрессии, психологический прессинг со стороны сослуживцев вызывает серьезное внимание специалистов-психологов.

Психолог и ученый-медик, доктор Ханц Лейман впервые провел исследование явления травли на рабочих местах в Швеции в начале 1980-х и назвал его моббингом. По его определению этот «психологический террор» включает «систематически повторяющееся враждебное и неэтичное отношение одного или нескольких людей, направленное против другого человека, в основном, одного». Лейман выделил типы поведения, характеризующие моббинг: утаивание необходимой информации, социальная изоляция, клевета, непрекращающаяся критика, распространение необоснованных слухов, высмеивание, крики.

Закон и мораль

В отличие от европейских компаний, где статистика определяет, что «моббингу» подвергается каждый 25-й офисный служащий, в нашей стране такие данные не фиксируются. Но это не означает, что не существует этой проблемы. Сегодня тема моббинга одна из самых популярных в западной прессе. Ежегодно в Европе миллионы сотрудников различных предприятий признаются психологам в том, с ними на работе обходятся несправедливо. Согласно немецкой статистике, половина персонала компаний этой страны подвергается психологическому террору. И число пострадавших от него увеличивается с каждым годом. Поэтому в некоторых европейских государствах, например, в Германии, Франции, Швеции уже приняты законы о моральном преследовании на рабочем месте, защищающие жертв моббинга. Другие страны разрабатывают подобные законопроекты. Правда, доказать факт «выживания» со службы нелегко. Но если это удается, то суд может признать недействительным увольнение сотрудника по собственному желанию и даже обязать компанию возместить моральный ущерб потерпевшему. В первую очередь последствия моббинга сказываются на здоровье и психическом состоянии «жертвы». Они могут привести к заболеваниям на нервной почве, инфарктам и даже самоубийству. Но очевидно, что нездоровая атмосфера в коллективе, интриги и разногласия сотрудников отражаются и на финансовых показателях: падает производительность труда, возрастает текучесть кадров, коллектив становится менее сплоченным. Поэтому руководителям нельзя недооценивать данное явление, и тем более поощрять его. Моббинг наносит вред не только жертве, но и самой компании, причем даже в большей мере. Так как объектами травли становятся, как правило, люди, сильно выделяющиеся из коллектива своими неординарными способностями, честностью, принципиальностью, компетентностью или креативностью. Но из-за чьих-то амбиций, личной неприязни, зависти или боязни быть замещенным более успешным сотрудником человека начинают откровенно выживать. Такой сотрудник легко найдет себе работу у конкурентов, поэтому компания может понести двойную потерю: во-первых, останется без талантливого работника, а во-вторых, укрепит конкурирующую компанию. Иногда жертвами моббинга становятся, как говорится, заслуженно, например, если человек ведет себя вызывающе, пренебрежительно относится к другим сотрудникам, подхалимничает и доносит начальству и т.п.

Повышенное давление сбоку и сверху

Встречая негативное отношение, жертва нападок не может вести себя адекватно. Человек нервничает, постоянно ждет атак со стороны коллег и потому совершает серьезные ошибки и в поведении, и в работе. В результате начинает паниковать, ему трудно взять себя в руки. Если не удается разрядить психологическое напряжение на коллегах, то пострадавший начинает ненавидеть работу и срывается на родных.

Любопытно, что коллеги, которые устраивают моббинг, делают это не из личной неприязни или особенной злобливости. Они просто неосознанно «выталкивают инородное вещество» из уже сложившейся системы. Способы этого «выталкивания» могут быть очень изощренными и иногда даже более эффективными, чем сам производственный процесс. Особенно терпеливые личности спокойно относятся к регулярным нападкам в свою сторону, но через некоторое время даже весьма стойкие могут сорваться и уволиться.

Однако моббинг бывает не только «горизонтальным» — когда давление оказывают коллеги, но и «вертикальным», когда руководитель начинает «изводить» сотрудника, а уже его действия подхватывают остальные. Этот тип взаимодействия начальника с подчиненным может быть результатом либо садистских наклонностей шефа, либо его бессилия, когда он не может расстаться с неугодным сотрудником. Иногда подобный прессинг имеет временный характер и является своеобразным «посвящением» в члены коллектива, чем-то вроде обрядов инициации в примитивных сообществах. Но всегда проявления вертикального моббинга, или боссинга, — признак того, что организация труда в нем неправильна и менеджмент некомпетентен. Если работник неугоден начальству по каким-то мотивам личного характера, это, в первую очередь, свидетельствует о том, что начальник как руководитель не умеет грамотно строить свои отношения с подчиненными. Процветает боссинг, как правило, в коллективах, где действуют неформальные правила общения и руководство которых не решает конфликты цивилизованными методами. Например, когда руководитель неверно подобрал специалиста и не имеет смелости заявить об этом, он старается сделать так, чтобы сотрудник уволился сам. Среди множества методов боссинга можно выделить такие: вынесение выговоров, заваливание сложными заданиями, отсутствие материального стимулирования и повышения зарплаты, нагрузка специалиста рутинными заданиями, которые ниже его уровня компетентности, создание психологически неблагоприятного климата. Применение всех этих методов по отношению ко всякому уважающему себя профессионалу заставят его уйти из компании самостоятельно.

Почему мы не птицы

Чаще всего причиной производственного прессинга называют банальную зависть, например, к более молодому и удачливому коллеге. Порождает это чувство простой животный страх как одна из наиболее сильных наших эмоций. И в частности, в коллективах нередко проявляется настороженное отношение к тому, кто подчеркнуто «не такой, как все». То бишь — тот самый этологический «принцип белой вороны»: «В нашу стаю затесался чужак, мы не знаем, чего от него ожидать. Поэтому — ату его!» И здесь непременно надо отметить, что моббинг по причине такого страха не возникает в тех сообществах, что набраны «с нуля» — там, по сути, еще пока нет «своих и чужих». А вот если коллектив, что называется, застоявшийся, где господствует своего рода «психологическое болото» — в нем объединение старых сотрудников против нового очень даже вероятно, как только в этом коллективе появляется этот новичок, причем с достаточно неординарным поведением.

Еще одной причиной, запускающей механизм травли, является тщательно скрываемое до поры до времени внутреннее напряжение всего коллектива. Оно возникает в основном из-за недостатков организационной структуры предприятия: от неясных целей и стратегий до нечетко очерченного круга служебных обязанностей. Бесконечно копиться внутри коллектива напряжение не может — требуется разрядка. И как только кто-то из сотрудников своим поведением, внешностью или чем-то еще спровоцирует некую агрессию в свой адрес — эта разовая агрессия, подогреваемая тем самым накопившимся всеобщим напряжением, частенько перерастает в настоящую эмоциональную травлю.

И наконец, причиной моббинга может быть тупое безделье. Когда сотрудники заняты выполнением поставленных перед ними задач (и в идеале озабочены перспективой финансовых выплат за это выполнение), им нет нужды тратить время и силы на «психологический террор».

Что ощущают жертвы моббинга?

Самосознание человека, попавшего в подобную ситуацию и не умеющего постоять за себя, постоянно подвергается давлению и, как следствие, возможно возникновение комплекса неполноценности, если нападки упорно не прекращаются или человек не увольняется. Жертва начинает ощущать неуверенность, сомнение в своих силах и способностях, боится оказаться в неприятной ситуации. Ей все время кажется, что коллеги и даже домочадцы (!) пытаются унизить ее, доказать ненужность и бесполезность ее существования. Все чаще человек думает: «Со мной что-то не так, раз я заслужил подобное обращение». К тому же появляется страх: «Если я уйду с этой работы, то не смогу найти другую» или «я ни у кого не вызываю симпатии». Многие жертвы моббинга, подолгу находящиеся в стрессовой ситуации, начинают видеть врагов и обидчиков практически на каждом шагу. И чтобы защитить себя от нападок и грубостей, они сами начинают грубить, даже людям, не участвующим в травле, приобретая тем самым все большее число недоброжелателей. Все это напоминает снежный ком.

Если вы стали жертвой моббинга

Прежде всего, не соблазняйтесь на необоснованные советы типа «если на вас направлен моббинг, то вы сами тут ни при чем». Да, само явление чаще всего спровоцировано проблемами руководства компании. Но почему агрессия толпы оказалась направлена именно на вас? Самоедством заниматься тут, конечно, не нужно, но некоторый анализ ситуации, окружения и собственной личности (может быть, с помощью специалиста) провести будет полезно. Потому что если даже вы будете вынуждены сменить работу — не окажется ли, что и на новом месте вы спровоцируете в свой адрес такую же агрессию?

Стремитесь в своей области быть безусловным профессионалом, а также иметь четкое представление о ваших непосредственных рабочих обязанностях. И, разумеется, эти обязанности выполнять. Тогда вас хотя бы не смогут обвинить в упущениях профессионального характера.

Не стремитесь сразу навязывать свое эмоциональное расположение, ввязываться во внутренние разборки или привлекать излишнее внимание экстравагантным поведением и т.п. Хотя бы на первых порах, придя на новую работу, общайтесь с коллективом как можно более ровно и формально вежливо. А если вам уж больно необходимо внимание со стороны — найдите пока способ реализовать эту потребность вне вашего рабочего места; разумеется, если вы этим местом дорожите.

А главное — не прекращайте постоянно наблюдать за тем, что происходит на вашей работе вообще и вокруг вас в частности. При желании вы всегда можете увидеть и услышать чуть больше, если научитесь не столько говорить, сколько молча наблюдать и анализировать полученные сведения. То есть выходит, что человеку с интеллектом, да еще такому, который умеет этим интеллектом пользоваться, стать жертвой моббинга практически не грозит? Возможно, но не гарантировано.

Детки в клетке

Увы, но моббингу подвергаются некрасивые дети с дефектами лица, зрения, слуха, очень высокие или очень маленькие, имеющие дефекты движения, речи и пр. Эти ребята, которые толще или худее, слабее, впечатлительнее, чем остальные, обращают на себя внимание своим поведением или физическими особенностями. Многим детям сразу ставят клеймо: «не наш», так как он недостаточно знает язык, на котором говорят его соотечественники, имеет акцент, путает слова, одевается не так как все, носит не ту обувь, не те джинсы, у него не такая прическа, не ту музыку слушает, не о том разговаривает и пр. Особенно страдают «звездные дети», в семьях их «ставили на пьедестал», холили, лелеяли, а при попадании в жестокую среду своих одноклассников они подвергаются унижениям и издевательствам. Пребывание в недружественной среде, невозможность постоять за себя и защититься, а отсюда беспомощность, которую одноклассники используют для насмешек и издевательств, — это серьезная проблема и для детей, и для родителей. Насмешки над физическими недостатками, изоляция, отвержение, поддразнивание, толкание (дети особенно любят поддевать другого плечом, делая это вроде бы походя, вроде незаметно, но обижаемый ребенок всегда чувствует, что это делается специально), высмеивание одежды, акцента и пр. Моббинг может начаться и против ребенка (чаще подростка), который в середине года переводится в другую школу и попадает в устоявшийся коллектив.

В некоторых странах с моббингом в школе борются на государственном уровне. В частности, в Швеции впервые состоялся конгресс, рассмотревший эту проблему. На конгрессе были оглашены данные о том, что моббингу подвергаются почти 10 процентов шведских школьников. Шведские специалисты задумались, что же можно предпринять. Вот их предложения:

— учителя во время перемен должны внимательно следить за обстановкой на школьном дворе, чтобы вовремя вмешаться;

— в классах должны быть разработаны обязательные для всех учеников правила, как вести себя при общении друг с другом;

— в случае моббинга должна быть проведена беседа как с жертвой, так и с виновниками; для этого должны быть привлечены родители и ученики, не замешанные в моббинге.

Моббинг для ребенка, особенно ученика младших классов, — это постоянный стресс, приводящий к нервным заболеваниям. У детей, так же как и у взрослых, может возникнуть синдром «burn-out», когда наступает физическое и эмоциональное истощение, приводящее к различным соматическим заболеваниям. Причем эти болезни развиваются не сразу. Вначале переживания ребенка (постоянно действующие микрострессы) какое-то время не приводят к явно выраженным нарушениям здоровья, однако они накапливаются и проявляются, на первый взгляд, совершенно неожиданно в серьезных нервных срывах. В этих ситуациях очень важны доверительные отношения ребенка с родителями, ведь зачастую ребенок сам не может разобраться в сложных отношениях с одноклассниками, не чувствует, кто является зачинщиком моббинга, а кто исполнителем. Если ребенок не просит родителей вмешаться в ситуацию, а считает, что сам может разобраться, то не следует на него давить, ходить с жалобами к учителям, выводить всех на чистую воду. Следует ненавязчиво расспрашивать ребенка, быть в курсе его дел и, как говорится, «держать руку на пульсе». В то же время чрезмерное вмешательство и излишняя опека, особенно над подростком, может привести к самым неблагоприятным последствиям. Если родители видят, что ситуация с моббингом их ребенка зашла в тупик, следует незамедлительно переводить свое чадо в другую школу.

Антимоббинговый ответ

Масштабы психологического террора просто огромны. С моббингом может встретиться каждый. В Германии 10% всех школьников страдают от моббинга, как утверждает подростковый психиатр из гамбургской Университетской клиники Эппендорф, профессор Михаэль Шульте-Маркворт. Причем каждая четвертая жертва моббинга страдает от террора соучеников на протяжении более пяти месяцев, а некоторые — годы. Однако точных цифр, сколько именно детей страдают в школах, у скольких взрослых на всю жизнь остались в душе шрамы обид, назвать не сможет никто. Как ни странно, но издавна так повелось, что школа и моббинг стали понятиями почти неразделимыми. Нет, наверное, ни одной школы, где не было бы моббинга в той или иной форме. Насмешки, колкости, «подколки» время от времени «проскакивают» даже в самом сплоченном детском или подростковом коллективе. Однако несмотря на то, что явление это повсеместное, эскалирует ситуация не везде. И, как правило, то, как будут развиваться отношения между учениками в школе, во многом зависит от учителей, от их отношения к проблеме моббинга.

Некоторые дети подвергаются психологическому террору в школе на протяжении нескольких лет и зачастую остаются со своей бедой один на один. Почему молчат учителя? Что можно сделать?

«...Они терроризировали нас обоих разными способами: кидали в нас камни или еду, обворовывали, ломали наши вещи, проходя мимо, били локтем в ребра, оскорбляли, распространяли о нас разные слухи и так далее...»

«...Даже после школы у меня в голове все еще раздавались голоса моих обидчиков. Однажды я увидел в моей комнате нож для обрезания ковровых покрытий и начал резать себе руки. Боль принесла облегчение, расслабление... Через день в автобусе мне подсунули настоящий нож с «дружеской» запиской, в которой стояло, что в следующий раз я должен сделать все правильно...»

Это лишь два примера страданий школьников, ставших жертвами моббинга. На сайте "schueler-gegen-mobbing.de" таких множество. Истории детей, подростков, уже взрослых людей с объединяющей общей темой — моббинг в школе. Рассказанные самими жертвами моббинга — с желанием поделиться своей бедой, дать на собственном примере совет, как пережить и как бороться с этим страшным явлением, которое может искалечить жизнь и сломать судьбу. Создатель сайта испытал все ужасы моббинга на себе. 15-летний житель Гамбурга Александр Хемкер пять лет сносил насмешки, угрозы и издевательства своих одноклассников. Они портили его учебники, воровали домашние задания, выставляли его фотографии в Интернете, обзывали различными обидными словами, угрожали. А взрослые? В школе к проблемам Александра никто не отнесся серьезно — ни классный руководитель, ни школьная администрация, ни другие учителя, к которым родители мальчика обращались за поддержкой. Выход был только один — сменить школу. В новом классе отношения складывались совершенно по новым правилам — без унижений и оскорблений. Но Александр не забыл те мучительные пять лет. Он не промолчал и не спрятал стыдливо глаза. Подросток сам заговорил о моббинге, он вынес эту тему на обсуждение в Интернет, создав свой сайт «Школьники против моббинга».

На форуме «Schüler gegen Mobbing» эта тема как-то сама собой стала одной из главных. «Учителя в переносном смысле являются соучастниками...», «Учителя зачастую сами не знают, что предпринять против моббинга. Поэтому они стараются его не замечать...» И не замечают, и попустительствуют или же действительно становятся соучастниками, добавляя к террору соучеников еще и «прелести» учительского прессинга.

К сожалению, такая реакция преподавателей далеко не редкость. И причин тут множество. Переполненные классы, незнание отношений в классе, особенно со стороны учителей, преподающих какой-либо предмет лишь раз или два в неделю, загруженность работой, равнодушие и, в конце концов, просто незнание, с какой стороны вообще подойти к этой проблеме.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится