Что заставило вождя наррагансетов Канончета выступить против белых колонистов и какую роль он сыграл в Войне короля Филиппа
571
просмотров
Звезда и смерть сахема Канончета.

К концу октября 1675 года колонисты потерпели ряд поражений, но сумели защитить от индейцев свои поселения. Сложилась патовая ситуация. Важную роль в противостоянии могли сыграть наррагансеты, но не было уверенности, что они открыто выступят на стороне короля Филиппа — верховного вождя вампаноагов. Наррагансеты являлись наиболее многочисленным в Новой Англии племенем и могли выставить около тысячи человек. Колонисты решили, что превентивный удар склонит чашу весов в нужную сторону и привлечёт воинов племени в их ряды.

Битва на Большом болоте.

В начале декабря 1675 года ополченцы со всех концов Новой Англии начали собираться в Уикфорде. Общая их численность достигала 1150 человек, тысяча из которых была белыми колонистами, а остальные — мохеганами. Колонисты были разделены на три полка в соответствии с местом жительства. Примечательно, что в рядах милиционеров из Коннектикута имелось формирование из солдат-пекотов, чьи отцы некогда сражались против белых. Возглавил объединённые войска губернатор Плимута Джошуа Уинслоу.

Пока шёл сбор войск, разведчики колонистов захватили в плен нескольких наррагансетов. Один из них по имени Питер начал сотрудничать с колонистами и предоставил информацию о местонахождении двух небольших поселений соплеменников. Атаковав и разрушив их, Питер повёл белых к Большому болоту.

Лагерь наррагансетов представлял собой большую деревню, размещавшуюся на холме площадью 4–5 акров. Деревню окружал частокол из толстых брёвен, вбитых в землю. Дополнительной защитой служило болото, которое охватывало холм со всех сторон. Лагерь, насчитывавший не менее 500 домов, был переполнен беженцами из племён вампаноагов и нипмуков.

Наррагансеты пристально наблюдали за колониальными солдатами. Несмотря на морозы и выпавший снег, сахем Канончет выслал часть воинов на разведку. 15 декабря наррагансеты атаковали небольшую заставу колонистов в 9 милях к югу от Викфорда и убили 15 поселенцев. Три дня спустя основные силы колоний двинулись к этому форпосту и разбили лагерь на ночь.

Ранним утром 19 декабря армия колонистов начала марш по снегу в направлении Большого болота. После полудня авангард встретил передовой отряд воинов наррагансетов. Произошла короткая стычка. В этот момент колонисты обнаружили, что Большое болото, непроходимое бо́льшую часть года, замёрзло, и двинулись по нему прямо к лагерю. Их путь проходил по стволу упавшего дерева, перекинутому через залитую водой канаву и ведшему прямо ко входу в лагерь. Этот узкий путь сулил немало трудностей для колонистов, однако ведший их Питер указал, что небольшая часть внешнего частокола ещё не достроена, и колонисты решили атаковать эту точку.

Колонисты штурмуют лагерь наррагансетов на Большом болоте.

Ринувшиеся в атаку ополченцы наткнулись на мушкетный огонь индейцев. В первые же минуты погибли два капитана и множество солдат. Понеся потери, колонисты отступили, перегруппировались и снова бросились в атаку. Вторая атака оказалась гораздо более успешной: ополченцы прорвались через частокол, и бой закипел непосредственно в лагере. Наррагансеты отчаянно сражались, защищая свои дома и семьи, но постепенно численно превосходившие их колонисты одержали верх.

Губернатор Уинслоу приказал поджечь дома, что посеяло панику среди жителей деревни. Около сотни индейских воинов были убиты ополченцами или погибли в охватившем их дома пламени. Все зимние запасы наррагансетов были уничтожены. Выжившие индейцы бежали в замёрзшее Великое болото, и там в последующие дни сотни человек умерли от ран или от нехватки еды. В общей сложности около 700 женщин, детей и стариков погибли во время битвы на Большом болоте или в течение нескольких дней после боя. Три сотни индейцев угодили в плен.

Армия колонистов тоже понесла большие потери: 70 человек погибли, 150 получили ранения — и это не считая союзников мохеган, которые сражались рядом с белыми, проявляя огромное мужество. Битва на Большом болоте стала не только крупнейшей и самой кровопролитной битвой войны, но и поворотным моментом в конфликте: наррагансеты больше не представляли для колонистов серьёзной угрозы. Теперь белые могли сосредоточить свои усилия на Метакомете и его воинах.

Зимовье индейцев

Тем временем Филипп с остававшейся при нём небольшой группой воинов направился на запад. Преодолев 50 миль, они расположились в деревне Шахтикок в долине Гудзона. Там сахем намеревался передохнуть и увеличить свои силы. Осенью Филипп встретился с французским чиновником. Тот подарил сахему богато украшенный латунный пистолет и пообещал поддержку своей страны в войне против англичан. Причём поддержку не только моральную: к Филиппу должны были примкнуть три сотни индейских воинов из Французской Канады. Чиновник пообещал предоставить вампаноагам запасы пороха и свинца, а также утверждал, что французский флот установит блокаду побережья Новой Англии, чтобы остановить поток английских припасов из Европы. Были у француза и некоторые просьбы к Филиппу: например, чтобы вампаноаги не сжигали молитвенные дома, мельницы и «лучшие дома». По-видимому, французы всерьёз рассчитывали, что смогут руками Филиппа вытащить каштаны из огня, после чего они совместно с индейцами будут «владеть (рекой — прим. авт.) Коннектикут и другими английскими плантациями».

В начале января губернатор Нью-Йорка Эдмунд Андрос с тревогой написал официальным лицам в Новой Англии, что к Филиппу в Шахтикоке присоединились «300 или 400 северных индейцев». К февралю, по сведениям разведчиков, силы Филиппа выросли до 2100 человек и включали 600 «французских индейцев с соломинкой в носу». Хотя эта цифра, несомненно, была преувеличена, Филиппу удалось превзойти все ожидания, собрав одну из самых больших сил индийских воинов в регионе.

Уничтожение лагеря наррагансетов на Большом болоте заставило индейцев забыть об отдыхе в зимнее время. Все горели желанием отомстить. Волна индейцев хлынула на поселения колонистов.

Новые нападения

10 февраля группа из 400 индейских воинов из племён вампаноагов, наррагансетов и нашавей под командованием сахема последних Моноко, известного среди колонистов как Одноглазый Джон, напало на поселение Ланкастер. Индейцы первым делом сожгли мост, по которому могла прибыть подмога из Бостона, после чего ворвались в поселение и начали жечь и убивать. В ходе атаки горожане потеряли убитыми 14 человек, ещё 23 индейцы схватили и увели.

Среди пленников оказалась жена городского священника Мэри Роулендсон с тремя детьми. Младшая из них, шестилетняя Сара, умерла через несколько дней. Остальным довелось провести в плену у индейцев 11 недель и пять дней. Все пленные жили в отдельных хижинах и выполняли разнообразную работу. В частности, Мэри Роулендсон соткала рубашку для сына самого короля Филиппа, за что получила от индейского вождя шиллинг, который потратила на кусок конины. Другие индейцы расплачивались с ней блинами и горохом. Лишь 2 мая жители Бостона выкупили Мэри с двумя детьми за 20 долларов. Впоследствии миссис Роулендсон написала книгу о своих злоключениях, которая стала одним из первых бестселлеров Новой Англии и была переиздана в Лондоне.

Мэри Роулендсон в индейском плену.

9 марта Метакомет встретился с лидером наррагансетов Канончетом. Они пришли к выводу, что все одержанные ранее победы ничего не стоят, если вожди не сумеют прокормить свой народ. Им нужны были семена кукурузы, чтобы посадить их весной. Неподалеку от Суонси имелся большой тайник с семенами. Канончет вызвался привести группу воинов и женщин в самое сердце Плимутской колонии и забрать кукурузу. Женщины вернулись с семенами в долину реки Коннектикут, а Канончет остался в Плимуте и мстил за разгром на Большом Болоте.

В марте новой жертвой нашавей стало селение Гротон. В начале месяца индейцы дважды нападали на него, но ограничивались разорением окрестностей. 13 марта нашавей взялись за дело всерьёз. Моноко во главе четырёх сотен воинов остановился неподалёку от Гротона и выслал вперёд несколько человек. Показавшись на глаза солдатам милиции, индейцы обратились в бегство. Милиционеры, желая поквитаться за предыдущие набеги, ринулись за ними и попали в расставленные Моноко сети: крупная группа индейцев поджидала ничего не подозревавшего врага. Один солдат погиб, трое были ранены, а остальные в беспорядке бежали.

Тем временем вторая группа воинов нашавей во главе с самим Моноко ворвалась в поселение и подожгла его. Колонисты укрылись в нескольких укреплённых блокгаузах. Им удалось сохранить свои жизни, но само поселение было уничтожено. После нападения жители покинули Гротон и укрылись в Конкорде. Эвакуация напоминала исход из Кровавого ручья и могла легко превратиться в резню англичан, если бы удача не сопутствовала ополченцам. Индейцы заняли позицию на господствующих над дорогой холмах и при появлении колонны открыли огонь из мушкетов. По неизвестной причине этим всё и ограничилось. Поселенцы, потеряв всего двух человек, добрались до Конкорда. Впоследствии успех предприятия объяснялся божественным вмешательством.

26 марта индейцы сожгли поселение Мальборо. Для атаки они специально выбрали утро воскресного дня, когда все жители находились на церковной службе в молельном доме. К счастью, поселенцы успели укрыться в нескольких блокгаузах, но бо́льшая часть строений сгорела в огне пожара.

Книга Мэри Роулендсон о её похищении.

Месть Канончета

Для колонистов март 1676 года оказался, пожалуй, самым страшным месяцем. Индейцы со всей Новой Англии объединились для разрушительных набегов, которые обрушились на все колонии поселенцев. Одно из самых обескураживающих поражений англичане потерпели в то же самое воскресенье 26 марта на территории Плимутской колонии, где Канончет наконец-то сумел взять реванш.

Накануне капитан местной милиции Пирс и его люди наткнулись на группу индейцев, ловивших лосося у водопадов реки Блэкстоун. Ополченцы обратили индейцев в бегство. Подозревая, что в округе находятся более крупные индейские отряды, Пирс отправил гонца в Провиденс с просьбой о подкреплении. К несчастью, в то утро все жители Провиденса собрались в молитвенном доме. Не желая нарушать благочестивое действо, посыльный дождался окончания церковной службы и лишь тогда передал письмо от капитана. Как раз в это время отряд Пирса вступил в свой последний бой.

Во главе отряда из 60 англичан и 20 индейцев Пирс шёл на север вдоль восточного берега реки Блэкстоун и вдруг заметил нескольких индейцев. Те обратились в бегство. Люди Пирса немедля бросились в погоню, но угодили в расставленную индейцами засаду: из-за деревьев вышел отряд в 500 индейцев во главе с Канончетом. Пирс и его солдаты побежали по скалам к западному берегу Блэкстоуна, но там их поджидали ещё 400 индейцев. Пирс приказал своим людям сформировать единое кольцо. Стоя спиной к спине, 80 человек начали бой с девятью сотнями. Два часа спустя 55 англичан, включая Пирса, а также десять «молящихся индейцев» были мертвы. Девять английских солдат были захвачены в плен, подверглись пыткам и были убиты. Местность, где это случилось, с тех пор называется Девять мужчин.

Мемориальная плита в местности Девять мужчин, где индейцы пытали солдат капитана Пирса.

Наравне с белыми мужество в бою проявили и «молящиеся индейцы». Индеец по имени Амос почти до последнего находился рядом с Пирсом. Даже после того, как его командир был ранен в бедро и умирал у его ног, Амос не сдавался и продолжал стрелять по врагу. В конце концов, поняв, что для Пирса он сделать больше ничего не может, а оставаясь на месте, непременно погибнет, Амос снял с себя британскую одежду, натёр лицо порохом и тем самым выдал себя за врага: наррагансеты и нипмуки перед битвой покрывали лица тёмной краской. Делая вид, что осматривает тела англичан в поисках добычи, храбрый индеец скрылся в лесу.

Когда битва подошла к своему безнадёжному завершению, один из «молящихся индейцев» повернулся к стоявшему рядом английскому солдату и попросил того бежать. Выхватив томагавк, индеец притворился наррагансетом, который преследовал врага, и они вдвоем бежали, пока не оставили далеко позади поле боя. Молва о героизме индейцев Пирса сыграла свою роль в том, что общественное мнение относительно использования в бою дружественных индейцев начало меняться.

Через два дня после уничтожения отряда Пирса Канончет и около 1500 индейцев напали на Рехобот. Жители укрылись в укреплённых «гарнизонных домах» и с горечью наблюдали, как индейцы сожгли 40 домов, 30 амбаров и две мельницы. Погиб только один человек — он считал, что пока он будет читать Библию, ему никто не причинит вред, и потому отказался покинуть дом. Он был найден застреленным в своём кресле с раскрытой Библией в руках.

На следующий день, 29 марта, индейцы напали на Провиденс. Бо́льшая часть из 500 его жителей уехала в безопасное место на остров Аквиднек, но в городе оставался гарнизон из 30 человек, среди которых был и 77-летний Роджер Уильямс, сторонник дружбы с краснокожими. Весь день индейцы бродили по улицам города и стреляли по домам. Уильямс смело вышел им навстречу и вступил в беседу, склоняя их к мирному решению конфликта. Авторитет Уильямса был столь велик, что никто его не тронул — как, впрочем, и не прекратил стрельбу по его соотечественникам.

Конец Канончета

За несколько месяцев Канончет заработал репутацию харизматичного лидера и даже затмил более известного до этих событий короля Филиппа. 9 апреля сахем наррагансетов отдыхал у подножия холма возле реки Блэкстоун с девятью своими воинами. Внезапно индейцы услышали шум движения английского отряда. Канончет приказал двум своим людям подняться на вершину холма и разведать обстановку. Они так и не вернулись. Отправившийся вслед за ними третий воин тоже исчез. Только после того, как ещё двое индейцев отважились подняться на вершину холма, Канончет понял, что окружён отрядом колонистов. Ситуация ухудшалась тем, что в отряде капитана Денисона кроме милиционеров было около 80 индейцев, преимущественно мохеган. Ещё хуже было то, что они знали, кого окружают: накануне мохегане захватили одну индейскую женщину, и та выдала местонахождение Канончета. Схватив мушкет, сахем попытался прорваться через ряды колонистов, и это ему удалось. Однако в погоню за ним пустились находившиеся с англичанами индейцы.

Поняв, что индейцы Денисона начинают его догонять, Канончет, чтобы их задержать, сбросил сперва одеяло, а затем красную куртку с серебряной окантовкой и пояс из вампума. Он надеялся, что эта добыча замедлит продвижение преследователей, а может, даже вызовет среди них ссору. Но индейцы не обратили на приманки внимания: ускользавшая от них добыча была намного ценнее, а брошенные вещи лишь подтвердили, что они на верном пути. Пытаясь пересечь реку Блэкстоун, Канончет поскользнулся, упал в воду и намочил мушкет. Вскоре на другом берегу его догнал индеец-пекот по имени Монопоид, и сахем сдался без боя.

Англичане предложили Канончету жизнь, если он поможет им уговорить Филиппа и других вождей прекратить боевые действия. Тот отказался, убеждённый, что индейцы не уступят. Пленник был доставлен в Стонингтон, где чиновники обвинили его в том, что он втянул наррагансетов в войну. Канончет заявил, что

«другие были так же готовы к войне, как и он сам, и что он не желает больше слышать о ней».

На известие о том, что его приговорили к смерти, сахем сказал, что

«ему очень понравилось, что он должен умереть прежде, чем его сердце станет мягким или не скажет что-нибудь недостойное себя».

Официальные лица Коннектикута позаботились о том, чтобы представители всех дружественных индейских племён участвовали в казни. Смертный приговор привели в исполнение сахем мохеган Онеко (сын Ункаса, воевавшего против пекотов), пекотский воин по имени Робин Кассасинамон и сахем ниантиков Харман Гаррет. Отрубленную голову Канончета доставили ​​в Хартфорд в качестве предупреждения для всех мятежных сахемов: колониальные власти не пощадят врагов.

Смерть Канончета пусть и не положила конец войне, но помогла сделать значительный шаг в этом направлении. Восставшие индейцы потеряли вождя, чья храбрость и харизма на короткое время объединили несколько племён в мощную и эффективную боевую силу. Колонисты с опозданием начали осознавать, что именно «молящиеся индейцы» загоняют клин в союз нипмуков, наррагансетов и вампаноагов.

Продолжение следует: Финальные события Войны короля Филиппа и рейнджеры капитана Чёрча, положившие ей конец

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится