Вестерплатте: прошлое знаменитого полуострова и эпизоды его героической обороны в 1939 году
0
1
0
62
просмотров
Бои за польский Военно-транзитный склад на полуострове Вестерплатте в сентябре 1939 года общепризнанно считаются первым сражением Второй мировой войны в Европе. Они стали настоящим символом польского участия в войне, хотя реальные события оказались во многом мифологизированы. Эта статья расскажет о том, как появился Военно-транзитный склад, в чём заключалась его ценность, и почему известное сражение до сих пор хранит немало тайн.

Оборона Вестерплатте в сентябре 1939 года считается одной из самых славных и героических страниц военной истории Польши. Для поляков этот подвиг стал настоящим символом Сентябрьской кампании, очень быстро превратившимся в романтическую легенду о горстке храбрецов, в безвыходной ситуации гордо бросивших вызов военной машине Третьего рейха. При всей известности событий в них до сих пор остаются «белые пятна» и загадки. Эта статья расскажет о важнейших эпизодах истории Вестерплатте до Второй мировой войны и в сентябре 1939 года, некоторые из которых малоизвестны широкой аудитории.

История Вестерплатте

Город Гданьск расположен в устье Вислы, поэтому узкий остров (с середины XIX века — полуостров) Вестерплатте издавна имел стратегическое значение, так как перекрывал проход из реки в море. Так, в мае 1734 года остров стал ареной сражения Войны за польское наследство между российской и французской армиями. Победа русских гарантировала им захват Гданьска, что стало серьёзным поражением для французского претендента на польский королевский престол Станислава Лещинского. В 1793 году Гданьск вошёл в состав Пруссии под немецким названием Данциг, а вскоре остров Вестерплатте вновь пережил два сражения: в 1807 году французы отбили его у пруссаков, а в 1813 году — русские у французов. Во всех случаях для победителей захват острова означал и контроль над городом.

Вестерплатте вновь оказался в центре большой политики после окончания Первой мировой войны. Возрождённое польское государство требовало свободного доступа к морю, и победившие державы Антанты симпатизировали этому желанию. Единственным крупным портом, на который могла претендовать Польша, объективно был только Данциг-Гданьск, однако заполучить его поляки не могли из-за абсолютного преобладания в городе немецкого населения (жители польской национальности составляли около 13%). Позиция великих держав в данном случае не позволяла Польше забрать землю силой подобно спорным Катовице или Вильно.

До конца Первой мировой войны Вестерплатте был популярным у жителей Данцига курортом, совсем не похожим на будущую военную базу

Как известно, победители Первой мировой войны решили сложный вопрос компромиссом. Критически важный для польской экономики Данциг стал Вольным городом под опекой Лиги Наций, где поляки могли контролировать ряд служб, обеспечивавших международную торговлю и коммуникации. Польша получила доступ к морю в виде узкого «коридора», изначально вообще не имевшего никакого оборудованного крупного порта (позднее там вырос город Гдыня). Вопрос контроля над портом Данцига обсуждался несколько лет, и решение также выглядело компромиссным. В марте 1924 года Лига Наций решила, что порт остаётся за немцами, но Польша имеет право оборудовать на полуострове Вестерплатте Военно-транзитный склад (ВТС) с портовым бассейном, который не будет подчиняться юрисдикции Вольного города. На территории ВТС мог размещаться вооружённый гарнизон, имевший следующие права:

«Охранять хранилища боеприпасов на территории Склада, охранять погрузку и выгрузку военных грузов в портовом бассейне и охранять территорию самого Склада».

Военно-транзитный склад в конце 20-х годов. Хорошо видна территория портового бассейна с сопутствующей инфраструктурой

Официально Польша вступила во владение Вестерплатте в октябре 1925 года, после строительства необходимой инфраструктуры и выселения местных жителей. В январе 1926 года на территории ВТС появился постоянный гарнизон из 22 человек, позднее увеличенный до 88 человек. Солдаты и офицеры разместились в зданиях бывшего курорта. Польские военнослужащие контролировали следующее хозяйство: портовый бассейн с шестью кранами, 3 складских здания и 19 хранилищ боеприпасов, железнодорожную линию с погрузочно-разгрузочным пунктом, телефонную станцию, электростанцию, артезианский колодец. В 1933-1936 годах на Вестерплатте были построены пять укреплённых караульных постов (фактически дотов) и бетонированные казармы (так называемые Новые казармы).

Формальное согласие на строительство военных объектов дал Сенат Вольного города Данцига, хотя на практике отношения между польским военно-политическим руководством и администрацией Вольного города неизменно оставались очень натянутыми. Символом постоянных конфликтов стал инцидент в феврале 1933 года, когда Сенат попытался ликвидировать нейтральную портовую полицию и передать её функции полиции городской. Поляки сочли это угрозой их правам на Вестерплатте, по личному приказу Юзефа Пилсудского гарнизон полуострова срочно усилили ротой морского десанта, переброшенного на транспортном судне ВМС. Потенциальный конфликт удалось погасить по итогам переговоров под эгидой Лиги Наций, вследствие чего сенаторы отменили своё решение.

Немецкая пропагандистская открытка 30-х годов, посвящённая «польской угрозе» Данцигу (отдельно выделен полуостров Вестерплатте)

В целом, статус Военно-транзитного склада на Вестерплатте наглядно демонстрировал то спорное и неоднозначное положение, в котором находился Вольный город Данциг. Для немецких националистов небольшой гарнизон выглядел ненавистным символом угнетения и «польской угрозы». Для поляков контроль над полуостровом имел высокую символическую ценность и являлся вопросом национального престижа, ведь им принадлежала хотя бы часть Гданьска (узкая полоса шириной от 200 до 50 м и длиной 2 км). Достаточно сказать, что к несению службы на Вестерплатте допускались военнослужащие, соответствовавшие высоким критериям, сформулированным Министерством военных дел (документ 1938 года):

«Служебные и моральные качества очень хорошие, польской национальности, не привлекавшиеся к судебной и дисциплинарной ответственности за нарушения воинской дисциплин и порядка, без вредных привычек и порочащих связей».

Приближается война

Весной 1939 года угроза войны между Польшей и Германией стала очевидной, и полуостров Вестерплатте был буквально обречён на роль одного из центров конфликта. К лету гарнизон ВТС состоял из 5 офицеров и 174 нижних чинов. Также на полуострове находились 8 гражданских служащих и 18 вольнонаёмных рабочих (в большинстве — офицеров и унтер-офицеров запаса). Должность коменданта склада с декабря 1938 года занимал майор Хенрик Сухарский. Другими офицерами были: капитан Францишек Домбровский — заместитель коменданта, начальник охраны; капитан Мечислав Слабый — доктор; поручик Леон Пайонк — командир восточного участка обороны; подпоручик Здзислав Кренгельский — командир западного участка обороны.

Слева — майор Сухарский весной 1939 года. Справа — капитан Домбровский летом 1939 года

Оборона Военно-транзитного склада строилась вокруг системы «площадок» — укреплённых позиций, получивших условные названия «Пром», «Вал», «Форт», «Дейка», «Лазенки», «Электровня» и «Пжыстань». Помимо винтовок и пистолетов, гарнизон имел в наличии 41 пулемёт (16 тяжёлых и 6 лёгких «максимов», 17 ручных «браунингов») и большой запас гранат. Артиллерия состояла из одной 75-мм полевой пушки wz.1902/26, двух 37-мм противотанковых пушек wz.36 и четырёх 81-мм миномётов. Какие-либо адекватные средства ПВО у гарнизона отсутствовали. Существовавшие до войны планы поддержки защитников Вестерплатте силами Войска Польского ориентировались лишь на локальную провокацию и в условиях большой войны оказались в принципе нереализуемыми. У польских историков общепринятым считается мнение, что оборона ВТС изначально рассчитывалась только на 12 часов противостояния. Вопрос о том, знал ли Сухарский и его офицеры о невозможности оказания им эффективной помощи, до сих пор остаётся дискуссионным.

Немцы к августу 1939 года подготовили необходимые силы для захвата польских владений в Вольном городе. Местные силы СС были полностью реорганизованы, усилены переброшенными из Германии кадровыми военными и получили тяжёлое вооружение. «Хеймвер Данциг» превратился в полноценное воинское формирование численностью 1500 человек, имевшее на вооружении бронеавтомобили и артиллерию различного назначения — от 20-мм зениток до 105-мм гаубиц. К ведению боевых действий подготовилась и полиция Вольного города, находившаяся под полным контролем нацистов. Командовал объединёнными силами СС, вермахта и полиции генерал-лейтенант Фридрих-Георг Эберхардт. Считается, что ему подчинялись не менее 2000 человек, имевших более 60 артиллерийских орудий и 100 пулемётов. В ходе осады Вестерплатте в распоряжении генерала Эберхардта появились отряд штурмовых сапёров с огнемётами и, по некоторым данным, батарея тяжёлых 210-мм гаубиц.

Немецкий аэрофотоснимок территории Военно-транзитного склада, датированный 1936 годом. Красными чернилами отмечены укреплённые позиции, в центре — комплекс Новых казарм

Кригсмарине выделило для операции броненосец Schleswig-Holstein — старый корабль 1908 года постройки, вооружённый четырьмя 280-мм, десятью 150-мм и четырьмя 88-мм орудиями. Для действий на суше предназначалась 1-я штурмовая рота из 224 морских пехотинцев. Позднее в осаде участвовали ещё два старых корабля времён Первой мировой войны — учебный корабль (бывший миноносец) Т-196 и плавбаза тральщиков Von der Groeben, вооружённые 105-мм морскими пушками. Общее командование силами ВМС осуществлял командир Schleswig-Holstein капитан цур зее Густав Кляйнкамп. Поддержку с воздуха в ходе осады Вестерплатте обеспечивал 1-й воздушный флот люфтваффе (командующий — генерал авиации Альберт Кессельринг), 1-я воздушная дивизия которого могла выделить 60 пикирующих бомбардировщиков Ju 87.

Семь дней боёв

25 августа броненосец Schleswig-Holstein прибыл в Данциг с официальным визитом вежливости. Корабль находился в так называемом Новом порту напротив Вестерплатте, откуда 1 сентября в 4:47 (или 4:48) открыл огонь главным и вспомогательными калибрами по польским позициям. Общепризнанно эти залпы считаются первыми выстрелами Второй мировой войны в Европе (хотя примерно в те же минуты «Хеймвер Данциг» атаковал здание польского почтамта). Огонь с перерывами вёлся до 9:28, броненосец выпустил 96 снарядов калибра 280 мм, 407 снарядов калибра 150 мм и 366 снарядов калибра 88 мм. После войны стало известно, что немецкие моряки почему-то не располагали точными разведданными, и обстрел оказался малоэффективным. Один из морских пехотинцев вспоминал:

«Наши офицеры и мы вообще понятия не имели о том, как укреплён Вестерплатте. Не знали мы и о силах противника. Всё, чем мы располагали, это был старый план в масштабе 1:1000. На нём не было обозначено никаких военных укреплений. Нам даже не показали фотографий с воздуха».

Броненосец Schleswig-Holstein обстреливает Вестерплатте 1 сентября 1939 года (немецкая кинохроника)

Сразу же после начала обстрела 1-я штурмовая рота кригсмарине и эсэсовцы «Хеймвер Данциг» атаковали Вестерплатте со стороны узкого сухопутного перешейка, на оборонительной позиции «Пром» поручика Пайонка. По итогам двухчасового боя полякам удалась отразить наступление, в частности благодаря использованию 75-мм пушки, подавившей пулемётные гнёзда противника. После того как на площадке «Пром» сконцентрировался огонь броненосца, около 8:30 началась повторная атака. Снарядом с Schleswig-Holstein была уничтожена 75-мм пушка, но продолжали вести огонь миномёты и пулемёты из караульных №1, №2 и №5. Несмотря на энергичный натиск, второй штурм захлебнулся к полудню. Поляки потеряли 4 человека убитыми и от 4 до 10 ранеными, немцы — до 20 человек убитыми и около 100 ранеными. Достоверно известно, что при штурме площадки «Пром» смертельное ранение получил командир 1-й штурмовой роты оберлейтенант Вильгельм Хеннингсен. Польский командир поручик Леон Пайонк был тяжело ранен пулей в живот, но выжил.

Долгое время немцы не атаковали, ограничившись артиллерийскими обстрелами и беспокоящим пулемётным огнём. Неожиданно сильное сопротивление защитников Вестерплатте и желание как можно скорее объявить о «воссоединении Данцига с Рейхом» требовали решительных мер. Поскольку артиллерия Schleswig-Holstein не оправдала ожиданий, корабль переключился на обстрел целей в районе Гдыни. Порт Данцига он при этом не покидал из-за угрозы польских субмарин в открытом море. 2 сентября между 18:00 и 18:40 удар по Вестерплатте нанесли 58 пикирующих бомбардировщиков Ju 87B и, вероятно, 3 бомбардировщика He 111Е. Самолёты сбросили 258 фугасных и зажигательных бомб общей массой 26,5 т (в налёте использовались бомбы массой 50, 250 и 500 кг). Командир площадки «Электровня» плутоновы Михал Гавлицкий вспоминал:

«Налетели пикировщики, штукасы, и тогда начались Содом и Гоморра. Казармы вообще пропали из виду в облаке пыли и обломков, поднявшемся над казармами. Вокруг была пыль красного цвета, наверное, от кирпичей. И те облака светились со всех сторон от зажигательных бомб, особенно со стороны «едынки» и «пёнтки» (караульные №1 и №5 — прим. автора). Зажигательные бомбы горели с потрясающе ярким блеском».

Бомбардировка Вестерплатте 2 сентября 1939 года (немецкая аэрофотосъёмка)

Последствия мощного авиаудара оказались значительными. Прямым попаданием авиабомбы была разрушена укреплённая караульная №5, погибли не менее 6 находившихся там польских солдат. Также разрушенными оказались четыре укреплённых хранилища боеприпасов, сильные повреждения получило здание Новых казарм и ряд других объектов (водопровод, кухня, радиостанция). Погибли все четыре имевшихся у поляков миномёта. Следствием бомбёжки стал упадок боевого духа оборонявшихся, но истинный ход событий вечером 2 сентября до сих пор остаётся загадкой. Несколько часов после немецкого авианалёта являются одной из главных тайн Вестерплатте, произошедшие тогда события озвучиваются на уровне догадок и предположений. В последние десятилетия в Польше популярно мнение, что гарнизон на какое-то время погрузился в хаос и находился на грани капитуляции.

Согласно этой точке зрения, майор Сухарский по итогам бомбардировки счёл дальнейшую оборону невозможной — он приказал сжечь документы и прекратить сопротивление (и даже будто бы поднять над казармами белый флаг). Считается, что капитан Домбровский оспорил решение командира и при поддержке других офицеров потребовал продолжать оборону. Согласно некоторым другим интерпретациям событий Сухарский испытал контузию или нервный срыв, из-за чего Домбровский временно принял на себя фактическое командование гарнизоном. Встречаются также утверждения, что отдельные польские солдаты поддались панике и трёх-четырёх из них якобы застрелили собственные командиры. Впрочем, в основе этой картины событий лежат озвученные спустя десятки лет воспоминания и предположения, достоверность которых признана не всеми историками.

Разрушенная прямым попаданием авиабомбы караульная №5, на заднем плане — офицерская вилла. Немецкое фото сентября 1939 года
Немецкие моряки осматривают воронку от авиабомбы в районе Новых казарм (на заднем плане). Сентябрь 1939 года

Как бы то ни было, защитники Вестерплатте продолжили сопротивление. Особый драматизм происходящему придавало то, что Данциг уже к вечеру 1 сентября полностью находился в немецких руках, незамедлительно начались репрессии против польского меньшинства в городе. Тем временем польская армия «Поморье» была разбита за несколько дней, так что ни на какую помощь гарнизон рассчитывать не мог в принципе. Солдаты и офицеры Военно-транзитного склада оказался в глубоком тылу у немцев. В таких обстоятельствах их борьба уже в первые дни войны приобрела не практическое, а, скорее, символическое значение. Знаменитой стала фраза из сводок польского радио «Вестерплатте продолжает сопротивление» («Westerplatte broni się nadal»).

С 3 сентября удерживаемая поляками территория находилась под постоянным артиллерийским и пулемётным огнём. За счёт использования гаубиц и контроля высотных зданий в Новом порту немцы полностью простреливали территорию полуострова. 4 сентября польские позиции обстреляли с моря корабли T-196 и Von der Groeben, но значительного эффекта обстрел не имел. В ночь с 5 на 6 сентября необычная попытка атаки была предпринята со стороны железнодорожной линии: немцы с помощью локомотива запустили по ней вагон-цистерну с нефтью, чтобы поджечь лес на полуострове. Оборонявшиеся расстреляли цистерну огнём из 37-мм противотанковой пушки и пулемётов. Днём 6 сентября немцы запустили ещё две цистерны, но также безрезультатно.

Следы обстрелов и бомбардировок Вестерплатте. Вид в сторону портового канала и Нового порта. Немецкое фото сентября 1939 года

На рассвете 7 сентября немцы предприняли попытку решительного штурма. Огонь по Вестерплатте вновь открыл броненосец Schleswig-Holstein, находившийся на территории порта в районе крепости Вейксельмюнде (Вислоустье). Атаку поддерживали вооружённые огнемётами сапёры. Наступавшие дошли до восточной линии дотов (караульные №1, №2 и разрушенная караульная №5), но не смогли преодолеть её, хотя и повредил караульную №2. Несмотря на временный успех, ситуация для защитников складывалась крайне тяжёлая. После пятичасового боя в 10:15 майор Сухарский приказал прекратить сопротивление и направился на переговоры с немецким командованием. Гарнизон подчинился приказу и собрался у здания казарм, где был поднят белый флаг. Затем солдаты и офицеры организовано сдались в плен. Победители обращались с побеждёнными корректно, в знак уважения к противнику генерал-лейтенант Эберхардт оставил майору Сухарскому его саблю. Над Военно-транзитным складом торжественно подняли немецкий флаг.

Майор Сухарский накануне церемонии капитуляции 7 сентября
Защитники Вестерплатте в плену, 7 сентября 1939 года

Итоги сражения

Капитуляция защитников Вестерплатте стала ещё одним спорным эпизодом обороны. Сторонники ревизионистских взглядов полагают, что сопротивление могло продолжаться, а Сухарский продемонстрировал малодушие и отсутствие воли к борьбе. Их оппоненты, придерживающиеся традиционных взглядов на события, подчёркивают, что военной целесообразности оборона уже не имела, и её символическое значение не оправдывало неизбежных массовых жертв. Традиционно одной из главных причин капитуляции называется исчерпание запасов воды и медикаментов, что делало невозможным оказание помощи раненым, которым угрожала гангрена. Также, по некоторым оценкам, заканчивались боеприпасы к стрелковому оружию (в первую очередь, к пулемётам).

Точная цифра потерь в боях за Вестерплатте не известна ни для польской, ни для немецкой стороны. Поимённо названы 15 погибших защитников, также немцы вскоре после пленения расстреляли радиотелеграфиста гарнизона (как считается, за отказ выдать шифры). Но общее число погибших с польской стороны может превышать 20 человек — исследования этого вопроса продолжаются и сейчас. Не менее 13 человек получили тяжёлые ранения, от 20 до 40 — лёгкие. С немецкой стороны погибли около 50 человек, причём большинство из них составляли морские пехотинцы 1-й штурмовой роты (до 27 человек). Потери немцев ранеными, как считается, составили от 120 до 150 человек. Звучащие иногда оценки потерь немецкой стороны в 300-400 человек убитыми и ранеными выглядят крайне неубедительно.

Раненые защитники Вестерплатте 7 сентября 1939 года. Крайний слева — поручик Леон Пайонк, героически руководивший обороной площадки «Пром» в первые часы войны

Оборона Вестерплатте из военного события быстро стала символом. Для немцев захват полуострова означал уничтожение ненавистных следов польского присутствия в Данциге, столь обидного для нацистов. Неудивительно, что победа широко рекламировалась пропагандой, а 21 сентября 1939 года сам Адольф Гитлер посетил бывший Военно-транзитный склад. Фюрер внимательно осмотрел следы недавних боёв и выслушал комментарии победителей. В свою очередь, для поляков Вестерплатте уже непосредственно в дни обороны оказался ярчайшим примером сопротивления агрессору. Подвиг гарнизона превратился в воплощение стойкости и достоинства перед лицом неизбежного поражения.

Судьба Вестерплатте после сентября 1939 года, образ сражения в коллективной памяти польского народа и мемориализация героической обороны — интересные вопросы, требующие отдельного рассмотрения. Мы расскажем о них во второй статье этого цикла.

Продолжение следует: Вестерплатте: от пропагандистских мифов до проектов создания современного музея

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится