Хозяин Хортицкого замка: как князь Дмитрий Вишневецкий боролся с татарами, построил крепость на маленьком острове, а затем перешел в подданство к Ивану Грозному
471
просмотров
Дмитрий Вишневецкий относится к числу наиболее известных персонажей украинской истории и в то же время является одним из наиболее мифологизированных её героев.

С его именем связывают основание Запорожской Сечи, а также организацию не только украинского, но и донского казачества, что само по себе уже является достаточным для занесения на скрижали истории. Делом своей жизни князь избрал борьбу с крымскими татарами. Не найдя понимания у польского короля Сигизмунда II Августа, Вишневецкий задумался о том, чтобы сменить сюзерена.

Первые шаги

Точная дата рождения Дмитрия Вишневецкого неизвестна. Первые упоминания его имени относятся к 1545 году и связаны с люстрацией, которая проводилась в Волынском княжестве. Исследователи предполагают, что князю на тот момент было около 30 лет. Он происходил из знатного магнатского православного рода, возводившего своё происхождение к великому князю литовскому Гедимину. Род Вишневецких имел ряд владений на Волыни, а от одного из них, Вишневца, даже получил свою фамилию. Дед и отец нашего героя отличились во множестве пограничных битв с татарами, а его родной дядя Фёдор Вишневецкий во время одного из татарских набегов попал в неволю и там погиб. Как раз этим случаем некоторые исследователи объясняют ненависть Дмитрия Вишневецкого к татарам, которая сопровождала его всю жизнь. Отец Дмитрия, князь Иван Михайлович, умер приблизительно в 1542 году, и главой рода стал его родной брат, тот самый Фёдор. Дмитрий получил в личное пользование часть наследных земель, но, судя по всему, склонности к ведению хозяйства он не имел.

Дмитрий Вишневецкий. Художник Сергей Шаменков.

В последующие годы Дмитрий Вишневецкий отличился разбойными нападениями и судебными исками: в 1546 году он судился с князем Чарторыйским из-за дома в Вильно, а через два года люди Вишневецкого разбойным путём завладели имуществом крестьян, принадлежавших королеве Боне Сфорца, жене Сигизмунда II Августа, что привело к длительному судебному разбирательству, признавшему вину волынского князя. Отметим, что грабёж королевских крестьян не был для Вишневецкого насущной необходимостью — все эти акции он осуществил только из-за своего корыстолюбия и буйного характера.

Бурная карьера

Чем закончились судебные дела, доподлинно не известно, но только летом 1548 года Дмитрий очутился на степном на пограничье под началом широко известного ротмистра Бернарда Претвича. М. Грушевский пишет, что князь решил заняться борьбой с татарами, исходя из «спортивного интереса», присущего порубежной шляхте. Но вполне возможно, что князь опасался негативной реакции короля и потому решил на время исчезнуть из поля зрения правосудия. Из «Апологии» Б. Претвича известно, что с 8 июня 1548 по 6 декабря 1549 года князь Вишневецкий вместе с самим барским старостой, а также брацлавским старостой Б. Корецким находился в степях неподалёку от Очакова, активно участвуя в разбойных нападениях на татарские земли. Захваченная добыча была столь велика, что хан жаловался непосредственно королю.

Летом 1549 года дядя Дмитрия, князь Фёдор Михайлович, угодил в татарский плен и вскоре умер. Дмитрий стал главным наследником бездетного дяди, а главное, в 1550 году получил от короля должность черкасского и каневского старосты, которая ранее принадлежала его родственнику. Дмитрий Вишневецкий решил, что эта должность станет залогом его благополучия и дальнейшего роста состояния: теперь можно было не заниматься сложными хозяйственными проблемами — достаточно собрать личное войско и повторить прежние набеги на крымские земли. Однако в его распоряжении был совсем небольшой отряд: шесть десятков личных дружинников, черкасская рота драбов, состоявшая из 20 копейщиков и 60 стрелков, а также 13 драбов из Канева. Для защиты своей территории можно было привлекать и мещан, но вот пойдут ли они с ним в поход в степь — это был тот ещё вопрос.

Князь стал действовать по принципу «деньги — солдаты — деньги». Проблему первоначального накопления капитала Вишневецкий решил довольно просто: деньги сами поступали к нему в большом количестве прямо из королевской казны. Правда, они были направлены на оборону Черкасского и Каневского замков, пострадавших от татарских набегов 1549 года. За три года пребывания в должности старосты Дмитрий Вишневецкий не только не обеспечил замки всем необходимым для обороны, но даже привёл в негодность те укрепления, что уцелели после татарского набега. Возможно, князь просто положил в свой карман значительную часть средств, а возможно, причиной упадка стало отсутствие у Вишневецкого инженерного таланта. Он заложил новые укрепления Черкасского замка в стороне от предыдущего, но жители Черкасс не захотели переселяться на новое место, и вся затея потерпела фиаско, а деньги-то уже были потрачены. К тому же князь поднял налоги для населения, а главное — перераспределил земли для «уходов», которые давно поделили между собой местные казаки, и получил с этого огромную прибыль. Согласно люстрации Черкасского замка 1552 года,

«козаки, которые домовъ тамъ въ Черкассахъ не маютъ, и тые даютъ старосте колядки по шестижъ грошей и сена косятъ ему по два дни на лете толоками за его стравою и за медомъ. А которые козаки, не отъходячи у козацъство на поле, але рекою у низъ, служатъ в местехъ в наймехъ бояромъ або мещаномъ, тые старосте колядки давати, ани сена косити не повиньни».

Фактически сложилась ситуация, когда окрестные казаки были связаны с черкасским старостой договором личного найма: пребывая на землях староства, они самостоятельно заботились о своём пропитании, совершая «уходы» и платя за это натуральный либо денежный «налог», а также были обязаны по первому княжескому слову выступить в поход. Иными словами, черкасские казаки являлись своеобразными военно-хозяйственными наёмниками. Но выступить в поход под командованием Вишневецкого они так и не успели — княжеским планам помешала королевская люстрация староства весной 1552 года. Князь понял, что помимо отсутствия укреплений в Черкассах и мздоимства ему могут припомнить и нападение на королевских крестьян. Не дожидаясь, пока грянет гром, Дмитрий Вишневецкий уехал в Турцию.

Расположение Хортицкого замка на Днепре.

Существуют и другие мнения по поводу отъезда князя. Одна из распространённых версий гласит, что князь пытался освободить из неволи своего дядю. По ещё одной версии, Дмитрий Вишневецкий, считая себя обойдённым королевской милостью, намеревался перейти в османское подданство. В источниках отмечается, что «басурмане» приняли князя с уважением, но мы даже не знаем, где находился князь — непосредственно в Турции или в её Причерноморских владениях.

Хозяин Хортицы

Как бы то ни было, в 1554 году Дмитрий Вишневецкий вернулся в Украину. Традиционно исследователи указывают, что князь получил от Сигизмунда II Августа свою прежнюю должность старосты. Однако из документов известно, что в указанное время им был Иосиф Халецкий. Вероятно, князь получил должность днепровского стражника. Вишневецкий вернулся к планам обогащения за счёт крымских татар и начал строительство замка на острове Малая Хортица на Днепре. Именно эта крепость стала его базой для будущих походов на Крымское ханство и земли Османской империи. Интересно, что крепость на Хортице князь строил с большей заинтересованностью, чем Черкасский и Каневский замки — на её стенах даже были установлены артиллерийские орудия, чего не было в предыдущих укреплениях. Сюзерен князя, польский король, имел иной взгляд на роль Хортицкой крепости: по его мнению, она должна была стать щитом украинского степного пограничья. Именно это расхождение во взглядах и привело через несколько лет к разрыву отношений между королём и князем.

Идея воздвигнуть на Днепре укреплённый замок принадлежала ещё каневскому и черкасскому старосте Остафию Дашковичу (1470–1536), но тогда на её реализацию не нашлось средств. Теперь же в дело пошли не только королевские талеры, но и личные средства Дмитрия Вишневецкого. Леса в окрестностях Хортицы не наблюдалось, поэтому брёвна для замка заготавливались в верхнем течении Днепра и сплавлялись вниз по реке до порогов, а затем уже по суше их тащили до острова. Чтобы брёвна не стали гнить через пару лет, их сперва тщательно высушивали и лишь потом отправляли на стены.

Замок на острове Малая Хортица. Современный рисунок.

В дореволюционной и в советской историографии было принято считать, что замок на Малой Хортице является первой Запорожской Сечью. Однако сам князь вряд ли согласился бы с таким утверждением: этот замок был его собственностью, а гарнизон составляли зависимые лично от него казаки-наёмники. Да и в документах того времени фигурирует исключительно слово «замок», а не «сечь».

Весной 1556 года по Днепру на Хортицу прибыл московский отряд под руководством дьяка Матвея Ржевского — ожидая вторжения татар, московские воеводы направили его на юг с разведывательно-диверсионными заданиями. Дмитрий Вишневецкий предоставил русским информацию о ситуации на татарских рубежах, а также отправил с ними 300 украинских казаков под предводительством атаманов Михаила Еськовича и Млинского (возможно, это один человек). Продвигаясь дальше на юг, отряд Ржевского взял необходимых ему «языков», а также ограбил татарские местности вокруг Ислам-Кермена и Очакова, захватив табуны лошадей и отары овец. Отходя на север, казаки и люди М. Ржевского закрепились на одном из днепровских островов и в течение шести суток отбивались от татар, а затем, переправив всю добычу на левый берег, отступили «по Литовской стороне». Последнее было бы невозможным без молчаливой поддержки днепровского стражника Вишневецкого, которому, очевидно, досталась значительная часть добычи.

С этого времени князь стал регулярно отправлять в Москву сведения о развитии ситуации на степной границе. Одновременно он начал активно готовиться к долгожданному походу в степь. Этот поход состоялся осенью 1556 года и повторял путь отряда М. Ржевского. Вероятно, князь оперировал более значительными силами, поскольку Ислам-Кермен был сожжён, а пушки из крепости казаки использовали для усиления Хортицкого замка. Это была первая акция Д. Вишневецкого в роли командира крупного отряда — до этого ему приходилось сражаться с татарами либо под чьим-то руководством, либо командуя небольшим «летучим» отрядом.

Современная «Запорожская Сечь» на острове Хортица похожа скорее на театр, чем на реконструкцию.

Вопреки надеждам князя, этот набег, как и помощь московскому отряду, не нашёл поддержки у короля, который не желал обострять отношения с Крымом и пытался дипломатическим путём заверить Девлет-Гирея, что все проблемы хана связаны исключительно с Москвой, а крепость на Хортице построена лишь для того, чтобы предотвратить московские нападения на Крым. Но после осеннего нападения на Ислам-Кермен лапша с ханских ушей поспадала, и над Хортицким замком нависла угроза ответного удара.

Оборона Хортицы

Татары подошли к Хортице в январе 1557 года. Девлет-Гирей имел в своём распоряжении не менее 10 000 конного войска, в то время как замок Вишневецкого защищал гарнизон из 1000–1500 казаков. Осада продолжалась 24 дня. Подробности её неизвестны. Вероятно, татары пытались штурмовать крепость, приближаясь к стенам по днепровском льду, однако казаки отбили все приступы огнём из пушек и мушкетов. Хан несолоно хлебавши вернулся в Крым.

Днепровский стражник отправил королю победную реляцию, в которой заодно просил сюзерена предоставить ему людей и оружие — вероятно, потери казаков во время осады были весьма значительны. Сигизмунд выразил своё удовлетворение «постоянной и мужественной защитой» и пообещал отправить награды, но в то же время велел прекратить нападения на крымские земли. Также он указал князю на тот факт, что он обязан держать под полным контролем места, которые подданные московского царя могли бы использовать для сооружения полевых укреплений и баз для последующей разведки в Диком поле. Фактически Сигизмунд требовал, чтобы князь разорвал свои дружественные отношения с Иваном Грозным. Вишневецкий всерьёз задумался о том, что не стоит ли поменять сюзерена — реальной помощи от польского короля не поступало, а сотрудничество с царём сулило радужные перспективы.

Дмитрий Вишневецкий обороняет замок на острове Хортица. Художник Мирослав Добрянский.

Размышлениям князя придали импульс татары: Девлет-Гирей тем же летом повторил наступление. Усилив своё войско турецкими и греческими отрядами, хан внезапно осадил Хортицкий замок. Казаки и на этот раз отбили приступы. Однако сказалась удалённость Хортицы от баз снабжения: до Канева и Черкасс было соответственно 360 и 320 вёрст по течению Днепра, а без еды защищать замок было невозможно. Люди начали дезертировать. Это заставило Дмитрия Вишневецкого с остатками гарнизона оставить крепость и, следуя вверх по Днепру, отступить в Черкассы. Брошенный Хортицкий замок разрушили татары.

Возможно, этот эпизод стал последней каплей, повлиявшей на решение Вишневецкого перейти к новому сюзерену, который будет лучше поддерживать князя в его борьбе с татарами. Уже осенью 1557 года князь оказался на московской службе у Ивана Грозного. Вместо утраченных Черкасс и Канева царь предоставил Вишневецкому город Белев.

Продолжение следует:

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится