История одной фотографии: юный голландский кадет в окружении двух немецких парашютистов
270
просмотров
Чёрно-белые фотографии прошлых лет нередко скрывают очень интересные истории. На снимке из далёкого 1940 года — юный голландский кадет стоит в окружении двух немецких парашютистов. На лице его — уныние и печаль. Ещё бы, ведь его подвела госпожа удача.

Война приходит в Голландию

В годы Первой мировой войны Нидерланды смогли сохранить свой нейтралитет и остаться в стороне от мировой бойни. Как бы странно это ни звучало, но в активные участники Второй мировой страну тюльпанов и ветряных мельниц втянул неумолимый прогресс.

Развитие ВВС в межвоенный период заставило немцев взглянуть на северо-западного соседа другими глазами.

В случае войны с Великобританией стратегическое значение Голландии становилось очень важным. Расположенные там аэродромы могли использоваться как немцами для налётов на Великобританию, так и англичанами для нанесения ударов по Рурскому промышленному району.

В окончательной редакции плана «Гельб» для захвата нейтральных Нидерландов выделялась 18-я полевая армия. Её задачей была стремительная оккупация страны, после чего высвободившиеся войска следовало перебросить в Бельгию.

Удар с воздуха

Удар с воздуха Немецкие парашютисты приветствуют поддерживающий их Ю-87, Голландия, 1940-й

Особенности голландского театра военных действий заставили немцев провести беспрецедентную по масштабам воздушно-десантную операцию, включавшую две масштабные высадки.

Первая проводилась в районе Гааги, где находились правительство Нидерландов, королевская семья, штаб вооружённых сил. Её целью было обезглавить голландскую армию, сковать власти и «принудить к миру» одним ударом.

Вторая высадка пришлась на ключевые пункты голландской обороны: в Мурдейке, Эйвенхердте, Дордрехте, Ваалхавене и Роттердаме. Задачей этой высадки был захват цепи мостов и открытие дороги войскам 18-й армии в сердце страны.

Немцы не ожидали серьёзного сопротивления. Командир 22-й дивизии генерал фон Шпонек, высаживавшийся в Гааге, вёз с собой в самолёте парадный мундир, в котором собирался принимать капитуляцию королевы Нидерландов.

У Шпонека, кстати, вообще дальнейшая военная карьера не сложилась — он профакапил десант РККА в Крыму под новый 1942 год, и полетел с должности, а летом 44-го его вообще расстреляли после покушения на любимого фюрера.

Остров Дордрехт

Остров Дордрехт Голландия, 1940 год. На фото — парашютисты 7-й авиадивизии, на указателе видно направление на Дордрехт

Остров Дордрехт условно можно разделить на две части — собственно одноимённый город, расположенный на севере острова, и равнина к югу от него. Через остров с юга на север проходит важное шоссе, которое начинается от мостов в Мурдейке и заканчивается на мостах в Дордрехте, ведущих на остров Иссельмонд. Именно по этому шоссе в сердце страны должна была прорваться 9-я танковая дивизия.

Захват острова возложили на 1-й батальон 1-го парашютного полка вместе со всеми полковыми частями. Непосредственно руководил операцией «первый десантник рейха» — полковник Бруно Бройер.

На земле немцам противостояли части голландской крепостной бригады «Кил», на острове размещались два батальона 28-го пехотного полка и 17-й артиллерийский полк.

Численно голландские солдаты превосходили немцев в несколько раз, однако они были совершенно не готовы к внезапному нападению в первый же день войны.

В обычных условиях враг при самых плохих раскладах должен был подойти к линии обороны бригады через два-три дня после начала войны. Десятого мая 1940 года немцы в буквальном смысле этого слова свалились голландцам на головы.

Хаос и паника

Хаос и паника Разбитый штаб бригады голландцев в усадьбе Амстелвийк

С точки зрения немцев, высадка парашютистов на остров Дордрехт прошла неудачно: пилоты самолётов потеряли ориентировку и разбросали десантников практически по всему острову. С другой стороны, гитлеровцы совершенно внезапно оказались повсюду: группа десантников разгромила штаб голландской бригады и обезглавила войска противника на острове — теперь все сражались сами по себе.

В этой ситуации прекрасно подготовленные немецкие парашютисты находились в выигрышной позиции в сравнении с голландскими резервистами, застигнутыми врасплох в своих казармах. Значительная часть нидерландских солдат даже не успела получить оружие. Роты и батальоны голландцев рассеялись на отдельные группы, которые совершенно не представляли, что происходит и что им надо делать.

Кадет Майерс, настал ваш час

Одной такой группой, состоявшей из 60 человек пехотной роты 28-го пехотного полка, командовал кадет Майерс.

Фактически это был курсант, проходивший практику в пехотной роте.

Внезапное нападение рассеяло роту, командир получил ранение, но оставшийся сам по себе кадет не растерялся и сумел организовать вокруг себя примерно половину личного состава подразделения.

У новоиспечённого командира было две проблемы. Во-первых, он совершенно не представлял, что ему делать дальше, а во-вторых, у его людей практически не было боеприпасов.

Отряд занял круговую оборону около нескольких дамб в ожидании хоть каких-то приказов. Он располагался в стороне от дорог, не привлекая внимание немцев, хозяйничавших на острове. Утром 11 мая над расположением группы пролетело несколько немецких самолётов и в воздухе распустились купола парашютов.

Мы принимаем бой

Мы принимаем бой Немецкие парашютисты в бою

Немцы на острове Дордрехт отчаянно нуждались в подкреплениях. Резервов у них было немного, и на помощь Бройеру направили резервную роту полка под командованием оберлейтенанта Молла. В этом подразделении служили новобранцы, проходившие курс молодого бойца, однако они уже могли использовать парашют, поэтому их без сомнений бросили в бой.

Половина отряда не долетела до цели — три самолёта сбили голландцы. Оставшиеся 70 человек были сброшены прямо на расположение группы Майерса.

Голландцы открыли огонь по спускающимся с неба парашютистам, убив и ранив нескольких человек. Несколько немцев, включая командира роты, приземлились аккурат на позициях нидерландцев и были взяты в плен. Майерс поручил пленного оберлейтенанта своему сержанту под персональную охрану.

Разгорелся бой, в котором ни одна из сторон не имела преимущества — фрицы были дезорганизованы и рассеяны, а у голландцев было мало боеприпасов.

В один момент Майерс обнаружил, что пленного офицера нет.

Незадачливый сержант объяснил командиру, что отпустил немца под честное слово.

Тот обещал прекратить огонь и вернуться. Разумеется, Майерс был недоволен поступком подчинённого, однако патроны уже заканчивались, а потому прекращение огня было бы весьма кстати.

Оберлейтенант Молл действительно обошёл всех своих людей, приказав им прекратить огонь, после чего под белым флагом вернулся к голландцам.

Пари

Молл предложил Майерсу следующее: стороны прекращают огонь, собирают раненых и оказывают им первую помощь. Затем бой не возобновляется, а при появлении войск голландцев или немцев противная сторона в полном составе капитулирует. Поскольку у голландцев практически не оставалось патронов, кадет согласился.

Солдаты собрали раненых и убитых (около тридцати человек раненых и шесть убитых — пять немцев и один голландец), после чего противники уселись около дома в абсолютной гармонии. На ночь были выставлены совместные посты. Утром у дома появились немцы, и кадет, в соответствии с условиями соглашения, сдался со всеми своими людьми.

Голландские исследователи считают, что Молл сжульничал, отправив несколько своих людей в Тведе Тол сообщить о ситуации и прислать подмогу.

13 мая 1940 года. Парашютисты приветствуют прорвавшихся к ним танкистов. Крайний справа — оберлейтенант Молл

В знак уважения Молл разрешил голландцам не разоружаться (патронов у них всё равно почти не было) и противники в одном строю пошли в Тведе Тол, где располагался штаб 1-го парашютного полка.

Отряд вооружённых голландских солдат, маршем вошедших в деревню, шокировал командира немецкого полка, наткнувшегося на них во дворе своего штаба.

Он приказал оберлейтенанту не ломать комедию, пленных немедленно разоружить и загнать в подвал. Только кадету разрешили оставить снаряжение и холодное оружие. Именно в этот момент беспристрастная камера поймала в свой объектив недавних противников, сохранив этот миг для истории. Одного ждал лагерь для военнопленных, другого — долгая и кровавая война.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится