menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Луций Флавий Арриан: друг императора, наместник Каппадокии, знаток тактики и автор военных трактатов
12,309
просмотров
Луций Флавий Арриан известен главным образом как автор «Анабасиса Александра». Специалисты знают и о других принадлежавших его перу сочинениях, в том числе военно-технических трактатах «Тактика» и «Диспозиция против аланов», наставлении об охоте «Кинегетика» и философских «Беседах Эпиктета».

Биография Арриана малоизвестна и может быть сконструирована лишь на основе тех немногочисленных фактов, которые он сообщает о себе сам, и кратких заметок о нём у более поздних историков. Из суммы этих сведений возникает портрет человека, в судьбе которого отразилась целая эпоха.

Происхождение

Луций Флавий Арриан родился между 80 и 95 годами н.э. Его семья относилась к греческой провинциальной аристократии Никомедии, столицы Вифинии. Судя по чисто римскому имени Арриана, его родители владели наследственными правами римского гражданства. Детство и юность нашего героя прошли на родине, в Никомедии, где он получил хорошее греческое образование. Для его завершения Арриан отправился в Никополь в Эпире слушать лекции философа-стоика Эпиктета, который слыл новым Сократом, и Арриан в это время охотно идентифицировал себя с Ксенофонтом. Образ этого ученика Сократа постоянно сопровождал его в дальнейшей жизни и даже стал авторским псевдонимом в одном из сочинений. Сходство усиливалось тем, что по завершении обучения Арриан связал свои планы на будущее преимущественно с военной и государственной карьерой. Такой выбор жизненного пути отличал его от других греков, которые охотнее следовали пути интеллектуалов, риторов и философов.

Никомедия, родина Арриана.

Известно, что Арриан начал военную службу в правление императора Траяна. Вероятно, как и другим молодым провинциалам знатного происхождения, на протяжении нескольких лет ему пришлось последовательно занимать ряд военных должностей, входивших в всаднический cursus honorum. Этот перечень включал командование вспомогательной когортой, службу в качестве трибуна в одном из легионов и командование кавалерийской алой. Как и при каких условиях осуществлялась эта служба, мы не имеем ни малейшего понятия, поскольку источники хранят об этом молчание. Наверняка известно лишь, что во время Парфянской войны 114–118 годов Арриан находился в рядах действующей армии, а затем служил на территории оккупированной римлянами Армении. По оговоркам в более поздних сочинениях ясно, что ему доводилось бывать в Норике и Паннонии, скорее всего, посещать Галлию и, очень может быть, Нумидию.

Изображений Арриана не сохранилось, но, вероятно, он мог быть похож на кого-то из сотен неизвестных военных или чиновников I–III веков, чьи портреты дошли до нас. Глиптотека, Копенгаген.

Государственная и военная карьера

Большой удачей стало для Арриана знакомство с императором Адрианом примерно в середине 120-х годов. Император-филэллин, носитель широких взглядов, знаменитый своим преклонением перед греческой культурой, обратил внимание на представленного ему Арриана как на человека, сочетавшего любовь к учёным занятиям с практическим отношением к жизни. Они были очень похожи: оба интересовались литературой и философией, оба были заядлыми охотниками и увлечёнными спортсменами. Адриан мог также оценить интерес грека к военному делу, которому и сам отдавал немало сил и времени. Это знакомство стало началом тесной дружбы, а покровительство императора открыло перед Аррианом большие возможности. Обладая всадническим достоинством, он мог дослужиться до императорского прокуратора или префекта. Однако император ввёл его в состав сенаторского сословия, что открывало для Арриана путь к высшим магистратурам и управлению провинциями.

Римские сенаторы. Фрагмент мраморного саркофага III века. Палаццо Максима, Рим.

Вероятно, благодаря расположению императора, карьерный взлёт Арриана был весьма быстрым, хотя о нём и не осталось никаких сведений в источниках. Первой ступенью сенаторской карьеры являлась магистратура квестора, которую обычно занимали молодые нобили. В их обязанности входило заведывание государственной казной и архивом. Арриан мог миновать эту должность, введённый императором непосредственно в сенат в качестве лица квесторского ранга (allectus inter quaestorios). Далее ему необходимо было пройти через магистратуру претора, а затем приобрести опыт в качестве легата преторской провинции (legatus Augusti pro praetore) или в качестве командира легиона. Вершиной сенаторской карьеры Арриана стала должность консула-суффекта, которую он занимал в 130 году. За этим последовала семилетняя служба в качестве легата (legatus Augusti pro consule) Каппадокии. Для сенатора, выходца с греческого Востока, столь высокое звание в римской армии и столь длительный срок пребывания в должности было необычным исключением из правил.

Бронзовая статуя Адриана, обнаруженная в Тель Шалеме (Израиль), в лагере VI Железного легиона.

Каппадокийское наместничество

Каппадокия занимает обширную территорию центральной части Малой Азии к востоку от Евфрата. Стратегическое значение провинции обусловлено её ролью в качестве направленного против Армении и Парфии форпоста. Это значение особенно усилилось после Парфянской войны 58–63 годов. Веспасиан в 71 году реорганизовал римскую оборону в северо-восточной части Анатолии, аннексировав Малую Армению и присоединив её территорию к Каппадокии. Одновременно он повысил статус наместника провинции до легата консульского ранга, передав ему командование над двумя легионами. В 70 году XII Молниеносный легион перешёл из Сирии в Мелитену на Евфрате, а через шесть лет XVI Флавия легион обосновался в Сатале. После краткосрочных экспериментов Траяна в ходе новой войны с парфянами его преемник вернулся к первоначальной схеме. XII Молниеносный легион оставался в Мелитене, но в Сатале XV Аполлона сменил размещавшийся там ранее XVI Флавия легион, который перешёл в Самосату. Помимо двух легионов в состав гарнизона провинции входили двенадцать вспомогательных когорт и четыре кавалерийские алы.

Восточная граница Римской империи в начале II века н.э.

Кроме парфянской границы по Верхнему Евфрату в состав провинции входил Полемонов Понт, включавший северную часть страны и черноморское побережье. Значение этих территорий также возросло после Парфянской войны 58–63 годов, в ходе которой римляне открыли для себя возможность снабжать гарнизоны на Верхнем Евфрате через Понтийские Альпы и порт Трапезунда (современный Трабзон). Последний, правда, не обладал в то время хорошей гаванью, которая появилась здесь только при Адриане. В ходе войн 114–118 годов и особенно 161–166 годов Трапезунд играл важнейшую роль в качестве перевалочного пункта, через который осуществлялась логистика римской армии, действовавшей на территории Армении. Позже эта роль перешла к порту Гиссоса в устье одноимённой реки, в 33 км восточнее Трапезунда, откуда Сатала была достижима через более удобный Зиганский проход. Со времён аннексии Понта в 63 году Трапезунд являлся резиденцией препозита побережья (prapositus orae gentium Ponti Polemoniaci) и местом стоянки эскадры Понтийского флота (classis Pontica), насчитывавшего 40 кораблей. Оборудованные гарнизонами корабельные стоянки находились в Гиссосе, Апсаре, Фасисе и Диоскуриаде.

Действительно, Каппадокия требовала от своих наместников неустанной заботы и широкого спектра личных качеств. В качестве императорского легата Арриан должен был поддерживать в порядке военную инфраструктуру, в том числе два больших лагеря в Мелитене и Сатале и десятки меньших пограничных укреплений, прокладывать новые и ремонтировать имеющиеся дороги, инспектировать размещённые на территории провинции войска, чтобы удостовериться в их хорошей выучке и боеспособности. Кроме того, он должен был внимательно следить за действиями главного соперника в регионе Парфии, пресекать парфянские интриги в Армении и на других сопредельных территориях. Он также должен был держать в кулаке союзных правителей по ту сторону границы, которым не следовало позволять совершать поступки, способные умалить величие римского народа. Наконец, он должен был информировать императора о событиях, происходивших за дальними рубежами империи: о передвижениях воинственных народов за Кавказом, об их отношениях с соседями, о характере правителей сопредельных территорий и всех политических переменах.

Римский наместник вершит суд. Фрагмент рельефа саркофага IV века. Музей Ватикана.

«Плавание по Понту Эвксинскому»

Пребыванием Арриана в Каппадокии датируется «Плавание по Понту Эвксинскому» (Περίπλους του Ευξείνου Πόντου) — литературно обработанная серия писем императору. В первой части сочинения (главы 4–16) наместник описывал совершённую им инспекционную поездку вдоль черноморского побережья от Трапезунда до Диоскуриады (ныне Сухуми). Вторая часть содержит описание южного побережья от Византия до Трапезунда (главы 17–24). Третья часть (главы 27–37), составленная по литературным источникам, описывает северо-восточное, северное и западное побережье от Диоскуриады до Византия. Цель такого рода отчётов состояла в том, чтобы информировать императора о положении вещей в отдалённой части провинции. В тексте приводятся названия городов, поселений и иных пунктов на побережье, сообщается расстояние между ними, даётся перечень гарнизонов с их численностью, сведения о соседних народах, в том числе имена их правителей и являются они союзными или враждебными империи, также описываются география и природные особенности местности, доступность воды и припасов и приводятся сведения, имеющие стратегическое значение.

Современный Трабзон (древний Трапезунд), откуда началось плавание Арриана.

«Диспозиция против аланов»

Ещё одним сочинением Арриана времён его каппадокийского наместничества является «Диспозиция против аланов» (Ἔκταξις κατὰ Ἀλανῶν). Наместника побудили взяться за перо военные действия, предпринятые им в 136 году против вторгнувшихся было на территорию его провинции кочевников аланов. Сами эти события, а также предшествовавшая им ситуация описаны в сочинениях ряда римских и греческих историков. Из сохранившихся разрозненных сведений следует, что аланов призвал на помощь иберийский царь Фарасман, затеявший конфликт с соседями. Свободно пройдя через владения Фарасмана, аланы разгромили Кавказскую Албанию и земли соседней Мидии Атропатены. Парфянский царь Вологез II откупился от них данью. Обогатившись взятой добычей, на обратном пути кочевники прошли по территории Великой Армении, а затем напали на римскую Каппадокию. Арриан собрал бо́льшую часть имевшихся у него сил в один кулак и приготовился дать бой незваным гостям. Аланы, устрашившись этих приготовлений, не приняли боя и, как сообщает Кассий Дион, вернулись в свои земли.

Войско аланов целиком состояло из всадников. Некоторые из них были защищены доспехом и сражались длинными копьями, а другие являлись легковооружёнными лучниками. Реконструкция Раду Олтяну.

Дошедший до нас текст Арриана представляет собой фрагмент без начала и конца. Структурно он делится на четыре части В первой (главы 1–10) автор описывает войско, идущее обычной для римлян походной колонной. Впереди скачет разведка, за ней следует конный авангард, далее едут военачальник с отборными всадниками и метательная артиллерия, затем идут легионы, за ними союзники и обоз, прикрываемые с флангов конницей, а с тыла тяжеловооружёнными воинами. Судя по всему, Арриан опасался неожиданной атаки с фронта, о чём свидетельствует выдвижение стрелков вперёд и положение обоза позади. Вторая часть сочинения (глава 11) рассказывает о приготовлении к построению. Третья (главы 12–24) описывает диспозицию армии на поле боя. Чтобы дать врагу сражение, Арриан намеревался выбрать окаймлённую возвышенностями равнину шириной около 1 км, на которой хотел поставить стрелков и артиллерию. Строй войска представлял собой монолитную фалангу глубиной до восьми шеренг. Позиция в центре отводилась легионам, а на флангах находились вспомогательные войска. Первые четыре шеренги пехотинцев должны были иметь на вооружении копья, а последние четыре — дротики. Конница размещалась позади пехоты. Сам полководец с резервом стоял за центром боевого порядка.

Описанный Аррианом боевой (а) и походный (б) порядок римской армии

Четвёртая часть трактата (главы 25–31) касается возможного хода будущей биты. Арриан избрал оборонительную тактику, наилучшую в столкновении с мобильным противником. Он рекомендовал подпустить врага на расстояние выстрела, после чего оглушить его боевым криком и забросать метательными снарядами, что, возможно, заставит его отступить. Если аланы всё же приблизятся к строю, он советовал встретить их стеной щитов, через которую коннице вряд ли удастся пробиться — именно так пехота обычно отбивала конную атаку. Получив отпор, кочевники неминуемо должны будут рассеяться и обратиться в бегство. В этом случае Арриан предполагал преследовать их лёгкими всадниками, которых следовало вывести вперёд через разомкнувшийся строй пехоты. Преследование должны были поддержать легковооружённые стрелки, за которыми быстрым шагом следовало вести легионы.

Арриан планировал построить тяжеловооружённую пехоту фалангой глубиной до восьми шеренг. Первые четыре шеренги пехотинцев должны были использовать свои дротики как копья, а последние четыре должны были метать их в противника через головы впередистоящих.

Уникальность дошедшего до нас текста состоит в том, что лишь он настолько подробно показывает походную колонну и боевое расположение римской армии. Автор описывает не какое-то абстрактное войско, а то, которое находилось под его командованием. Он называет по именам командиров отдельных частей, знает, кто и какими отрядами руководит в данное время, причём это не обязательно те же люди, которые должны были это делать по штатному расписанию. Всё это говорит о том, что в основе сочинения лежала конкретная кампания, для которой был разработан конкретный план действий.

«Тактика»

Помимо «Диспозиции против аланов» Арриан в 137 году составил «Тактику» (Τέχνη τακτική), которая, безусловно, является главным его военно-техническим сочинением. Трактат отчётливо делится на две части. Первая представляет собой описание греко-македонской тактики со следующей структурой:

  • введение, от которого сохранился лишь конец (глава 1);
  • рода войск и их вооружение (главы 2–4);
  • организация отрядов пехоты и конницы (главы 5–18);
  • манёвры фаланги (главы 20–26);
  • сигналы (глава 27);
  • марши фаланги (главы 28–30);
  • команды (главы 31–32).

Текст представляет собой сухой справочник, написанный простым лаконичным языком без всякой риторики. Его основой является тот же источник, который ранее использовал Элиан — автор дошедшей до нашего времени «Теории тактики», написанной за несколько десятилетий до того, в правление Траяна. Есть между работами и существенное отличие. Арриан явно создавал практическое руководство, рассчитанное на применение в условиях реальных боевых действий, и по этой причине опускал те сведения, которые казались ему неактуальными — например, сохранившееся у Элиана описание организации слонов и колесниц.

В «Тактике» Арриана описаны спортивные упражнения римской кавалерии. Римский спортивный доспех в реконструкции Питера Коннолли.

Во второй части «Тактики» Арриан описывает упражнения, используемые римской конницей, и основные их этапы:

  • торжественный выезд и гарцевание отрядов (глава 35);
  • построение черепахой и петринос, то есть метание дротика с коня в пол-оборота назад (главы 36–38);
  • бросание дротиков на дальность (глава 39);
  • кантабрийская атака в карусели (глава 40);
  • метание в боевом снаряжении (главы 41–42);
  • метание в цель камней, стрел и дротиков (глава 43);
  • упражнение с пиками, рубка мечом с коня и показ различных аллюров (глава 43).

Стиль этой части трактата совершенно иной: в нём нет сухих перечислений и определений, язык становится живым и нешаблонным. Автор уделяет внимание сравнительно-этнографическому материалу, делая акцент на опыте тех народов, которые использовали конницу в качестве основного рода войск. Из этих сведений делается вывод о значительном их влиянии на римскую организацию кавалерии не только в плане тактических схем, но и элементов вооружения.

Реконструкция одного из описанных Аррианом манёвров.

Литературная деятельность и поздние сочинения

Каппадокийское наместничество Арриана завершилось 10 июля 138 года, незадолго до смерти его покровителя Адриана. О новых назначениях нам ничего не известно — вероятно, вскоре после этого Арриан ушёл в отставку. Местом своего пребывания он выбрал Афины. Список архонтов удостоверяет, что в 145 или 146 году он был избран архонтом эпонимом и пританом. Именно в этот период жизни Арриан начал посвящать себя написанию истории. В качестве образца он избрал Ксенофонта, языку, стилистике и грамматике которого он стремился подражать. Сохранившиеся произведения Арриана хорошо структурированы, основываются на надёжных источниках, написаны доступным и ясным языком, а автор не злоупотребляет риторикой, что уже в древности принесло ему славу выдающегося писателя.

Афины, где нашёл последнее пристанище Арриан, были значительно расширены, перестроены и украшены Адрианом. Одним из мест, где Арриану приходилось проводить много времени, являлась библиотека, также построенная Адрианом.

Самым значительным его сочинением является «Поход Александра» в семи книгах, написанный под влиянием «Анабасиса» Ксенофонта. Это сочинение является наиболее полным из сохранившихся рассказов о завоевании Александром Персидской империи. В то время, когда сложенные о полководце легенды заслонили его подлинные деяния, Арриан старался показать Александра и его военные действия объективно, обращаясь с этой целью к самым ранним и наиболее достойным доверия источникам: писаниям Птолемея Лагида и Аристобула, сподвижников Александра. Дополнением к этому сочинению служит «Описание Индии», выполненное в первую очередь на основе отчёта Неарха о морском путешествии из устья Инда до устья Евфрата, а также использующее в качестве источника «Описание Индии» Мегасфена и «Географию» Эратосфена.

Не сохранилось сочинение Арриана «История после Александра» в десяти книгах, описывающее события войн диадохов. Арриан опирался на изложение Иеронима из Кардии. Не дошла до нас «История Парфии» в 17 книгах, уделявшая особое внимание Парфянским войнам Траяна. Пропала также «История Вифинии» в восьми книгах, описывавшая историю этой страны до смерти царя Никомеда IV, который в 74 году до н.э. завещал своё царство Риму.

Печатное издание «Плавания по Понту Эвксинскому» Арриана.

К более мелким историческим сочинениям Арриана принадлежали две пропавшие работы по истории Сицилии и также не дошедшая до нас биография разбойника Тиллибора. Сохранилось сочинение «Об охоте», опирающееся на аналогичное сочинение Ксенофонта и созданное, вероятно, тоже во время пребывания в Афинах.

Умер Арриан уже в царствование Марка Аврелия (161–180).

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится