Завоевание империи инков (ч.4)
49
просмотров
Испанцы заняли столицу империи инков без единого выстрела. Хотя после сбора выкупа за Атауальпу Куско был изрядно ощипан, там ещё оставалось немало сокровищ, главным образом в храмах, и конкистадоры занялись грабежом.

Продолжение. См. часть 1, часть 2, часть 3.

По свидетельству хрониста, в те дни добыча среднего пехотинца составила около 14 кг золота, всадники получили в два раза больше. Но разнузданный грабёж не помешал торжественной церемонии коронации сапа инки Манко, а Франсиско Писарро провозгласил себя аделантадо — наместником испанского короля.

В Перу один за другим стали приплывать корабли, привозя с собой новых и новых чужеземцев. Не успевшие к первой раздаче всё же могли рассчитывать на получение земель, домов и крепостных в захваченной стране. Те, кому не удалось растащить золотые сады перуанских храмов, могли принять участие в азартной охоте за спрятанными индейцами драгоценностями.

На этом этапе освоения Перу от испанских военачальников впервые потребовались настоящие полководческие таланты. Дали о себе знать сепаратистские настроения на периферии империи инков. Очень скоро после захвата конкистадорами Куско восстала Кито — северная провинция, некогда бывшая вотчиной Атауальпы. На подавление восстания Писарро послал перуанскую армию, которая формально подчинялась инке и отряд испанцев под командованием Альмагро. Разобравшись с мятежными индейцами, каратели чуть не сцепились с прибывшим непосредственно из Испании подкреплением из-за предполагаемой добычи. Столкновение предотвратило только то, что никакой особенной добычи в Кито захватить не удалось.

В целом, дела в Перу уже перешли в ту стадию, когда известия о волнениях среди туземцев беспокоили аделантадо меньше, чем сведения о том, что на побережье высадился хорошо вооружённый отряд соотечественников. Предстояла кровавая война победителей за власть.

Именно для того, чтобы оградить свои земли от покушений соперников-конкистадоров Франсиско Писаррро основал близ побережья опорный пункт — город Лиму, современную столицу Перу. Лима стала резиденцией королевского наместника, а управлять делами в Куско пока остался старый соратник Писарро Диего Альмагро. Но аделантадо не слишком нравилась эта ситуация. Он мечтал выжить компаньона из столицы инков и посадить туда кого-нибудь из своих братьев.

Чтобы укрепить позиции семейства Писарро, к испанскому королевскому двору отправился старший (и единственный законорожденный) брат наместника Перу Эрнандо. Он привёз в Толедо (тогда столицу Испании) неисчислимые сокровища и поверг их к стопам короля. Карл V остался очень доволен, подтвердил полномочия Писарро, как наместника, и даровал ему титул великого маркиза. Вместе с тем, не были вовсе забыты и заслуги Альмагро. Под его управление должны были отойти южные провинции Перу. При этом границы отведённой Альмагро области были определены не слишком чётко, как будто специально, чтобы столкнуть компаньонов лбами. В частности, вопрос о том, кому должен принадлежать Куско мог толковаться по-разному.

Когда вести об этом достигли Перу, заселившие старую столицу испанцы разбились на два лагеря: стороников Писарро и альмагристов. До вооружённого столкновения на это раз дело не дошло. Пустившему в ход все свои дипломатические таланты аделантадо удалось склонить Альмагро к новому соглашению.

Надо сказать, что хотя захваченные в Перу сокровища превосходили всё, что до этого видели европейцы, многие конкистадоры не желали понимать, что они уже нашли и разграбили своё Эльдорадо. Им всё казалось, что где-то на юге есть ещё более богатая страна, где золото валяется под ногами в самом буквальном смысле этого слова. На поиски этой новой мифической страны Франсиско Писарро и уломал отправиться Альмагро. Великий маркиз обещал старому соратнику самую активную поддержку в организации похода. Если Альмагро удасться найти на юге Эльдорадо — говорил Писарро — он станет его единоличным правителем и получит все сокровища, не считая, разумеется доли, причитающейся испанской короне. Если же ещё одна Золотая страна обнаружена не будет, маркиз честно поделится с возвратившимся компаньоном уже имеющимися у него владениями. Не в характере конкистадоров было предпочитать даже очень жирную синицу в руке журавлю в небе, и Альмагро согласился.

Так называемый Чилийский поход Диего Альмагро был воистину великим деянием и до сих пор приводит в восторг географов, но ничего похожего на Эльдорадо его участникам обнаружить не удалось. Пока альмагристы замерзали на заоблачных горных перевалах и изнывали от жары в пустыне Атакама, Писарро торопился укрепить своё влияние на всей территории Перу. В отсутствие Альмагро следить за порядком в Куско и приглядывать за инкой был послан Эрнандо Писарро. В этом конкретном случае он не оправдал доверия брата, дав себя обмануть.

Инка Манко был посажен на трон испанцами, но ему вовсе не улыбалось до конца жизни быть чужой марионеткой. Он искал способ вернуть себе реальную власть и в конце концов пришёл к выводу, что из Куско необходимо бежать. Манко вспомнил о жадности испанцев и под большим секретом поведал Эрнандо, что знает о тайнике, где спрятана статуя его отца Уайна Капака, отлитая из чистого золота. Брат наместника отправил инку за сокровищем в сопровождении двух солдат. Надо думать, более многочисленный эскорт он не выделил потому, что надеялся сохранить всё в секрете и прикарманить статую. Покинувший таким образом свою столицу Манко больше туда не возвратился.

Наверное, только к этому времени до широких народных масс Перу по-настоящему дошло , что в Куско не всё спокойно. На огромной территории от Кито до Чили индейцы начали систематически нападать на отряды испанцев. Объяснение такому их поведению найти не сложно. Только теперь, ставшие достаточно многочисленными и выгребшие всё золото из запасников завоеватели начали угрожать благополучию простого перуанского человека на всём пространстве империи. Во-первых, они нуждались не только в драгоценностях, а и в пище, жилье, предметах быта, при чём всё это стало необходимо в количестве, ощутимом для коренного населения. Во-вторых, пришельцы по-прежнему жаждали золота, но золото, которое уже было когда-то добыто, переплавлено, хранилось во дворцах и храмах и, следовательно, могло быть изъято без ущемления интересов рядового населения, уже закончилось. Осталось золото в земле. И по стране началось строительство рудников, куда сгоняли индейцев, заставляя их работать на износ, а не в привычном для них мягком режиме.

После побега инки Манко восстание приняло организованный характер. В феврале 1536 г. многотысячное перуанское войско осадило Куско. Кое-кто из индейцев пользовался захваченным у конкистодоров оружием и даже лошадьми. В скобках заметим, что с тех пор как жители Перу впервые увидели этих наводящих ужас животных не прошло и пяти лет.

Испанцы сражаются с индейцами

Положение испанцев было сложным, но не столь отчаянным, как может показаться на первый взгляд. По сравнеию с перуанцами завоеватели были малочисленны, но на их стороне выступили индейские племена подпавшие под влась инков недавно. Их родовой знати не нравилось быть элитой второго сорта, при испанцах они расчитывали получить более высокий статус, а может и вовсе отделиться под шумок. Рядовые индейцы тоже не всегда были в восторге от того, что превратились в домашних животных инков, пусть даже очень ухоженных, живущих в чистых благоустроенных стойлах.

Осада Куско длилась около года. Во время одной из вылазок осаждённых камнем из пращи был смертельно ранен младший брат Франсиско Писарро Хуан. Среди испанцев начали распространяться панические настроения. Аделантадо был вынужден послать гонцов за помощью в другие колонии, чего он раньше избегал, опасаясь соперников в борьбе за власть. Но на этот раз возникла реальная угроза потери Перу для испанской короны.

Таково было положение дел, когда весной 1537 г. Диего Альмагро и его сторонники вернулись из Чилийского похода. Имеются свидетельства, что обиженый на великого маркиза старый конкистадор не слишком стремился помогать Писарро, а напротив, подумывал о том, чтобы заключить союз с Манко, но перуанцы решили за него, первыми напав на «чилийцев». Это было ошибкой. После того как отряд Альмагро отбил нападение, инка был вынужден снять осаду со своей бывшей столицы и отступить в горы. С этого момента перуанский монарх навсегда сошёл с большой политической сцены. В дальнейшем его хватало лишь на то, чтобы устраивать небольшие партизанские рейды на освоенные испанцами земли и быстро исчезать в неприступных горных убежищах.

Прогнав индейцев от стен Куско, Альмагро решил не вести больше переговоров с Писарро, который всё равно его перехитрит, а занять город по праву сильного. Попутно он захватил в плен двух оставшихся в живых братьев великого маркиза — Эрнандо и Гонсало. Между двумя прославленными конкистадорами и бывшими компаньонами началась кровавая распря. При этом каждый из них слал гонцов к испанскому двору, объясняя, что правда на его стороне. Состоялась несколько сражений во время которых противоборствующие стороны кидались друг на друга с криками «За короля и Альмагро!» или «За короля и Писарро!».

Испанцы сражаются между собой

Первое время военная удача была как будто на стороне дона Диего, но Писарро были лучшими дипломатами. Так Эрнандо, даже будучи в плену, умудрился завербовать своему брату очень ценного сторонника. Находясь под стражей, он предложил одному опытному и популярному среди конкистадоров военачальнику из числа альмагристов скоротать ночь за костями и обыграл того подчистую. Простив должнику огромную суму денег — 800 тысяч песо, Эрнандо приобрёл преданного друга. Тем временем в Лиму приходили корабли с подкреплениями, вызванными для подавления индейского восстания, и попадали в объятия наместника. В распоряжении дона Франсиско вскоре оказалась партия мушкетов, оружия значительно более совершенного, чем аркебузы.

То, что братья находились во власти Альмагро, связывало руки аделантадо. Как ни странно, эти циничные авантюристы, даже никогда не росшие в одной семье, действительно питали друг к другу самые тёплые родственные чувства. Конкистадоры, завоевавшие Новый Свет, легко убивали из-за золота и власти, часто нарушали клятвы и предавали союзников. Братья Писарро не были исключением, но никогда никто из них не пошёл против своей семьи и не оспаривал права Франсиско на первенство.

Судя по всему Диего Альмагро был несколько простоват. Имея на руках все преимущества, он вновь позволил сопернику себя обмануть. Великий маркиз торжественно пообещал, что не будет претендовать на Куско, если получит своих братьев целыми и невридимыми. Альмагро поверил и выпустил заложников. Злые языки утверждали, что дело не обошлось без влияния упомянутого ранее любителя азартных игр. Как только Эрнандо и Гонсало оказались на свободе, главный Писарро двинул войска на бывшую столицу инков.

К тому времени оба героя-завоевателя — и Писарро, и Альмагро, находились уже в весьма преклонном возрасте. Состояние здоровья не позволило им лично возглавить армии. Войском Писарро командовали его братья, войском Альмагро — некто Оргоньес. 26 апреля 1538 г. две армии встретились на равнине неподалёку от Куско. Альмагристы потерпели сокрушительное поражение. Оргоньес был убит, а наблюдавший за битвой из носилок с близлежащего холма Альмагро захвачен в плен.

Казнь Диего Альмагро

Потерпевший поражение вождь конкистадоров был обвинён в мятеже против испанской короны и приговорён к обезглавливанию. Но победившая сторона не решилась на публичную казнь, опасаясь, что оставшиеся на свободе бунтовщики могут попытаться освободить своего предводителя. Альмагро был задушен в тюрьме. Затем его тело доставили на площадь и принародно лишили головы. Перед смертью дон Диего успел написать завещание. Большую часть своего состояния он оставил испанской короне, а пожалованные королём титулы и привелегии - своему сыну от панамской индианки Диего Альмагро-младшему. Побеждённый надеялся, что первая часть завещания обеспечит выполнение второго.

Окончание следует: Завоевание империи инков (ч.5)

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится