Мужчины в жизни барыни из «Муму», матери Тургенева
403
просмотров
Когда Толстой писал «Анну Каренину», он не выдумывал какую-то уникальную женщину, у которой в жизни был не только муж. Фактически, хотя женились только раз, за жизнь женщины вступали в несколько отношений. Это приводило к запутанным историям.

Известно, что Иван Тургенев постоянно общался со Львом Толстым. Время от времени они ссорились навсегда – и всё же продолжали общение. Людьми они были действительно разными, так что трудно не задаться вопросом – что их вообще могло связывать, кроме, конечно, факта дворянства и писательского ремесла? В конце концов, не бросались же они тесно общаться с каждым, кто был и дворянином, и писателем?

В народе бытует такое выражение – «родство по греху». В наше время, когда люди разводятся относительно легко, оно исчезло, как исчезло из обихода и слово «незаконнорождённый». Родство по греху – это когда двое знают, что их родители друг с другом изменяли своим супругам. Выяснялось такое всегда случайно и без достаточных подробностей, так что нельзя было сказать точно, как давно длится адюльтер или сколько раз он произошёл по случаю.

Сергей Тургенев, отец писателя

Дети «согрешивших» всегда держали в уме, что могут оказаться братьями и сёстрами, и относились друг к другу соответственно: избегали заводить романы и жениться, а также нередко постоянно удерживали друг друга в поле зрения или даже тесно общались. К родству, даже возможному, относились в старые времена серьёзно.

В том, что касается Тургенева и Толстого, вернее было бы употребить словосочетание «свойство по греху». Всё дело было в Софье Андреевне Толстой, жене Льва Николаевича. Или в Варваре Петровне Тургеневой, матери Ивана Сергеевича. Тут ведь с какого конца за эту историю браться.

Статус: всё сложно

Как известно, Лев Николаевич и Софья Андреевна никогда друг другу не изменяли. А у Ивана Сергеевича личная жизнь, напротив, была несколько запутана. Так, например, одно время он очень увлекался сестрой Толстого Марией Николаевной. Те, кто читал толстовские «Детство», «Отрочество», «Юность» запомнили её как Любочку. А вот у Тургенева в «Фаусте» она была Верочкой.

Мария Николаевна была замужем за своим троюродным братом Валерианом Петровичем. Вообще такие близкие по родству браки не поощрялись, про них говорили всякое – и что дети больными родятся, и что они за грех свой прокляты и счастливыми не будут. Естественно, для венчания троюродных брата и сестры сначала получали разрешение церкви. Толстые его получили, но брак оказался действительно не то, чтобы проклятым – в общем, несчастливым. Валериан постоянно изменял жене и не слишком это скрывал. Так что когда Тургенев стал подавать все признаки интереса к Толстой, та взяла детей и ушла от мужа.

Иван Тургенев

Увы, Тургенев вовсе не собирался вступать с Марией Николаевной в какие-либо отношения. Он выбрал её своей музой. Подальше от воспоминаний о неприятном объяснении с ним на эту тему, Мария Николаевна уехала с детьми в Швейцарию и там нашла себе нормального любовника, французского виконта, от которого родила дочь Елену.

Запутанность личной жизни Ивана Сергеевича на уроках литературы если поминается, то подаётся как редкое исключение. На самом деле в ту эпоху они были как раз вариантом нормы. Личная жизнь матери Ивана Сергеевича была не менее запутана и, собственно, и стала причиной того самого родства по греху.

Дядина выученица

О матери Тургенева мы узнаём ещё классе в пятом, когда нам рассказывают, что жестокая барыня из «Муму» списана именно с неё. Да, мать Тургенева была склонна к насилию над личностью – от неё лучше было в зависимости не находиться. Но это было лишь следствием того насилия, которое она перенесла подростком. Так бывает, увы, часто, до того звена цепи насилия, которое, наконец, самостоятельно решит не передавать свой ужасный опыт дальше.

Варенька Лутовинова родилась после смерти отца. Мать её слегла в жесточайшей депрессии, и за девочкой лет до восьми присматривали тётки. А потом жизнь совершила крутой поворот – мама нашла нового мужа, и вместе с ней Варенька поехала жить к нему. Нельзя сказать, что за это время мать справилась с подавленным состоянием. Быть может, потому и не могла защитить дочь. Жизнь девочки состояла из унижений и телесных наказаний. Когда же ей исполнилось шестнадцать, её мать умерла. Расцветающая девушка осталась наедине с садистом-отчимом. Как часто бывает в таких случаях, первым же порывом Варвары было бежать.

Варе повезло. Когда она явилась к своему дяде по отцу, Ивану Ивановичу, закоренелому холостяку, тот не сослал её с глаз долой подальше и не вернул под власть отчима. Он не только принял девочку-подростка, на явление которой вообще никак не рассчитывал, но и взялся оплачивать её образование (или воспользовался предлогом, чтобы взять в дом молодую гувернантку, кто знает). Параллельно он давал своё образование, домашнее – учил тому, что знал сам. Так Варенька лихо научилась скакать верхом в мужском седле и мужском же костюме, играть в бильярд, стрелять из карабина. Ей это было к лицу – по единодушному мнению современников, внешность у девушки была грубоватая. К тому же и характер её сильно испортился от общения с отчимом, и это отпечаталось в лице.

Увы, женихов ни дядюшкино воспитание, ни внешность Варвары не привлекали. В двадцать шесть, когда дядя умер и оставил Вареньке всё своё (к слову, немалое) состояние, она считалась уже безнадёжной старой девой – из сочетания возраста, внешности и характера. Тем не менее, Лутовинова решила поставить на своё приданое, или, точнее, на свою собственность – по российским законам, автоматически после свадьбы мужу она не доставалась, хотя многие молодые жёны под влиянием романтических чувств сами переписывали всё на супругов.

Варвара Тургенева

Варвара Лутовинова была обладательницей тысяч и тысяч крепостных, не менее шестисот тысяч рублей одними только деньгами, десятков пудов серебряной посуды и приборов, нескольких усадеб... Вооружившись золотой удочкой, Варвара пошла ловить женихов. Активность она проявлять не боялась – не так была дядей воспитана. Она принялась обихаживать молодых – моложе её, что тогда было почти нонсенсом – гусаров и кавалергардов, пыталась заинтересовать их богатыми подарками, обещаниями комфортной жизни. В конце концов в её сети попал молодой кавалергард Сергей Тургенев, юноша исключительной красоты и исключительной финансовой нужды.

Дошло до греха

Хотя многие считали, что мужа себе Лутовинова купила и со своим властным характером будет поедом его есть, поначалу семейная жизнь Тургеневых складывалась даже счастливо. «Дикость» манер Варвары, похоже, обернулась пылкостью в любви – что ещё надо молодому мужчине в обществе, где в отношения вступить непросто?

Через пять лет, моментально (не благодаря ли деньгам жены?) дослужившись до полковника, Сергей Тургенев вышел в отставку. После этого с тремя родившимися один за другим сынишками Тургеневы отправились в турне по Европе. Однако позже, когда они ради образования сыновей начали жить в Москве и пошла унылая рутина, между ними наступил разлад. Фактически, они очень быстро перестали жить как муж и жена и открылись для новых отношений. 

Одни из отношений отца стали сюжетной основой для повести Ивана Тургенева «Первая любовь». Там он вывел историю, героем которой стал сам – когда влюбился в молодости в обворожительную соседку, княжну Шаховскую, только чтобы обнаружить, что она состоит в любовной связи с его отцом.

Варвара, однако, в своей спальне принимала не соседей. Вообще интриги приличные женщины того времени чаще всего заводили с тремя типами мужчин: секретарями мужей, гувернёрами сыновей и молодыми докторами, вхожими в семью. Любовник Тургеневой относился к третьим. Он лечил её мужа. Врач из русских немцев, Андрей Берс, был много младше Варвары – как и её муж, и точно так же удивительно красив. Кто знает, подарками она склонила мужчину к связи или его тоже увлекла её пылкость, но итогом посещений врача стало появление на свет девочки Вари. Которую, конечно, тут же объявили подобранной сиротой, взятой на воспитание.

Андрей Берс через много лет женился и стал отцом Софьи Берс, которая, в свою очередь, вышла замуж за Льва Толстого. «Сиротку» Варечку всё детство баловали – это вызывало острую зависть братьев, с которыми мать была достаточно жестка, а отец – совершенно равнодушен. Фамилию ей дали крёстного отца, соседа. В отличие от мамы, надо сказать, Варя-младшая в девичестве не засиделась – она была хороша, как отец, и получила неплохое образование за счёт матери. Уже в семнадцать лет она стала госпожой Житовой, помещицей. Правда, семью Житовых назвать состоятельной было нельзя. Когда Варвара Николаевна (по крёстному отцу) стала вдовой, брату пришлось ей помогать.

Воспитала Варвара Тургенева и ещё одну незаконнорождённую девочку. Сыновья её отличались болезненной честностью по отношению к первым своим партнёршам – по обычаю времени, девушкам из низов. Старший сын женился на камеристке. Варвара от него отреклась, лишила наследства и, когда обнаружила, что второй сын намерен жениться на белошвейке, надавила на него со всей своей силой, чтобы Иван от своей любимой отступился. И он, увы, отступился.

Белошвейка уехала и родила в отдалении от молодого барина девочку. Ребёнка почти сразу забрала Варвара Петровна. Она ни слова не сказала сыну о том, что он стал отцом и о том, что в его родном доме живёт его родной ребёнок. О существовании маленькой Пелагеи в результате Иван Сергеевич узнал, только когда девочка достигла восьмилетнего возраста. Он немедленно забрал её и отослал на воспитание в семью Виардо, где её стали называть Полиной. Притом сам он приехал во Францию, проведать обеих Полин, только через шесть лет после этого.

В семнадцать Полина вышла замуж за молодого предпринимателя Брюэра. У пары родилось двое сыновей, но вскоре особенности характера Брюэра привели к тому, что он растратил всё немаленькое приданое жены, разорил собственный бизнес, а жене с детьми пришлось скрываться от него в Швейцарии – в этом ей помог отец. Сыновья Полины Брюэр собственных детей не завели, так что линия Тургенева на этом прервалась.

Варвара Житова стала учительницей в школе для девочек. Учительницей была и её единственная дочь Надежда Дмитриевна Змиёва – в гимназии, и даже сделала внутри гимназии неплохую карьеру. Она вырастила трёх сыновей, Андрея, Льва и Дмитрия. Ещё два ребёнка умерли у неё на руках маленькими. В советское время Змиёва работала педагогом в детском доме.

Младший её сын, Андрей, был страстным лошадником и уехал из родных мест куда-то на юг, вероятно – связал свою жизнь с коневодством. Следы его затерялись. Средний, Лев, преподавал в гимназии и состоял под надзором полиции из-за социалистических взглядов. В советские годы он продолжал преподавать, только переехал в Москву. Он был женат, но детей у них с женой не было.

Младший, Дмитрий, стал кадровым офицером. После революции перешёл на сторону красных, участвовал в Гражданской. Его дочь Елена выросла в Рязани, фактически её подняла бабушка Надежда Дмитриевна. В тридцатые Дмитрия Змиёва репрессировали, как бывшего царского офицера, так что его мать старалась не поддерживать связи с другими сыновьями – чтобы не привлекать к ним внимания. Елена, как и бабушка с прабабушкой, стала педагогом, вышла замуж, родила двух детей. Её сын Михаил Жёлудов стал историком, доцентом университета в Рязани, а дочь Ирен – врачом в Нижнем Тагиле.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится