Мифы о реактивных истребителях Гитлера.
87
просмотров
Третий рейх в свои последние годы имеет очень противоречивый образ в массовом сознании. С одной стороны, это уже обречённое преступное государство, а с другой — страна с немыслимым уровнем технологий, особенно в авиации. Многие уверены, что немцы опережали своих противников чуть ли не на десятилетия. Но так ли это? Мы разобрались.

Основа мифа о суперавиации рейха достаточно проста и, на первый взгляд, убедительна. В конце войны у Германии уже стоял на вооружении передовой истребитель Ме.262, который на голову впереди не только поршневых самолётов, но и своих реактивных противников. А в прототипах — машины, ничем не уступающие первому послевоенному поколению реактивной авиации (самые известные представители — МиГ-15 и F-86 Sabre). Более того, на чертёжных досках уже вырисовывались сверхзвуковые истребители, для них исследовались крыло изменяемой стреловидности и дельтообразное крыло. После Второй мировой страны-победители утащили наработки немцев к себе — чем и объясняется резкий прогресс реактивной авиации после войны. Когда кончились «ворованные» технологии, процесс замедлился.

Мало того, для Ме.262 разрабатывался вариант использования по-настоящему стреловидного крыла (проект обозначался HG от Hochgeschwindigkeit — высокоскоростной). Разогнать опытный самолёт до нужных скоростей должны были два дополнительных мотора

И вроде бы ни с чем тут не поспоришь. Ме.262 есть? Есть. Вот он — красивый, обтекаемый, даже с некоторым намёком на стреловидное крыло. А вот проект Та.183 — издалека он очень похож на МиГ-15 (и в большинстве источников, не стесняясь, прямо говорят, что МиГ с него и скопирован). Или взять проект Р.1101 с крылом изменяемой стреловидности — его даже достроили американцы и испытывали у себя. В наличии и работы над дельтовидным крылом, которое, правда, успели испытать только на планерах.

Так что, всё сказанное выше правда?

Истребитель Та.183 очень любят изображать с управляемыми ракетами «воздух-воздух» Х-4. Вот только никаких подтверждений, что они могли применяться со скоростных реактивных истребителей, нет

Тупиковая ласточка

Тут и таится главный подвох: если рассматривать вопрос поверхностно, рейх действительно выглядит чуть ли не страной-попаданцем, опередившей мир на десятилетие. Но если присмотреться…

Начнём, например, с Ме.262. Очень красивый самолёт обтекаемых форм, который на фоне одногодок и правда выглядит почти что футуристично. И выпустили его под 1000 машин. Вот только результаты боевого применения этих самолётов не впечатляли.

Ме.262, конечно, был опасным противником, но не более. Крыло малой площади и толстый профиль делали управление самолётом почти цирковым трюком, но при этом не давали никаких плюсов самой машине. Попытки создать ламинарный профиль крыла, хорошо подходящий для высоких скоростей, окончились у немцев ничем. Что интересно, у «отстающих» союзников такое крыло было на Р-51.

В роли бомбардировщика Ме.262 тоже смотрелся не очень, особенно на фоне специализированных машин, даже реактивных

Другой серьёзной проблемой был двигатель. Для обывателя переход на реактивную турбину всегда кажется эдаким неоспоримым плюсом.

Поставил её — и сразу быстрее летаешь.

И правда — Ме.262 был куда быстрее своих противников. Но имел серьёзные проблемы с тягой. И если истребитель терял скорость в манёвре, то набирал её обратно достаточно неспешно и был вполне в этот момент уязвим. Эту проблему мотору Jumo 004 решить не удалось даже после войны, когда его пытались довести до ума во Франции и у нас. Не получалось у немцев заставить работать и другие более перспективные проекты вроде HeS 011, обещавшего лучшие характеристики.

Коротенький фюзеляж Та.183 и длинное хвостовое оперение — попытка сделать самолёт полегче и поменьше при недостаточной мощности двигателя. Полноценный хвост и длинный фюзеляж, как у МиГ-15 или F-86 Sabre, куда лучше со всех точек зрения

Причина этих неудач крылась в достаточно слабой металлургии Германии. Звучит это необычно, но «наследники Круппа» даже в начале 40-х серьёзно отставали от главного конкурента — Англии. В ходе войны из-за потери доступа ко многим ресурсам ситуация только усугубилась. А без опытной и качественной металлургии не получить нужные сплавы — живучие и хорошо переносящие высокие температуры. В итоге у Англии учились этому делу даже США.

Отсутствие у рейха нормальных моторов, а главное — хотя бы каких-то шансов эти моторы создать, вообще сразу ставит крест на разговорах о перспективных реактивных истребителях. Не с Jumo 004 или BMW 003.

Проекты оснащения истребителей дополнительными прямоточными двигателями — совсем фантастичны. Летать такое сможет разве что во сне. Автор рисунка — Джозеф Гаталь

Совокупность проблем с крылом, двигателем и другими мелочами делали Ме.262 достаточно посредственной машиной. Сложной, часто ломающейся, очень привередливой к обслуживанию и базированию. Это было неизбежно — реактивная авиация только-только делала первые робкие шаги.

Но и тут немцы усугубили ситуацию желанием создать «вундерваффе» потехнологичнее, по сути напихав в Ме.262 кучу новых и не очень нужных решений.

Реактивные самолёты союзников можно было пустить в даже бо́льшую серию, чем у немцев, но они ещё не были полноценными боевыми машинами. Союзники понимали, что сначала их надо хорошенько изучить, исследовать — а пока куда больше пользы будет от хорошей поршневой машины. Немецкие инженеры в погоне за чудом просто превратили экспериментальный недоработанный самолёт в боевой — и зашли в тупик.

Попытки довести до ума компоновку Ме.262 — вроде советского перехватчика Су-9 — успеха также не принесли

И снова всё украдено у немцев

В целом немцы недостатки Ме.262 понимали. Но вместо того чтобы сосредоточиться на чём-то реальном, они разрабатывали на замену новый реактивный истребитель Та.183.

На бумаге он был легче, имел более мощный двигатель HeS 011 (довести его не выйдет, и в самом конце войны проект начнут переделывать под слабый Jumo 004). А самое главное — у Та.183 были полноценное стреловидное крыло, прогрессивная компоновка и даже вооружение из управляемых ракет! Но тут снова вылезают проблемы.

Да, в Германии активно изучали стреловидность и смогли определить подходящий угол, который в будущем используют и на МиГ-15 с F-86 Sabre. Но профиль крыла остался старый. Более того, при имеющихся двигателях Та.183 просто не смог бы развить скорости, на которых его стреловидное крыло имело бы смысл. По сути, немцы опять бросились в погоню за чудом.

До конца войны успели лишь начать сооружение полноразмерного макета Та.183 и подготовку документации для прототипа

История же о том, что МиГ-15 — это доработанный Та.183, очень напоминает более популярную легенду, что автомат Калашникова — это чуть переделанный немецкий Sturmgewehr 44. Внешне похожи — значит, одно и то же!

Так и с истребителями — схожая компоновка, воздухозаборники издалека похожи, крыло почти одинаковой стреловидности.

Всё! Что тут думать? Братья‑близнецы!

Вот только если присмотреться внимательнее, то становится очевидно, что конструкции крайне далеки друг от друга. Тот же двигатель МиГ-15 совершеннее на порядок даже немецких «бумажных» проектов (его прототип мы удачно купили в Англии). А схожесть — не результат освоения трофейных данных, а итог долгих исследовательских работ наших учёных и инженеров. Всё это задокументировано и уже даже рассекречено. Но легенда живёт.

Легенда родилась в начале холодной войны. И военные, и любители авиации на Западе поражались: «Как это у разрушенного войной СССР получилось так быстро наладить выпуск реактивных самолётов? Вот точно у немцев украли»

Похожая история — и по ту сторону океана. Так, немцам приписывают создание первого самолёта с крылом изменяемой стреловидности — Messerschmitt P.1101 (конкурента Та.183). Якобы испытания «немца» позволили американцам эту технологию освоить.

Да, P.1101 мог менять стреловидность крыла. На земле силами инженеров.

Просто это был испытательный самолёт, и, чтобы не строить несколько прототипов, немцы вот так сэкономили. Повреждённый прототип отправили в США, где его изучение и натолкнуло инженеров Bell на идею об изменении стреловидности в полёте. Испытательный самолёт Bell X-5 во многом наследовал P.1101. За исключением главного — и крыло, и механизм смены его стреловидности не имел к немецким решениям никакого отношения.

Восстановленный в США прототип P.1101. Летать он, понятно, не мог

Другой пример — дельтообразное крыло. Многие представляют его как некое немецкое ноу-хау, которое позже «затрофеили» и положили в основу сверхзвуковой авиации. В рейхе работали над подобными конструкциями, но в их дозвуковом исполнении. Более того, одновременно точно такие же работы шли и в США. Только американцы исследовали возможность использовать крыло на скоростных управляемых бомбах, которые в пикировании реально могли разгоняться до скорости звука. И именно эти работы легли в основу дальнейшего изучения дельтообразного крыла, без всякого немецкого влияния. И об этом опять же есть давно рассекреченные документы — но легенде это не мешает.

Один из проектов немецких истребителей с использованием дельтообразного крыла. Это дозвуковой самолёт, и зачем ему такое крыло, не очень ясно. О его «диком» для сверхзвука профиле и речи не идёт

Что же по итогу? При более тщательном рассмотрении от образа рейха как страны, обогнавшей весь мир, почти ничего не остаётся. Да, в Германии были хорошие учёные, отличные инженеры — но вот управление подкачало. Вместо того чтобы делать то, что было реально нужно, их наука занималась исследованием «интересного» в попытке создать мифическое «чудо-оружие». Немцы стремились пустить в серию любое техническое достижение, не думая о его пользе, о том, доведено оно до ума или нет. Это прослеживается и в ракетостроении, и конечно же, в самолётостроении — особенно в истребителях.

Почти все достижения немцев чаще всего вели в тупик или легко воспроизводились с куда лучшими результатами. И наверно, за это стоит поблагодарить историю. Рейх неумелых управленцев и прожектёров навредил человечеству куда меньше, чем мог. Это надо помнить — и развеять наконец сложившийся вокруг него имидж некой недостижимой гениальности.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится