Как в Средние века англичане жестоко разграбили Лимож.
Средневековые войны в реальности были далеки от фантазий о рыцарской чести и доблести. И были полны грязи, предательства и жестокости. Но случались в те недобрые времена и из ряда вон выходящие события. Такие, как разорение Лиможа.

Роковой день

19-го сентября 1370 года благополучие французского города Лиможа закончилось на несколько следующих столетий. Известный и процветающий, он славился художественной эмалью и дорогими тканями. Изделия из Лиможа расходились по всей Европе, включая и Древнюю Русь. Но теперь горожане неосторожно накликали на себя ярость наследника английского (и французского, если придерживаться британской версии) престола — принца Уэльского Эдуарда, позже прозванного Чёрным Принцем.

Чтобы взять город, английские сапёры прорыли тоннель под стенами, и, когда он обрушился, вместе с ним обвалились одна из башен и часть городской стены. Англичане хлынули в пролом и быстро смяли защитников из числа французского гарнизона и горожан. Французы разве что успели дать последний бой на центральной площади. Но и он закончился капитуляцией.

Дальше, согласно французскому хронисту Фруассару, англичане учинили резню: «убивая мужчин, женщин и детей, ибо так им было приказано. Это было весьма печально; ибо мужчины, женщины и дети бросались на колени перед принцем, крича: „Милости, благородный государь, милости!“ Но он столь пылал гневом, что ничего не слышал, ни на кого не обращал внимания, так что убивали всех, кого находили и встречали, включая тех, кого никоим образом нельзя было обвинить. Я не понимаю, почему они не сжалились над бедными людьми, которые не были способны на измену; но они заплатили за неё и заплатили куда дороже главных персон, которые были виновны в ней».

Резня в Лиможе

Этот кровавый эпизод стал финалом военной карьеры Чёрного Принца и огромным пятном на его репутации. Но почему он разорил именно Лимож? Что случилось на самом деле, и каковы были жертвы?

Чёрная полоса Чёрного Принца

Эдуард Чёрный Принц, несомненно, был одним из величайших военачальников своей эпохи. Его посвятили в рыцари, когда ему было шестнадцать. Юношей он сражался в битве при Креси, затем лично командовал многочисленными армиями и в 1356 году нанёс французам катастрофическое поражение в битве при Пуатье. Тогда среди пленных оказался лично король Франции Иоанн II. Унизительный для Франции мирный договор 1360 года в Бретиньи англичане добыли во многом его победами.

В 1362 году Эдуард получил в управление от своего отца, короля Эдуарда III, французские земли в Аквитании и Гаскони. Он обосновался в Бордо, завёл шикарный двор, не уступавший в роскоши многим королевским. Живи и радуйся.

Чёрный Принц получает от своего отца, Эдуарда III, аквитанские земли

В 1366 году к нему за помощью обратился король Кастилии Педро Жестокий, которого лишил трона его незаконнорожденный брат Энрике Трастамарский. Педро попросил помочь ему вернуть корону, а в обмен пообещал щедро оплатить все расходы на военную кампанию, а также накинуть сверху ещё денег, земель и титулов. Эдуард согласился — Педро был давним английским союзником, а Энрике тяготел к Франции, которая снабжала его деньгами и солдатами. К тому же Чёрный Принц слишком уж засиделся и желал снова повоевать.

Весной 1367 года его армия ворвалась в Испанию и одержала блистательную победу над франко-кастильскими войсками Энрике в битве при Нахере.

Но дальше начались проблемы.

Педро вежливо сообщил, что денег у него нет. Вот совсем нет. «Хорошего вам настроения». Эдуард, потративший огромные средства на набор армии, оказался не в состоянии платить солдатам и по осени повёл их назад в Аквитанию.

Битва при Нахере из «Хроник» Фруассара

Но и там всё плохое только начиналось. Шесть тысяч наёмников, не получив расчёта, принялись грабить местное население. С большим трудом их удалось выпроводить в земли короля Франции Карла V (тот был несказанно «счастлив» такому повороту).

Педро Жестокого вскоре после ухода англичан Энрике Трастамарский сбросил с престола снова. И для надёжности прирезал. Кастилия на следующие сто лет стала одним из самых верных французских союзников.

Чёрный Принц не смог расплатиться с гасконскими и аквитанскими дворянами, пошедшими за ним на войну. Да и в целом оказался банкротом. Он никогда не отличался особой бережливостью или умением налаживать финансово-экономическую жизнь в своих землях. А после испанского похода дела пошли и вовсе худо. Эдуард даже перестал выплачивать полагающиеся жалования и пенсионы.

Проблему денег решили бить в лоб, и в январе 1368 года принц Уэльский объявил о подъёме налогов в своих землях.

Его подданные встретили эту новость так же радостно, как и чуму.

Мало того, что их сюзерен был должен всем вокруг и как-то не очень собирался платить, так он ещё и решил дополнительно залезть в их карманы!

На протяжении предыдущих столетий знать и города Аквитании и Гаскони в совершенстве освоили игру «найди где трава зеленее» — в зависимости от обстоятельств перебегая от англичан к французам и обратно. Вот и теперь они послали целую делегацию ко двору французского короля Карла V — жаловаться на жизнь и проклятых англичан.

Карл V Валуа

Вслед за этим последовала хмурая переписка между Парижем, Бордо и Лондоном, на тему «кто под кем ходит в эпоху развитого феодализма», закончившаяся в апреле 1369 года возобновлением Столетней войны.

Смена стороны

Война для англичан пошла совсем неудачно, а в Аквитании и Гаскони так просто кошмарно. Местные феодалы и коммуны перебегали на сторону Франции толпами. Когда весной 1370 года в Аквитанию вторглись две французские армии под командованием герцогов Анжу и Беррийского, они практически не встретили сопротивления. Ворота замков и городов распахивались перед французами едва на горизонте становились различимы их знамёна.

Лимож тоже особо не сопротивлялся, когда 21-го августа герцог Беррийский подошёл к его стенам. На третий день осады управлявший городом епископ Жан де Кро и горожане открыли ворота и впустили французскую армию, которая, оставив небольшой гарнизон (примерно из 150 человек), двинулась дальше.

Узнав о сдаче ремесленного города, Эдуард взбесился не на шутку. Епископ де Кро считался его другом, был крёстным отцом его сына. Среди всех предательств именно это задело Чёрного Принца больнее всего. По словам Фруассара, рыцарь «поклялся душой своего отца — а такую клятву он нарушить не мог, — что не успокоится до тех пор, пока не отвоюет обратно этот город и не заставит предателей дорого заплатить за своё вероломство».

Эдуард Чёрный Принц

Заодно можно было преподать наглядный урок всем прочим предателям. А так как Лимож город богатый, то и попутно поправить немного собственные финансы.

Грабёж

На Лимож англичане двинулись армией из трёх с небольшим тысяч человек — больше не было. Принца Эдуарда, тяжело больного ещё со времён испанского похода, несли в носилках.

14 сентября его воинство подошло к городу. Принц отправил жителям ультиматум: открыть ворота и выдать французский гарнизон, а также всех предателей, причастных к сдаче города. В противном случае Лимож и всё его население сотрут с лица земли.

Горожане ответили отказом.

Долго заниматься осадой Эдуард и его люди не могли — герцог Беррийский со своей куда более крупной армией мог вернуться в любой момент и ударить по тылам англичан. Но в рукаве у Чёрного Принца был крупный козырь — опытные минёры, которые в кратчайшие сроки проложили тоннели под городские стены.

Штурм Лиможа

Лиможане, правда, пытались сопротивляться и под землёй. Им удалось выкопать свой тоннель к английскому и на глубине начались жаркие рукопашные бои.

Англичане взяли верх, и 19 сентября обрушили городские стены.

Лимож был разорён. Да так, что вернулся к прежним размерам лишь через сотню лет. А прославившее его искусство эмали и вовсе исчезло.

Разорение Лиможа стало последней военной акцией Чёрного Принца. Вскоре он вернулся в Англию, где и находился — разбитый болезнью — до самой своей смерти в 1376 году.

Пятно на репутации?

Уничтожение Лиможа и его жителей стало пятном на репутации Чёрного Принца. Обелить его образ неустанно пытались поколения историков.

Основным источником описания событий был Фруассар, и он, несомненно, мог преувеличивать и драматизировать. В защиту принца, на основе местных монастырских хроник и его личной переписки, выставляют аргумент, что погибших и уведённых в плен было вовсе не три тысячи (как писал Фруассар), а всего-то 500-600 человек. Из них двести пленных, включая богатых горожан, французских командиров и епископа. То есть убитых было в десять раз меньше, чем приписывается. Город, правда, всё равно спалили дотла, «но не от злого умысла, а только от огорчения». «Так что нет никакого „чёрного пятна“ на имени истинного рыцаря Эдуарда».

Лимож, действительно, вряд ли можно назвать чёрным пятном. Просто потому, что Принц Уэльский занимался разорением и сожжением городов и деревень всю свою сознательную жизнь — Лимож был просто последним ярким эпизодом. До него были Тоннер, Каркассон, Нарбонн, Кастельнадори и даже целое графство Чешир в Англии.

Эдуард никогда особо не ограничивал ни себя, ни своих солдат в грабежах. Средневековая мораль гибко обходила такие вопросы. Если жители городов чем-то разозлили или отказались выполнить ультиматум (особенно сдать все ценности) — тем хуже для них.

Эдуард был успешным представителем своей жестокой эпохи. А Лимож, к сожалению, — жертвой этой обычной жестокости.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится