Военный госпиталь Первой мировой войны в кино и реальности
95
просмотров
К столетнему юбилею Первой мировой корпорация BBC выпустила сериал Crimson Field о жизни британского военного госпиталя в 1915 году. Что в итоге получилось у создателей сериала и насколько исторически достоверным он вышел?

В период 2014–2018 гг. в Великобритании проходили масштабные мероприятия, связанные со столетием начала и юбилеем победы в Первой мировой войне. Несколько государственных и общественных организаций профинансировали и стали координировать разнообразные программы в сфере образования, сохранения исторического наследия, популяризации истории, связанные с памятью о Великой войне. В числе крупнейших занятых подобной деятельностью институтов оказалась и корпорация BBC.

Британская широковещательная корпорация представила специальный план на эти четыре года (The BBC World War I centenary season), который предусматривает выпуск ток-шоу с участием известных историков, специально снятые к столетию Первой мировой войны документальные фильмы и радио-передачи, художественные телевизионные сериалы и радиопостановки. Помимо программ на телевидении и радио, BBC также запустила несколько образовательных интернет-сайтов.

Улыбающиеся британские медсёстры сняты в госпитале Британского экспедиционного корпуса в Руане

В апреле-мае 2014 года в эфир канала BBC-One в рамках этого грандиозного плана вышли шесть серий телевизионного сериала «Crimson Field» («Багряное поле»). Сериал не является экранизацией какого-либо литературного произведения и снят по оригинальному сценарию Сары Фелпс. Он посвящён событиям, случившимся буквально в течение нескольких недель 1915 года в вымышленном британском военном госпитале под номером 25А, расположенном где-то южнее Булони, близ побережья Ла-Манша.

Съёмками руководили три режиссёра: Дэвид Эванс, Ричард Кларк и Тадеус О’Салливан. Один эпизод сериала занимает 60 минут. Такой небольшой формат, тем не менее, позволил вместить широкий спектр проблем, касающихся не столько действительного положения дел в Британском экспедиционном корпусе во Франции и его медицинской службы, сколько восприятия Великой войны современным британским или даже в целом западноевропейским обществом.

Для того, чтобы лучше понять, что же сотворил «сумрачный британский гений» на этот раз, надо ответить на несколько вопросов:

  1. Чему, собственно, посвящён сериал?
  2. Как реалии войны были представлены в нём?
  3. Что в итоге получилось у постановщиков сериала?

Про что кино?

Фильм BBC затрагивает довольно большую и, на самом деле, малознакомую не только российскому, но даже британскому зрителю тему – функционирование военных госпиталей на Западном фронте Великой войны. Миллионы солдат, которые находились по обе стороны фронта и стремились в течение 1914–1918 гг. во что бы то ни стало убить друг друга, прошли не только суровую школу выживания в окопах, но также и «прелесть» пребывания в госпиталях после ранений различной степени тяжести.

Аэрофотосъёмка общего вида британского госпиталя №12810 в Этапле, Франция

В британской армии раненые солдаты сначала попадали в руки офицера-медика и санитаров непосредственно в окопах. Далее их могли переправить в расположение мобильного медицинского отряда (field ambulance), находившегося в непосредственной близости от окопов. Врачи и санитары отряда сортировали раненых, и тяжёлые отправлялись на эвакуационные пункты (casualty clearing station – CCS), базировавшиеся обыкновенно рядом с железной дорогой и представлявшие собой уже большие (до 1000 пациентов) лагеря-госпитали. CCS могли быть и специализированными, предназначенными для раненых и больных одного типа (кожные и венерические заболевания, инфекционные, психические и т.п.).

В 1914–1919 гг. британцами было развёрнуто около 200 CCS на территории Франции, Бельгии и даже оккупированной после капитуляции части Германии. Во время битв CCS были переполнены, и часто медики не успевали помочь большому количеству раненых, так что теперь места расположения пунктов отмечены военными кладбищами. Те, кто остался в живых, но требовал более серьёзного лечения, отправлялись в базовые госпитали (base hospital) во Франции или даже сразу в Англию. Так, только за один 1916 год из CCS было отправлено долечиваться 750 000 человек, а сотни тысяч вернулись обратно на фронт.

Базовых госпиталей за все годы войны было открыто более 60, и они делились на два типа. Первый тип (stationary) вмещал 400 раненых — таких госпиталей обычно было по два на каждую дивизию. Второй тип (general) был очень большим, по плану – 1040 больных, 32 военных медика, 73 медсестры, 206 санитаров-солдат и разного рода обслуживающий персонал из местных жителей.

Местом действия сериала стал как раз один из таких базовых госпиталей — вымышленный госпиталь №25А. Его прототипом, видимо, выступил действовавший с августа 1915 по май 1916 гг. у побережья Ла-Манша рядом с городком Данн (Dannes) госпиталь №25.

Линейка палаток одного из британских госпиталей во Франции

В госпиталях докторами, сёстрами и санитарами могли быть как профессиональные военные медики, так и добровольцы из других стран, записавшиеся в ряды Красного Креста. Самый, пожалуй, известный пример такого добровольца – писатель Эрнест Хемингуэй, оказавшийся, правда, на Итальянском фронте. Британский Красный Крест также дополнительно развернул во Франции свои собственные госпитали.

Поскольку персонала, особенно медсестёр, не хватало, британские военные воспользовались помощью т.н. Добровольческого медицинского отряда (Voluntary Aid Detachment – VAD), основанного ещё до войны совместно Британским Красным Крестом и королевским Орденом Св. Иоанна. Попасть туда могли только женщины, и за годы войны в рядах отряда их побывало около 38 000. Они работали медсёстрами, шофёрами, поварами. С приезда во Францию осенью 1915 года трёх героинь, медсестёр из VAD, и начинается первый эпизод сериала.

Взаимоотношения этих трёх молодых женщин с остальным персоналом (мужчинами – военврачами и солдатами-санитарами, и женщинами – профессиональными военными медсёстрами) и ранеными, а также местными жителями, составляют фабулу сериала.

Реалии войны в сериале

Создатели сериала постарались серьёзно отнестись к историческим деталям. Консультантами съёмочной группы выступили специалисты по истории военной медицины – в частности, профессор Кристин Хэллет, председатель Британской ассоциации истории медсестёр. Главной книгой, вдохновившей сценариста Сару Фелпс, она сама считает известный труд Лин Макдональд «Розы с ничейной земли» («The Roses of No Man’s Land»), посвящённый военным медикам Первой мировой.

Медицинские сёстры, ухаживающие за раненым британским офицером в госпитале в Вимрё, Франция

Сам по себе госпиталь выглядит довольно правдоподобно. Его внешний вид, расположение палаток и хозяйственных построек были во многом скопированы с планов и фотографий британского военного госпиталя в Этапле. Интересно, что съёмки проходили в Англии, в графстве Сомерсет, но пейзажи там схожи с видами Северной Франции.

Довольно дотошно дизайнеры и художники из съёмочной группы отнеслись к воссозданию униформы персонала госпиталя и пациентов. Соответствующие персонажи носят кокарды и значки «Royal Army Medical Corps» (RAMC – Королевский армейский медицинский корпус) и «Queen Alexandra's Royal Army Nursing Corps» (QARANC – Королевский армейский сестринский корпус имени королевы Александры). Униформа последних довольно точно воссоздана (обратите внимание на похожий на медаль знак, приколотый на груди и обозначающий принадлежность к QARANC).

Что касается медсестёр из VAD, то и они выглядят будто сошедшими с пропагандистских плакатов той эпохи – разве что не хватает нашитого красного креста на переднике. От этой детали, видимо, решено было избавиться, чтобы не приковывать к ней лишнее внимание зрителя. К тому же, судя по воспоминаниям настоящих сестёр из VAD, желание одеться по моде и недостаток тех или иных деталей платья рождали иногда необычные наряды, лишь отдалённо напоминающие установленную форму одежды.

Даже синие пижамы пациентов вполне соответствуют эпохе и сшиты по выкройкам 1915 года. Уходящие из госпиталя команды выздоровевших солдат абсолютно верно лишены каких-либо значков и кокард, поскольку лишь по прибытии в т.н. «base depot» (т.е. распределительные пункты) или «infantry base depot» (распределительный пункт, но с курсом боевой подготовки) военнослужащий вновь вливался в своё подразделение. Ближайшие такие пункты находились, по идее, в Этапле и Булони, до которых было несколько десятков километров.

Медсёстры из VAD оказывают помощь кухонному персоналу госпиталя в Вимрё, Франция

Что поражает, так это пустота в госпитале и на дорогах к нему, так как прифронтовые коммуникации были всегда переполнены транспортом и войсками. Если это базовый госпиталь на 1000 человек, или хотя бы на 400, в котором раненые постоянно прибывают и убывают, то людей вокруг и их работы было бы столько, что героям некогда было бы вести свои разговоры или слоняться без дела, как это часто происходит в кадре. Судя по всему, бюджет телешоу просто не позволил большие расходы на массовку.

Кроме пустоты, удивление вызывает невероятная свежесть униформы, а также общая чистота в госпитале (ни в нём самом, ни в его окрестностях нет грязи, а за все шесть эпизодов ни разу не было дождя, что, в общем, не характерно для осени). Мундиры мужчин и платья женщин могли бы выглядеть старее и грязнее. В результате место действия скорее напоминает лагерь современных реконструкторов, нежели госпиталь времён Первой мировой войны.

Если воспринимать происходящее как ролевую игру, разыгрываемую реконструкторами, то становятся понятными все ошибки во взаимоотношениях мужчин и женщин в госпитале. Несмотря на то, что Первая мировая война сделала для эмансипации женщин больше, чем всё суфражистское и феминистское движение до этого, некоторые моменты в отношении полов выглядят слишком современными.

Выздоравливающие британские солдаты принимают солнечные ванны в госпитале в Руане. Этот забавный сюжет был воспроизведён в сериале вместе с китайскими зонтиками

Так, в действительности после дежурства женский и мужской персонал госпиталя обыкновенно оказывались изолированными друг от друга, и совместные сборища, наподобие вечеринки в пятом эпизоде, были просто невозможны. Равно как были невозможны отлучки сестёр куда бы то ни было без разрешения старшей сестры или встречи с мужчинами в лесу. Источники того времени свидетельствуют, что иногда женщинам запрещали прогуливаться даже с их собственными братьями. За публичный поцелуй с солдатом, как в четвёртом эпизоде, любую сестру, хоть из QARANC, хоть из VAD, немедленно уволили бы со службы.

Что в итоге получилось у постановщиков?

Неплохой актёрский состав (Уна Чаплин, Гермиона Норрис, Ричард Ранкин, Марианн Олдхэм, Элис Эрскин, Кевин Дойл, Сюранна Джоунс, Алекс Уиндэм, Джек Гордон, Джереми Свифт и др.) и привлекательная картинка во многом вытягивают сериал, несмотря на огрехи и некоторую примитивность и шаблонность сюжета. Практически у каждого персонажа есть свои «скелеты в шкафу», которые в нужный момент будут продемонстрированы зрителю. Одновременно с тем, что персонажи оберегают свои тайны (неудачный брак, ложь про возраст или боязнь прикоснуться к мужчине), они вступают в заговоры друг против друга, которые ничем не заканчиваются. В последней серии сериала всё возвращается на круги своя, как будто и не было никаких бурь – возможно, что поступить подобным образом сценариста заставила надежда на второй сезон.

Кроме чисто драматургических шаблонных ходов, сериал вполне ожидаемо демонстрирует также и концептуальные особенности, свойственные не только этому фильму, сколько современному восприятию Первой мировой войны вообще. Думается, что данный сериал вполне может служить иллюстрацией к теории презентизма, гласящей, что каждое поколение конструирует свою историю.

Кадры из фильма дают о нём наглядное представление

Кадры из фильма дают о нём наглядное представление Прибытие во Францию. Медсёстры VAD должны были прибыть в форме и с большим количеством вещей (список необходимого насчитывал два десятка позиций). На приобретение формы и необходимых вещей волонтёрам выдавались деньги
Больше похоже на лагерь для бойскаутов. Жить в тенте зимой – не самая приятная штука
Солдат, страдающий от shell-shock, нервного заболевания, вызванного стрессом из-за участия в боевых действиях
Правильная форма. Но без красного креста на переднике
Обычно у сестёр не было времени посидеть вот так, на скамеечке с ранеными
Освидетельствование страдающего от shell-shock ничего хорошего ему не принесёт. Рядовой Прентис будет отправлен обратно на фронт, откуда вернётся в госпиталь уже абсолютно больным
Маленькая, но верная деталь — печь, в которой сжигали ампутированные конечности
Не часто увидишь чернокожего в войсках из метрополии. «Цветных» в полках, укомплектованных в Британии, практически не было
Добровольцев из VAD назначали на простую и тяжёлую работу
Большой, чистый и пустой госпиталь
Одна из немногих сцен, связанных с лечением
Эта сцена была скопирована с фотографии из Имперского военного музея, приведённой выше
Яркая иллюстрация метода лечения ран по методу Carrel – Dackin. Рана омывается сильным антисептиком, разработанным химиком Дакином, с помощью аппарата, сконструированного Каррелом. Передовой метод лечения для того времени!
Солдаты в форме без кокард и значков
А вот и пижамы от Красного Креста
Сцена, непредставимая и влекущая за собой увольнение обоих, и санитара, и медсестры
Осторожно пофлиртовать доктор и медсестра могли только во время дежурства
13 земляков, служащих в одном подразделении. Британский феномен так называемых Pal Battalions
Госпиталь – место, где выздоравливающий солдат мог увидеть хорошенькую медсестру. Но, опять таки, флиртовать было затруднительно
Квартирмейстер-коррупционер. Потихоньку сбывает армейские запасы местным спекулянтам

Именно из такого подхода проистекает, например, модернизация отношений между начальством и подчинёнными – в частности, спор между солдатом и офицером. Отсюда же стремление подчеркнуть уникальность некоторых участников войны в расовом отношении (на этом выстроен сюжетный ход с раненым солдатом-негром и его отцом) или в сексуальных предпочтениях (история одного из санитаров).

В итоге сериал стал набором красивых и более-менее соответствующих историческим реалиям картинок. Это идеальная современная драма, в которой затронуты расовые, политические, этнические, социальные проблемы и неизбежные для современной Европы проблемы сексуальных меньшинств. Разбавляют этот коктейль несколько любовных линий, зачастую абсолютно неправдоподобных, а также антивоенный пафос, сквозящий в речах начальника госпиталя.

Продолжение следует: Окопное искусство: какие сувениры делали солдаты Первой мировой.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится