«Герра дель 41»: жаркая перуанско-эквадорская война 1941 года.
869
просмотров
Июль 1941 года. Солдаты во французских касках при поддержке чешских танков, итальянских пушек и американских истребителей, идут в атаку. И происходит это не где-то в Европе, а в далёкой Латинской Америке, на границе Перу и Эквадора. На протяжении ХХ века трём поколениям жителей двух стран пришлось сражаться за спорные земли. И первым раундом затянувшегося конфликта стала перуанско-эквадорская война лета 1941 года, обычно именуемая «Война-41» («Герра дель 41»).

Пограничный спор

Самым затяжным пограничным конфликтом на южноамериканском континенте оказался спор между Перу и Эквадором из-за обширных территорий Амазонии площадью около 300 тысяч км².

Карта района пограничного спора Перу и Эквадора

Спор этот родился одновременно с созданием двух независимых государств. В середине XIX века они уже воевали между собой. В 1880-х годах Эквадор занял бо́льшую часть спорной территории, воспользовавшись тяжёлым положением Перу после катастрофического поражения от Чили во Второй тихоокеанской войне.

Регулярно проходили переговоры, подписывались соглашения, которые так и оставались на бумаге. В 1936 году стороны вроде бы согласовали раздел спорной территории, но переговоры в Вашингтоне в 1938 году о реализации соглашения провалились. Вслед за этим положение на спорных территориях начало стремительно обостряться.

На пути к войне

В 1930-е годы президент Перу маршал Оскар Бенавидес навёл порядок в стране, укрепил экономику, вертикаль власти и армию. В то же время сотрудничество Перу со странами Оси, прежде всего фашистской Италией и милитаристской Японией, вызывало всё большее недовольство в Вашингтоне.

С другой стороны, Эквадор оказался в состоянии глубокого экономического и политического кризиса: за десять лет в стране сменилось 14 президентов. В такой сложной ситуации слабые власти не могли идти против консолидированного мнения всего общества, выраженного в лозунге «Эквадор от океана до Мараньона и Амазонки!»

С осени 1940 года эквадорцы регулярно устраивали на спорной границе вооружённые провокации, за которыми нередко следовали фантастические заявления для прессы: например, эквадорцы постоянно рассказывали о «сотнях японских парашютистов», якобы тайно размещённых в Перу. Их расчёт строился на привлечении максимального внимания к сложившейся ситуации. Это должно было заставить США решительно заняться разрешением конфликта, чтобы навести порядок на своём «заднем дворе», на фоне неизбежного втягивания Штатов в новую мировую войну.

Перуанский генерал Элой Урета с иностранными военными наблюдателями, 1942 год

И Вашингтон всё чаще выражал обеспокоенность положением на эквадорско-перуанской границе, опасаясь превращения конфликта во «второе Чако» — повторения сценария недавней затяжной боливийско-парагвайской войны.

В январе 1941 года президент Перу Мануэль Прадо-и-Угартече сформировал Северную группировку вооружённых сил во главе с бригадным генералом Элоем Гаспаром Уретой Монтеэрмосо.

Жаркий июль

В субботу 5 июля 1941 года с границы на реке Сарумилье пришли вести о новых столкновениях. По версии Эквадора, патруль его карабинеров на своём берегу реки наткнулся на группу перуанцев, расчищавших землю под охраной перуанских полицейских. Эквадорцы попытались начать переговоры, но перуанцы внезапно открыли огонь, убив двоих карабинеров, после чего вспыхнули перестрелки на всём протяжении границы. По перуанской версии, перешедшие Сарумилью эквадорцы атаковали пограничные посты перуанской гражданской гвардии в Агуас-Вердес, Лас-Пальмас, Лучугале. Атаки были отбиты с помощью военных, прибывших на помощь гражданским гвардейцам.

Карта зоны операций на пограничной реке Сарумилья, 1941 год

6 июля перестрелки на Сарумилье продолжились, а затем наступило напряжённое затишье. После инцидента последовала серия встреч в Лиме и Кито группы «добрых услуг», сформированной дипломатами США, Бразилии и Аргентины, не давших никаких результатов. И Перу, и Эквадор прибегали к воинственной риторике. Был объявлен призыв резервистов, столицы обеих стран захлестнули бурные манифестации под патриотическими лозунгами. К границе перебрасывались всё новые воинские части.

К 20-м числам июля на 80-километровом фронте на реке Сарумилья у берега Тихого океана Перу сосредоточило 1-ю лёгкую пехотную дивизию под командованием полковника Луиса Винатеа Альмонте: 1-й, 5-й, 19-й, 31-й пехотные батальоны, 5-й кавалерийский полк, две артиллерийские роты. Также дивизии было придано отдельное танковое подразделение под командованием майора Хулио Касереса. Восточнее, в горном секторе Чира-Макара была развёрнута 8-я лёгкая пехотная дивизия под командованием полковника Сесара Саласара Картахены в составе 3-го и 20-го пехотных батальонов, а также 7-го кавалерийского полка.

Перуанские офицеры у танка, 1941 год

Перуанские солдаты носили французские каски Адриана модели 34 и были вооружены чехословацкими магазинными винтовками ZB Vz. 24. В качестве артиллерийской поддержки они имели около сотни современных итальянских пушек: 75-мм горных и 105-мм полевых. В конце 1930-х годов Перу успело купить у Чехословакии 24 танка LT vz.38, перуанские кавалеристы пересели на мотоциклы, а для переброски пехоты и артиллерии использовались трактора и грузовики.

Перуанские солдаты у орудия, 1941 год

14 июля военный министр Перу генерал Сесар де ла Фуэнте проинформировал генерала Урету, что в случае новых инцидентов он должен нанести решительный удар по врагу, чтобы навсегда положить конец провокациям Эквадора. Время удара генерал Урета мог выбрать самостоятельно.

Противостояла перуанским войскам 5-я пехотная бригада эквадорской армии под командованием полковника Луиса Родригеса в составе 11-го и 21-го пехотных батальонов, батальона карабинеров и 4-й артиллерийской группы «Марескал Сукре», имевшей на вооружении 65-мм горные пушки ANSALDO. Эквадорские солдаты также были вооружены чехословацкими магазинными винтовками ZB Vz. 24. В последние месяцы перед началом войны Эквадор получил 30 современных зенитных пулемётов из Италии. Ни танков, ни мотоциклов, ни грузовиков в эквадорской армии не было.

Эквадорские пехотинцы, 1941 год

Блицкриг на Сарумилье

Утром 23 июля 1941 года, согласно перуанской версии, эквадорцы снова атаковали пограничные посты на Сарумилье. В ответ части 1-й лёгкой пехотной дивизии переправились через реку и заняли приграничные населённые пункты. Авиация и артиллерия наносили удары по эквадорским позициям.

Карта перуанского наступления на Сарумилье, 1941 год

Во второй половине следующего дня, после массированного артобстрела и авианалётов, три перуанских пехотных батальона при поддержке танков пошли на штурм главных укреплений эквадорцев в приграничной полосе — городков Чакрас и Уякильяс. Несколько часов эквадорцы оказывали упорное сопротивление, но отступили после того, как им в тыл зашли мотоциклисты 5-го кавалерийского полка «Лансерос де Тората» под командованием подполковника Эрнана Лопеса Карденаса.

Перуанские танкисты и мотоциклисты, 1941 год

25 июля перуанцы с танками продолжили наступление вглубь эквадорской территории, взяв городки Уальтако, Бальсалито, Гуабильос, Карсабон, Каситас и Лимон. Перуанские патрульные катера захватили острова Пайана и Матапала. После боёв 25 июля эквадорская оборона окончательно рухнула. Деморализованные эквадорские части откатывались к Гуаякилю, бросая оружие и боеприпасы. Продвижение перуанской армии затрудняли только размытые дождями дороги и нехватка топлива.

Перуанские солдаты с захваченным эквадорским флагом, 1941 год

Восточнее 8-я лёгкая пехотная дивизия с незначительными стычками продвигалась в горных районах, заняв части эквадорских провинций Лоха и Самора-Чинчипе.

Война в воздухе

К 20-м числам июля Перу сосредоточила на севере главные силы своего авиационного корпуса: девять двухмоторных бомбардировщиков Caproni Ca.310, шесть истребителей-бипланов Caproni Ca.114 и пять одномоторных транспортных самолётов Caproni Ca.111 итальянского производства, пять истребителей North American NA-50А и девять разведывательных самолётов Northrop 8A-3P североамериканского производства. 23 июля, в первый день наступления на Сарумилье, перуанская авиация нанесла удары по пограничным позициям эквадорцев. Этот день подарил Перу первого героя-лётчика и ныне отмечается в стране как День ВВС.

Перуанские Caproni Ca.111, 1941 год

В 7:30 четыре NA-50 41-й эскадрильи под командованием старшего лейтенанта Антонио Альберти вылетели с базы в Тумбесе для атаки эквадорских зенитных батарей в Кебрада Секи. Перуанцы атаковали врага с бреющего полёта пулемётным огнём. При втором заходе на цель машина лейтенанта Хосе Абелардо Киньонеса Гонсалеса была подбита. Вместо того, чтобы выпрыгнуть с парашютом, лейтенант Киньонес направил дымящуюся машину на эквадорскую батарею, уничтожив её ценой своей жизни.

В последующие дни перуанская авиация продолжала наносить удары в поддержку наступающей армии. Ещё один NA-50 и несколько машин других типов были потеряны по техническим причинам. 29 июля перуанские самолёты разбросали над Гуаякилем листовки с предупреждением о будущих бомбардировках, что вызвало панику среди мирных жителей, массово бежавших из города.

Подвиг капитана Киньонеса. Картина современного перуанского художника

Все эти акции не встречали никакого сопротивления со стороны авиационного корпуса Эквадора, включавшего шесть тренировочных монопланов Curtiss-Wright CW-19 и три разведывательных биплана Ro-37.

Война на море

Так же, как в авиации, были не сравнимы и силы флотов двух сторон. Да и флотом имевшийся у Эквадора набор из учебного корабля, старой канонерки и авизо назвать было сложно. К 20-м числам июля Перу сосредоточило на севере страны ударные силы флота — два крейсера, два эсминца и четыре подлодки под общим командованием капитана флота Гримальдо Браво Аренаса. С началом наступления на Сарумилье эскадра получила приказ организовать блокаду пролива Хамбели — основного прохода из океана к Гуаякилю, главному порту Эквадора.

Утром 25 июля на разведку к проливу направился эсминец «Альмиранте Вильяр», в начале своего жизненного пути носивший имя «Капитан I ранга Миклухо-Маклай», под командованием капитана фрегата Эрмана Туделы.

Перуанский эсминец «Альмиранте Вильяр»

У входа в пролив эсминец внезапно столкнулся с эквадорской канонерской лодкой «Абдон Кальдерон» 1884 года постройки, направлявшейся из Гуаякиля в Пуэрто-Боливар. После 21-минутной перестрелки на дальней дистанции, не приведшей к попаданиям, эквадорское судно отступило, укрывшись на мелководье среди мангровых зарослей. После этого эквадорский флот больше не покидал порт, а перуанцы установили морскую блокаду Гуаякиля, через который шли на экспорт эквадорские бананы, главный источник валютных поступлений страны.

Также флот участвовал в перуанской комбинированной десантной операции, первой в Западном полушарии.

Десант в Пуэрто-Боливаре

Ещё в 1939 году в составе авиационного корпуса Перу было создано отдельное парашютное подразделение под командованием полковника Сесара Альвареса Герра. В сентябре 1940 года оно впервые продемонстрировало своё мастерство на шоу в Чиклайо. И вот теперь, в ситуации, когда наземные части увязли в эквадорском бездорожье и распутице, перуанское командование решило задействовать парашютистов для окончательного захвата провинции Эль-Оро.

Перуанская армия форсирует реку в Эль-Оро, 1941 год

Посадочные десанты захватили столицу провинции Мачалу и крупный город Санта-Роса. Перуанские Caproni без проблем приземлились на брошенных эквадорцами аэродромах. А вот главный порт провинции, Пуэрто-Боливар, было решено захватить настоящим десантом. В 17:45 Caproni Ca.310, пилотируемый капитаном Антонио Рохасом Кадильо, с высоты 400 м сбросил над городом трёх парашютистов: сержантов Антонио Бранданса, Карлоса Ральфо и Ороско.

Перуанские парашютисты, 1941 год

Одновременно с моря к порту подошли крейсер «Коронель Болонеси» и буксир «Гуардиан Риос». На берег отправилась партия из 20 моряков под командованием младшего лейтенанта Хесуса Полара Вальдивии. Высадка прошла без проблем. Местные жители сообщили перуанцам, что солдаты бежали из города ещё утром, после того, как над ним покружили перуанские самолёты. На местной железнодорожной станции солдаты обнаружили несколько вагонов с боеприпасами. Остаток ночи перуанские десантники провели, сшивая из найденных на складе кусков разноцветной ткани перуанский флаг, который и подняли над Пуэрто-Боливаром на рассвете 1 августа.

Вид с воздуха на Пуэрто-Боливар, 1941 год.

К тому моменту международные посредники уже несколько дней вели активные переговоры, пытаясь добиться прекращения огня. Днём 31 июля 1941 года президент Эквадора Карлос Арройо дель Рио выполнил требование Перу об отмене указа о всеобщей мобилизации. После этого перуанский президент Прадо объявил о прекращении огня с 18:00 31 июля.

Война в сельве

А что происходило на тех самых территориях, обладание которыми и послужило причиной войны?

С перуанской стороны на северо-западе была сформирована 5-я дивизия сельвы под командованием бригадного генерала Антонио Сильвы Сантистебана в составе трёх пехотных батальонов сельвы: 25-го, 27-го «Такна» и 29-го — всего 1 845 человек. Штаб дивизии находился в Икитосе. Её поддерживала Амазонская флотилия из пяти канонерских лодок под командованием капитана флота Антонио Кантариаса и несколько гидросамолётов. Противостояли им три пехотных батальона эквадорской армии (13-й «Эквадор», 14-й «Орьенте» и 15-й «Патрия») общей численностью 840 человек.

Карта боевых действий в сельве, 1941 год

Ареной боёв стали левые притоки Мараньона — Путумайо, Напо, Курарай, Тигре, Корьентес, Пастаса, Морона, Сантьяго, Сенепа, протекавшие посреди густой амазонской сельвы. Позиции сторон представляли собой серии изолированных постов, снабжаемых, в связи с полным отсутствием дорог, только каноэ по рекам. Вести из большого мира доходили до этих краёв с большим опозданием, поэтому война в сельве началась 1 августа 1941 года.

2 августа перуанцы под командованием младшего лейтенанта Кастро захватили эквадорский пост на реке Сантьяго. Десять эквадорских солдат под командованием младшего лейтенанта Уго Ортиса Гарсеса отказались сдаться и погибли, сражаясь до последнего. Известие о перемирии на время прекратило бои.

Но 11 августа попал в засаду и был уничтожен перуанский патруль под командованием капитана Альфредо Новоа. В ответ 29-й батальон сельвы под командованием подполковника Феликса Торрехона Окампо при поддержке канонерской лодки «Амазонас» после 8-часового боя захватил Рокафуэрте — главный эквадорский оплот в Амазонии. Следующие три недели перуанцы поднимались вверх по течению притоков Мараньона, захватывая один эквадорский пост за другим.

Перуанские солдаты на захваченном эквадорском посту, 1941 год

В связи с возобновлением боёв в сельве перуанская авиация снова приступила к налётам на эквадорскую территорию. До конца августа перуанские самолёты бомбили портовые сооружения Гуаякиля, железнодорожные станции на линии Кито-Гуаякиль и мосты на Панамериканском шоссе.

Протокол Рио

В сентябре 1941 года боевые действия наконец прекратились. При посредничестве США, Бразилии, Аргентины и Чили начались трудные переговоры двух стран. 29 января 1942 года в президентском дворце в Рио-де-Жанейро министры иностранных дел Альфредо Сольф-и-Мура и Хулио Тобар Доносо подписали «Протокол о мире, добрососедстве и границе», обычно именуемый просто Протокол Рио. Гарантами соглашения выступили США, Бразилия, Аргентина и Чили. Документ устанавливал границу двух стран. Две трети спорной территории (200 тысяч км²) отошли Перу, треть (102 тысяч км²) — Эквадору. Граница должна была быть демаркирована международной комиссией на местности «с учётом географической реальности».

Подписание Протокола Рио, 1942 год

К 14 февраля перуанские войска покинули эквадорскую территорию. В «Войне-41» погибло 107 перуанских военных и гражданских гвардейцев, ещё 250 человек получили ранения. Потери эквадорской стороны оцениваются примерно в тысячу убитых и раненых. Война дала обеим странам новых героев, именами которых назывались улицы, школы, корабли и воинские части: теньенте Ортис, капитан Киньонес, сержант Бальдарраго и многие другие. Генерал Урета получил звание маршала, став последним маршалом в перуанской истории.

Перуанские солдаты у могилы павшего товарища, 1941 год.

Процесс демаркации границы прервал Эквадор в 1948 году. Из-за разногласий сторон недемаркированным остался участок длиной 78 км в районе горного хребта Кордельера-Кондор. Именно он и стал полем боя следующих конфликтов двух стран.

Граница, установленная протоколом Рио

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится