Столетняя война: «Бургундцы» и «арманьяки» и Битва при Азенкуре
148
просмотров
В 1389 г. было подписано ещё одно перемирие, на этот раз оказавшееся весьма длительным, несмотря на то, что условия соглашения были довольно туманными и в последующие годы французские и английские дипломаты трудились, не покладая рук, стремясь их уточнить и пересмотреть. В эти годы произошло большое личное сближение между Ричардом II и Карлом VI.

Предыдущие части: Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

В 1394 г. овдовевший Ричард попросил руки дочери Карла принцессы Изабеллы. Бракосочетание состоялось в 1396 г. в Кале. Во избежание дальнейших осложнений было специально оговорено, что дети Ричарда и Изабеллы не будут иметь прав на французский престол.

Этот династический союз не имел значительных последствий. Три года спустя в Англии произошёл государственный переворот. Ричард II был свергнут своим двоюродным братом Генрихом Болингброком. Восшествие на английский престол Генриха IV отношения между двумя странами не улучшили, но до открытого разрыва всех соглашений дело пока не доходило. Генрих не был уверен в прочности своей только что обретённой власти, а Карла VI поразило безумие, и вокруг трона началась свара. Франция оказалась на грани теперь уже гражданской войны. Во главе двух враждующих партий стояли герцоги Людовик Орлеанский и Жан Бургундский, прозванный Бесстрашным. В 1407 г. Людовик был убит политическими противниками, и его партию возглавил граф Арманьяк. В связи с этим две группировки получили название «бургундцев» и «арманьяков». В 1410 г. противостояние переросло в открытую войну и герцог Бургундский попросил помощи Англии, обещая принести Генриху IV оммаж за Фландрию, которой владел на основании династического брака.

Жан Бесстрашный

В позднейшей литературе поступок герцога часто оценивали как предательство национальных интересов, свидетельство беспринципности и корыстности высшей аристократии. Пожалуй, это модернизация, хотя иногда такую оценку можно было услышать и из уст современников. Тут мы опять-таки имеем дело с одним из характерных для эпохи идеологических сдвигов, конфликтом новой и старой этики. Жан Бесстрашный действовал в рамках феодальных морально-правовых норм, в годы Столетней войны стремительно устаревавших. Согласно этим нормам герцог Бургундский – прежде всего вассал лично французского короля и при определённых условиях имеет право расторгнуть оммаж и поменять сеньора. В данном случае он, вероятно, мог бы объяснить своё решение недееспособностью (невменяемостью) прежнего сюзерена, и тем, что решения от его имени принимают люди, не имеющие на это право. В глазах феодальной знати герцог в этой ситуации выглядел даже безупречнее, чем английские лорды. Ведь он никогда не присягал Рчарду II , так почему бы благородному герцогу не принести оммаж Болингброку. Но в глазах значительной части населения Франции, уже мыслившей категориями национальной идеологии, Жан Бургундский был предателем. Хотя были ли бургундцы того времени французами – большой вопрос. Они и сейчас-то в значительной своей части бельгийцы.

В 1411 г. англо-бургундское войско, разбив «арманьяков» заняло Париж. Тем временем, «арманьякам» пришло в голову, что им тоже ничто не мешает вступить в союз с англичанами, предложив им суверенные права на Аквитанию. Однако, пока англичане сидели и размышляли, кто им больше предложит, представители двух партий, встретившись, пришли к выводам, что, пожалуй, им лучше решать свои проблемы в узком кругу, не привлекая чужеземцев, но теперь им нужно было что-то предложить англичанам, за то, чтобы они отозвали войска. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не случившаяся весной 1413 г. смерть Генриха IV, заставившая английского командующего герцога Кларенса срочно вернуться домой.

Генрих V

«Бургундцы» и «арманьяки» продолжали борьбу, а по стране начали возникать вооружённые отряды с весьма пёстрым социальным составом, избравшие себе лозунг «против всех партий за короля». Между тем, Англия готовилась к новому вторжению. В 1415 г. молодой король Генрих V отправил Карлу VI послание, начинавшееся следующей формулой: «Благородному принцу Карлу, нашему кузену и противнику во Франции – Генрих, Божьей милостью король Англии и Франции». 11 августа 1415 г. от берегов Англии отплыла армада переправившая на континент 30-тысячное войско. Это было самая многочисленная и хорошо снаряжённая армия за всю историю конфликта. Ожидали, что высадка произойдёт в Кале, но Генрих выбрал Гарфлер, одну из прибрежных крепостей Нормандии. Несмотря на фактор неожиданности, англичанам удалось взять Гарфлер лишь после полуторамесячной осады. При этом стены города были разрушены привезённой из Англии артиллерией (один из первых случаев в истории), но и сами орудия в ходе осады были большей частью уничтожены. Горожане сопротивлялись до последнего, причём действовали не в соответствии с полученными распоряжениями, а по собственному разумению. Но столкнувшись с первыми трудностями, Генрих V не был обескуражен и, расправившись с гражданами Гарфлёра двинулся вглубь страны. Основания для оптимизма у него были. Накануне герцог Бургундский Жан Бесстрашный открыто заявил исполнявшему обязанности регента дофину Людовику, что не будет ни служить ему, ни защищать его.

Битва пи Азенкуре. Миниатюра XV века

24 октября близ деревни Азенкур, расположенной в 60 км от Кале французское войско преградило путь армии Генриха V, намереваясь дать генеральное сражение. На следующий день, здесь состоялась крупнейшая битва Столетней войны. Результат был плачевным для Франции. Учтённые в своё время Карлом V и де Гюкленом уроки сражений при Креси и Пуатье были напрочь забыты погрязшими в междоусобицах французами. То есть не то чтобы совсем напрочь, некоторые тактические приёмы Эдуарда III и Чёрного Принца они пытались копировать, но крайне неудачно. Французское руковдство (военачальников было двое: маршал Бусико и коннетабль Карл д’Альбре) попыталось выиграть сражение, заняв оборонительную позицию и спровоцировав англичан на атаку. Англичане в атаку пошли, нанесли урон рядам противника и в строгом боевом порядке отступили. Предпринявшее неорганизованную попытку контратаки двуглавое французское войско было разгромлено.

Битва при Азенкуре. Схема

Одержанная при Азенкуре победа, была сочтена решающей, молодой король-полководец отбыл в Англию, праздновать победу, но на местах признавать власть англичан не хотели. Основная армия французов была в очередной раз уничтожена, но городские ополчения и отряды мелких и средних феодалов продолжали сопротивление.

В 1416 г. в Кале был заключён договор между Генрихом V и Жаном Бургундским, в котором последний признавал первого законным французским королём, и обещал ему военную помощь. Летом 1417 г. десятитысячная английская армия, которую вновь возглавлял король, высадилась в Нормандии. Англичане встретили ожесточённое сопротивление населения, но неуклонно продвигались от города к городу. Одновременно в Пикардии действовали бургундцы. В мае 1418 г. они захватили Париж. Недееспособный король, остался в их руках, но пятнадцатилетний дофин Карл, младший и единственный из оставшихся в живых сыновей Карла VI, бежал и, опираясь на партию арманьяков, объявил себя регентом Франции. Как пишет один из хронистов, «за него и его именем французы сражались и с бургундцами и с англичанами».

В 1419 г. приближёнными дофина был убит Жан Бесстрашный. Это, совершённое во время дипломатических переговоров убийство, оправдывалось предательством последним национальных интересов (союзом с англичанами), что было новым словом в политической практике эпохи. Сын и наследник убитого герцога Филипп, действуя в рамках более архаичных правовых представлений, подтвердил заключённый отцом союз с Генрихом V, обвиняя противников в вероломстве. Прочный, на тот момент, англо-бургундский союз привёл к тому, что новый «мирный» договор между Францией и Англией был подписан Генрихом V и безумным Карлом VI в Труа в 1420 г. Согласно ему Генрих объявлялся регентом Франции и «возлюбленным сыном и наследником» Карла VI. Родного сына французского короля дофина Карла велено было считать незаконнорожденным (королева Изабелла это подтвердила). Генрих V заключал династический брак с дочерью Карла VI Екатериной. Сын, рождённый в этом браке, должен был стать правителем объединённого англо-французского королевства.

Убийство Жана Бесстрашного. Миниатюра XV века.

Подписанный в Труа акт не встретил понимания у большинства жителей Франции и, следовательно, не мог способствовать мирному урегулированию. Вскоре после его заключения англичане потерпели серьёзное поражение в битве при Боже и это было только начало. По словам хрониста, «людей у герцога Бургундского было гораздо больше и платили им лучше, но дофинисты отчаянно сражались за каждую крепость».

В августе 1422 г. внезапно скончался Генрих V, а спустя полтора месяца – Карл VI. Эта двойная смерть смешала карты сторонникам англо-бургундской партии. Согласно заключённому в Труа договору, во главе объединённого королевства должен был теперь встать десятимесячный сын Генриха V и Екатерины Валуа Генрих VI, но по понятным причинам он не мог быть реальным лидером. Среди «объединителей» начался разброд и шатания.

Между тем дофин Карл объявил договор 1420 г. незаконным и был коронован в Пуатье. «Объединители» в свою очередь стали говорить о незаконности этой коронации, совершённой с рядом отступлений от установленных во Франции традиций, и наградили сына Карла VI презрительной кличкой «буржский король» (дофин долго держал свою резиденцию в Бурже).

Впрочем, после смерти Генриха V противники дофина едва ли заслуживали того, чтобы называться объединителями. Франция распалась на три части: Бургундия и Шампань подчинялись Филиппу Бургундскому; на севере, в центре и на юго-западе хозяйничал английский наместник герцог Бедфорд; область к югу от Луары контролировали сторонники дофина Карла.

Несмотря на свою молодость и невзрачную нехаризматическую внешность дофин (или Карл VII, кому как больше нравится) проявил себя незаурядным лидером. Как и его знаменитый дед Карл Мудрый, он начал свою деятельность с основательной дипломатической подготовки. В 1424 г. ему удалось добиться посылки во Францию 6-тысячного шотландского корпуса для борьбы с англичанами. В 1426 г. герцог Бретани принёс ему оммаж и обещал воевать на его стороне. Свидетельством того, что противники считали Карла сильной фигурой, являются организованные на него покушения. Однажды в его резиденции в Ла-Рошели провалился пол. Многие приближённые Карла погибли, но сам он получил лишь лёгкое ранение.

Дофинисты, в основном придерживались оправдавшей себя в прошлом партизанской тактики де Гюклена, но иногда шли и на относительно крупные столкновения ( 1423 г. битва при Краванте, 1424 г. битва при Вернейле). Такие битвы англичане выигрывали, но одержать окончательную победу над Францией им мешали раздоры между королевскими дядьями, а вскоре французам удалось победить в битве при Монтаржи. Между тем по всей стране ширилось народное движение. Теряя почву под ногами, английские власти начали проводить политику беспощадного террора против тех, кто оказывал им сопротивление.

Такова была обстановка в 1429 г. когда ко двору Карла VII в Шиноне (замке на Луаре) явилась крестьянская девушка Жанна, и заявила, что послана Богом, чтобы помочь «милому дофину» спасти Францию.

Шинон

Окончание следует: Столетняя война: феномен Жанны д’Арк и дипломатия Карла VII

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится