Дуэль без права на ошибку: как самая результативная эскадра люфтваффе понесла свою самую тяжелую потерю
502
просмотров
Истребительная эскадра JG 52 была самой результативной в люфтваффе, а самым результативным её лётчиком, погибшим в бою, был обер-лейтенант Гейнц Шмидт по прозвищу Йонни — ас с лицом подростка и 173 победами на счету. По итогам войны Шмидт вошел в топ-30 асов люфтваффе, и как знать, не было ли ему уготовано место на пьедестале, если бы не бой, состоявшийся 5 сентября 1943 года?

Потери асов люфтваффе с трёхзначным числом побед на советско-германском фронте можно сосчитать на пальцах, однако каждая истребительная эскадра из «главных действующих лиц» – JG 51, JG 52 и JG 54 — лишилась здесь как минимум по одному из своих героев, личный счёт которого перевалил за 150 побед. И если об обстоятельствах гибели Отто Киттеля (Otto Kittel) из «Зелёного сердца» и Антона Хафнера (Anton Hafner) из «Мёльдерса» писалось уже немало, то едва ли кто вспоминает о гибели 5 сентября 1943 года одного из лучших снайперов безымянной, но при этом самой успешной истребительной эскадры JG 52 обер-лейтенанта Гейнца Шмидта (Heinz Schmidt). При этом и последний вылет самого результативного на тот день «эксперта» II./JG 52 овеян домыслами и мифом. Как показывают советские документы, точку в карьере талантливого немецкого аса поставил не менее опытный советский лётчик. Попробуем разобраться в перипетиях того дня в небе на границе Сумской и Полтавской областей и деталях встречи в воздухе двух настоящих мастеров воздушного боя.

Карьеры двух асов

До роковой для немца встречи в небе Украины карьера обоих лётчиков развивалась успешно. Гейнц Шмидт родился в 1920 году в городе Хомбург. Попав на фронт, он в составе отряда 4./JG 52 принял участие в операции «Барбаросса» с 22 июня 1941 года и открыл свой счёт уже на пятый день кампании в России. Особенно отличился ас в боях под Сталинградом в августе 1942 года, когда только за третью декаду месяца записал на свой счёт 29 побед. В том же августе за 72 успешно завершенных воздушных схватки «Йонни» (Johnny), как называли его сослуживцы, был награжден Рыцарским крестом, а уже спустя несколько недель за 102 сбитых самолёта ас получил Дубовые листья.

Гейнц Шмидт принимает поздравления с очередной воздушной победой

После того, как в мае 1943 года в бою под Новороссийском погиб командир отряда 6./JG 52, именно на Шмидта пал выбор командования при назначении нового командира отряда. Активно продолжая летать, ас продолжил наращивать боевой счёт. И снова наиболее успешным стал для него последний месяц лета — в августе 1943 года он в боях под Белгородом, Харьковом и на Донбассе одержал 38 побед, а в первый день осени сбил свой 170-й самолёт.

Его противник Николай Изотович Варчук родился в селе Стецки Каменец-Подольской (ныне Хмельницкой) области в 1912 году. Вступив в ряды Красной армии в 1932 году, он с отличием окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. В 1938 году Варчук принял участие в боях с японцами на озере Хасан, за что был награждён орденом Красного Знамени. К началу Великой Отечественной войны это был уже опытный строевой лётчик. К моменту немецкого вторжения в СССР Варчук возглавлял эскадрилью 176-го иап. В августе 1942 года он принял командование 737-м иап, который воевал в составе 2-й воздушной армии Воронежского фронта.

Старший лейтенант Николай Варчук, 1939 год

Свой боевой счёт Варчук открыл в октябре 1941 года, а особенно отличился 10 июля 1942 года, когда в двух воздушных боях записал на свой счёт три сбитых «Мессершмитта». Будучи командиром полка, он продолжал активно летать на боевые задания, и к концу лета 1943 года на счету советского аса числилось не менее 12 личных побед. При этом одного из успехов лётчик добился таранным ударом, а ещё несколько вражеских самолётов он сбил в группе. В одном из наградных документов на командира полка отмечалось следующее:

«Сам тов. Варчук отважный лётчик, с отличной техникой пилотирования, в бою смел, инициативен, решителен. Летать любит, летает на самолетах И-16, И-153, ЛаГГ-3, Як-1, Ла-5 и Як-7Б. Свой лётный состав полка воспитал в духе наступательного боя истребителя. У летного состава всегда горит желание как можно больше летать в бой и сбивать вражеские самолёты».

Распылённая группа

В течение августа 1943 года, когда фронт трещал по швам, и вермахт отступал на всех направлениях, группе II./JG 52 пришлось постоянно рассеивать свои скромные силы. Подразделение, которым в это время формально командовал гауптман Гельмут Кюле (Helmut Kühle), было вынуждено вести боевые действия на разных участках фронта — от Кубани до Харьковщины. С 4 августа половина группы, включая своего пока ещё неофициального командира гауптмана Герхарда Баркхорна (Gerhard Barkhorn), действовала совместно с I./JG 52 в районе Белгорода и Харькова. Не задерживаясь нигде больше чем на неделю и ведя, по их собственным словам, цыганскую жизнь, летчики группы регулярно меняли аэродромы. Будущий ас Вальтер Вольфрум (Walter Wolfrum), в то время лётчик II./JG 52, так вспоминал то время:

«В конце августа 1943 года группа II./JG 52 была в полном составе выведена с Кубани и перебазирована на центральный участок фронта. И не потому, что мы на юге оказались ненужными — нет, теперь начался период лихорадочных «пожарных вылетов» в текущих горячих местах на фронте. Слишком короткое одеяло теперь все время натягивалось таким образом, что, казалось, оно ещё как раз подходит, чтобы закрыть всё. Однако при этом мы постоянно пытались успеть за событиями. Мы не могли быть повсюду одновременно. Наши полевые аэродромы постоянно сменялись — Гостагаевская, Мариуполь, Днепропетровск, Карловка, Сталино, Полтава, Прилуки — мы оставались на каждом месте пару дней, совершали один вылет за другим, и перелетали к следующему кризисному очагу.

О в какой-то степени упорядоченных перебазированиях, какие мы могли осуществлять еще несколько месяцев назад, давно нечего было и думать. По причине того, что люфтваффе потеряли большую часть мощи своей транспортной авиации еще над Критом и Сталинградом, в нашем распоряжении было слишком мало «Юнкерсов» Ju 52, чтобы перевезти на новые места дислокации хотя бы самое необходимое из запчастей, инструментов и основного персонала, и таким образом как можно быстрее восстановить боеготовность части. Самых важных механиков мы брали теперь с собой в наши и без того узкие истребители. Иногда один пробирался назад в фюзеляж, а другой втискивался позади меня в кабину, где в ходе всего полёта лежал у меня на затылке. При данных обстоятельствах встреча с противником, наверняка, означала бы конец для всех нас».

Однако 1 сентября всё подразделение было снова в сборе. По немецким данным, именно с этого дня группу II./JG 52 официально возглавил гауптман Баркхорн, будущий ас люфтваффе №2. Новой базой группы на некоторое время стал аэродром Карловка, располагавшийся к юго-востоку от Полтавы. В первых числах месяца лётчикам группы пришлось летать, главным образом, в районы юго-восточнее и восточнее Харькова, сражаясь против частей 5-й воздушной армии Степного фронта. Также по мере необходимости пилоты противодействовали частям 2-й Воздушной армии Воронежского фронта в район Котельва — Зеньков, что на границе Сумской и Полтавской областей. Именно в этом районе группу постигла самая тяжелая потеря в ходе войны.

Роковая встреча

После успешной кампании июля-августа 1943 года к началу сентября советские войска вели наступление на Донбассе, западнее Харькова и в северной части Украины. Так, части Воронежского фронта 2 сентября освободили город Сумы и, несмотря на ожесточенное сопротивление противника, продвигались дальше в сторону Миргорода и Ромнов.

Николай Варчук обсуждает со своим ведомым подробности воздушного боя. Фото сделано в 1942 году

С воздуха наземные войска фронта поддерживала 2-я воздушная армия генерал-лейтенанта С.А. Красовского. Помимо других ударных соединений, в неё входила 291-я штурмовая авиационная дивизия полковника А.Н. Витрука, имевшая довольно необычный для ВВС КА состав. Помимо трёх штурмовых полков, в её состав с марта 1943 года входил 737-й иап, лётчики которого главным образом осуществляли прикрытие «Илов». К осени 1943 года на вооружении полка состояли разные типы истребителей — Як-1Б, Як-7Б и Ла-5.

В утренние часы 5 сентября в воздух поднялась дюжина штурмовиков 61-го шап, которые должны были около 09:40–09:45 по Москве уничтожать батареи полевой артиллерии южнее города Зеньков и проштурмовать вражеские войска в сёлах Горобии и Перелески, что к западу от вышеназванного города. Сопровождение от 737-го иап было и на этот раз разношёрстным — на задание отправились три Як-1Б и один Як-7Б, которых вёл капитан Г.А. Безбожный. Отдельной парой с превышением шли на своих Ла-5 командир полка подполковник Н.И. Варчук и старший лейтенант Ф.И. Бровченко, задача которых была прикрыть штурмовики и патрулировать в районе Зеньков — Большая Павловка.

Механики авиагруппы II./JG 52 снимают чехлы с «Мессершмитта», утонувшего в грязи прямо в аэродромном капонире

В районе цели Варчук с ведомым заметили до 40 Ju 87, которые шли под прикрытием восьмёрки «Мессершмиттов» Bf 109. Целью немцев был удар по советским войскам в районе посёлков Молотово (ныне Першотравневое) — Шенгариевка. Несмотря на неравенство сил, подполковник Варчук принял решение помешать противнику. Набрав высоту, пара «Лавочкиных» пошла на сближение. Когда до строя противника оставалось 300–400 метров, Варчук атаковал одну из вражеских машин, которая уже перешла в пикирование. В результате выпущенной под ракурсом 2/4 длинной очереди из пушки у «Юнкерса» отлетело хвостовое оперение, и он стал разваливаться в воздухе. По советским данным, обломки вражеского бомбардировщика упали в районе Молотово — Шенгариевка.

Тем временем, успешно действовал и вылетевший на задание обер-лейтенант Шмидт. По немецким данным, в 9:55–10:00 по Москве он сбил по одному Ла-5 и Ил-2. Что касается «Лавочкина», то в указанное время (09:40-10:25) из вылета на сопровождение штурмовиков 5-го ШАК не вернулся лейтенант А.А. Рогунов из 88-го Гв.ИАП. По наблюдению экипажей, в ходе выполнения задания он отстал от группы и был атакован двумя Як-1, после чего пропал без вести. Можно было бы предположить, что однополчане спутали «Яки» с «Мессершмиттами», и Ла-5 стал 172-й победой Шмидта, однако с уверенностью об этом говорить нельзя. По советским данным, Рогунов был атакован «Яками» в районе посёлка Чупаховка, который находится к северо-востоку от г. Зеньков, в то время как заявка Шмидта приходится на район к юго-западу от указанного города.

Район на стыке Сумской и Полтавской областей между Зеньковом и Ахтыркой, над которым разворачивались описываемые события 5 сентября 1943 год

Вероятно, подтверждается заявка немецкого аса на сбитый штурмовик. По данным 5-го шак, вражескими истребителями был уничтожен один Ил-2 из 235-го шап, а ещё одна машина 264-й шад была подбита в воздушном бою и совершила вынужденную посадку. Однако и тут не всё до конца ясно. Так, местом гибели лётчика-штурмовика младшего лейтенанта А.Ф. Тудакова значится посёлок Лютенские Будища, что к юго-западу от Зенькова, в то время как указанный в немецких документах район гибели Ил-2 — план-квадрат 41592 — находится северо-восточнее города. Больше под заявку Шмидта подходит вышеназванный подбитый штурмовик 264-й шад, который совершил вынужденную посадку в районе Чупаховки.

По всей видимости, именно после одержанных побед Шмидт с ведомым заметили Варчука, атакующего «Юнкерсы». И немецкий ас решил сбить наглого «Ивана», мешающего пикировщикам. К счастью, опытный Варчук вовремя заметил атаку пары Bf 109 и вступил в бой. Вероятно, ведомый командира полка в ходе атаки на бомбардировщики оторвался от ведущего, поскольку в дальнейшем Варчук вёл бой с немцами в одиночку, стараясь оттянуть их на свою территорию.

Тень «худого». На осень 1943 года «Мессершмитт» Bf 109G-6 был основным истребителем люфтваффе

В какой-то момент схватки с двумя немцами, находясь над посёлком Лантратовка, советский лётчик вертикальным манёвром зашёл в хвост одному «Мессершмитту», когда тот пытался уйти вверх и повис, потеряв скорость. По докладу Варчука, он выпустил несколько очередей с дистанции 80–100 метров, после чего немец перевернулся и упал на берегу реки восточнее посёлка Малая Павловка. Вероятно, речь шла о ведомом Шмидта, который на самом деле сбит не был, хотя мог получить повреждение и выйти из боя. Судя по тому, что немецкий ас числился именно пропавшим без вести, его гибель ведомый не видел, а значит, в какой-то момент боя потерял своего ведущего.

После этого начался классический поединок один на один. Используя свои умения и манёвренность Bf 109G-6, Шмидт несколько раз пытался зайти «Лавочкину» в хвост, но прекрасно владеющий своей машиной Варчук всякий раз не давал противнику этого сделать, поэтому противники сходились в лоб. В ходе третьей атаки лётчики вели огонь друг по другу практически в упор — хотя указанные в наших документах 3-5 метра дистанции выглядят не совсем реально, вполне возможно, опытные противники с крепкими нервами действительно обстреляли друг друга с минимально возможного расстояния, едва успев после этого отвернуть.

В этом поединке удачливей оказался советский ас. Разминувшись с противником после обоюдного обстрела, Варчук развернулся — немца в воздухе больше не было. Сначала наш лётчик усомнился в своей третьей за бой победе — в журнале боевых донесений полка присутствует фраза «Ме-109, видимо, сбит», а в оперативной сводке 2-й воздушной армии третий противник значится как подбитый. Однако позднее наблюдавшие за поединком с земли, среди которых был помощник командира 291-й шад полковник В.Ф. Сапрыкин, рассказали о том, что произошло в смертельной атаке в лоб.

Гейнц Шмидт (в фуражке) в компании лётчиков и механиков авиагруппы II./JG 52

После того как истребители противников разошлись после встречной атаки, немец пролетел некоторое расстояние, затем перевернулся на спину, перешёл в штопор и рухнул на землю в районе посёлка Малая Павловка. Вероятно, выпущенный с близкой дистанции снаряд из пушки «Лавочкина» попал в кабину Шмидта, тяжело ранив или убив лётчика. Могилой аса стали для него обломки Bf 109G-6 W.Nr.15903 «Желтая 7». К счастью, немецкий ас в этом бою был не столь удачлив, хотя и сумел серьёзно повредить Ла-5 Варчука. Тем не менее, советский лётчик, «имея значительные повреждения самолета, благополучно произвел посадку на своем аэродроме».

Дважды до этого Шмидт числился пропавшим без вести, но каждый раз благополучно возвращался в часть. Однако после утреннего боя 5 сентября сослуживцы о нем больше ничего не слышали. Официально он числится не вернувшимся после воздушного боя в районе Зеньков — Котельва. Посмертно ему было присвоено звание гауптмана. Писарь группы унтер-офицер Людвиг Беннойт (Ludwig Bennoit) сделал запись:

«22-летний офицер и «король снайперов группы» пропал без вести. Жизнь и борьба по разгрому красного противника продолжалась. 6-й отряд возглавил лейтенант Липферт, бывший руководитель в Имперской службе труда, который со своими 20 победами в ходе небольшого количества вылетов сулил стать хорошим истребителем».

Некоторые источники утверждают, что Шмидт по ошибке был сбит своими же истребителями. Часто его гибель приписывают венгерским лётчикам. Стоит сказать, что венгры заявили в этот день лишь одну победу над истребителем — в районе Зенькова один сбитый Ла-5 записал на свой счёт 2-й лейтенант Лайош Тот (Lajos Tóth) из истребительной группы 5/I. Однако очень сомнительно, чтобы венгерские пилоты вели бой с немцами, при этом заявив сбитый лобастый «Лавочкин», который уж очень трудно спутать с «Мессершмиттом» Bf 109. Поэтому, по нашему мнению, это ни на чём не основанные спекуляции — советские документы и немецкие данные сходятся по району и времени боя, и можно смело утверждать, что Шмидт стал жертвой именно подполковника Варчука. Для советского лётчика это была 15-я и, как оказалось, последняя личная победа.

Гейнц Шмидт, парадное фото после награждения Рыцарским крестом с Дубовыми листьями

В своей известной серии книг «Истребительные соединения немецких люфтваффе с 1934 по 1945» немецкие историки во главе с Йохеном Прином (Jochen Prien) относительно мифа о гибели Шмидта от огня другого «Мессершмитта» однозначно заявляют: «Уже не представляется возможным выяснить происхождение этих данных; возможно, речь идет всего лишь о легенде, чтобы успешного лётчика-истребителя оставить в памяти непобеждённым, что, однако, не меняет итога».

Справедливости ради стоит сказать, что немцы в этот день сумели в некоторой степени отплатить той же монетой. Внезапной атакой гауптман Баркхорн сумел застать врасплох пару Ла-5 из 41-го Гв.ИАП во главе с опытным капитаном Н.Ф. Клепиковым, который участвовал в сопровождении бомбардировщиков 202-й БАД. В результате помощник командира полка по ВСС Николай Клепиков, на счету которого к этому моменту было 10 личных побед и минимум 15 в группе, пропал без вести, а его ведомый младший лейтенант М.И. Арсеньев получил ранение, но сумел вернуться на свой аэродром. Спустя две недели вышел указ о присвоении Клепикову звания Героя Советского Союза.

Итоги 5 сентября

Несмотря на трагическую концовку дня, советские лётчики добились в этот день примечательного результата — лишили вражескую группу опытнейшего лётчика. К моменту гибели немецкий «эксперт» в ходе около 700 вылетов одержал 173 победы. Если бы Шмидт продолжил сражаться на советско-германском фронте, он мог бы попить ещё немало крови наших авиаторов и, возможно, стать самым результативным асом не только своей группы, но и всей эскадры. К счастью в данном случае, история не знает сослагательного наклонения.

Командир 737-го истребительного авиаполка подполковник Николай Варчук, фото лета 1943 года

Это была самая значимая и болезненная потеря 2-й группы 52-й истребительной эскадры за период существования этого подразделения. За историю II./JG 52, пилоты которой записали на свой счёт более 3600 сбитых вражеских самолётов, Шмидт стал пятым по результативности лётчиком, уступив по общему числу побед лишь таким именитым асам, как Герхард Баркхорн (301 победа), Гельмут Липферт (203 победы), Вальтер Крупински (197 побед) и Йоганнес Штайнхофф (178 побед). При этом, в отличии от всех них, Шмидт всех своих побед добился, проходя службу в II./JG 52. В целом же, он вошёл в топ-30 асов люфтваффе и делил 26-27 места с ещё одной примечательной личностью, Эмилем «Булли» Лангом , о «феноменальных» успехах которого в боях под Киевом мы расскажем в одной из следующих работ.

К сожалению, ненадолго пережил своего противника и победитель дуэли Николай Варчук. Отважный лётчик был представлен командованием к званию Героя Советского Союза 12 июля 1943 года, однако примерить Золотую Звезду не успел — 21 сентября он разбился в авиакатастрофе при опробовании самолёта в воздухе. Указ о награждении вышел спустя неделю. Добившись своего главного успеха в небе родной Украины, Николай Варчук обрел здесь и своё последнее пристанище. Советский ас был похоронен на центральной площади города Ромны Сумской области.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится