Свадьба Розанды Лупу и Тимофея Хмельницкого: союз принцессы и дракона
146
просмотров
Породнившись в 1652 году с Хмельницким, молдавский господарь вознамерился расширить границы своих владений, но едва сумел удержать власть с помощью казаков.

Заставив Василия Лупу согласиться на брак его дочери Розанды со своим сыном Тимофеем, Богдан Хмельницкий не сразу смог воспользоваться полученными дивидендами. Лупу всячески увиливал от выполнения обещания и пытался убедить поляков спасти «прекрасную княжну из лап дикого, неотёсанного казака». Для решения этой проблемы казацкий гетман был вынужден в очередной раз использовать силу. А после свадьбы Хмельницкий был вынужден спасать своего свата от вторжения со стороны трансильванцев и валахов.

Долгая подготовка к свадьбе

В конце октября 1650 года в Чигирин прибыли молдавские послы: сучавский митрополит и великий спафарий Константин Чоголь. Переговоры затевались, чтобы согласовать ряд вопросов по будущей свадьбе Тимофея и Розанды. О важности молдавского вопроса для казацкого гетмана говорит то, что молдаван он принял раньше, чем московского посла В. Унковского. Во время переговоров стороны сошлись на том, что свадьба состоится в конце 1650 либо в начале 1651 года в Ямполе или Могилёве-Подольском.

Тимофей Хмельницкий.

Одновременно Богдан Хмельницкий отправил в Стамбул посольство во главе с полковником Антоном Ждановичем, которое должно было прояснить отношение Порты к этому браку. Источники расходятся в рассказах о реакции султана. Согласно одним, Мехмед IV, которому на тот момент не исполнилось и десяти лет, простил казаков за поход на Молдавию. По другим, он запретил Розанде выходить замуж за гетманича. Впрочем, можно и объединить обе версии в одну: за одно турки казаков простили, за другое поругали. В любом случае в конце 1650 года династический союз казаков и молдаван никак не вписывался в турецкие планы. Возможно, это и повлияло на отсрочку свадьбы. Великий визирь обвинял Лупу в том, что тот не сподобился выдать дочку замуж раньше. Турки даже подумывали о замене Лупу на господарском троне другим правителем: в этом случае необходимость в браке отпала бы сама собой. Только богатыми дарами господарь сохранил за собой Молдавию.

Летом 1651 года в ходе очередного мятежа великий визирь был смещён, а вся полнота власти сосредоточилась в руках матери малолетнего султана Турхан-султан, украинки по происхождению, которая в отличие от выдуманной Насти Лисовской, более известной как Роксолана, поддерживала свою бывшую родину. Новое турецкое правительство решило не лезть в брачные отношения своих вассалов: не маленькие, сами разберутся. Империя сосредоточилась на Кандийской войне.

Трансильванский всадник.

Гетману в тот момент было не до свадьбы — предстояло выбираться из ямы, куда скатилось войско запорожское после катастрофы под Берестечком. К счастью для Хмельницкого, по условиям нового Белоцерковского договора ему удалось восстановить казацкую автономию, пусть и ограниченную. Лупу в то же время не прекращал поддерживать поляков. Часто встречаются даже сведения (впрочем, не подкреплённые документально), что его войска участвовали в битве под Берестечком на стороне Речи Посполитой. В любом случае господарь рассчитывал, что после разгрома казаков о свадьбе можно будет забыть. Однако Хмельницкий, кое-как разобравшись с поляками, осенью 1651 года вновь напомнил Лупу о свадьбе и даже пригрозил новым походом. Правда, в том, что его можно будет осуществить, сомневался сам гетман. По условиям Белоцерковского договора казаки уступали полякам Брацлавское и Черниговское воеводства, куда возвращалась шляхта, реестр сокращался вдвое. Всё это вызвало на украинских землях такую антигетманскую волну, что тут уж было не до похода в Молдавию.

Однако весной 1652 года ситуация изменилась коренным образом. 9 марта 1652 года на Варшавском сейме, который должен был утвердить условия Белоцерковского договора, посол от Упиты литовский шляхтич Владислав Сицинский провозгласил liberum veto, сорвав дальнейшую работу сейма. Договор остался не ратифицирован, что полностью развязало руки Богдану Хмельницкому. Он и раньше не собирался выполнять условия договора, а сейчас получил для этого все законные основания.

Василий Лупу на фреске в одной из церквей в Яссах.

Прежде всего гетман решил довести до конца вопрос о женитьбе сына. Раз Лупу не горел желанием стать Тимофеевым тестем, казацкий гетман начал собирать войска.

Долгожданная свадьба

После похода казаков на Молдавию Василий Лупу не прерывал контакты с Речью Посполитой. При поддержке своего зятя Януша Радзивилла он даже добился права польского шляхетства за оказанные Короне услуги. Узнав о готовящемся походе Хмельницкого, господарь активизировал действия в Короне, рассчитывая на защиту со стороны поляков. Несмотря на пассивную позицию Яна Казимира, идея спасения прекрасной принцессы из лап дракона приобрела громадную популярность среди шляхты, которая была готова «защищать прекрасную княжну и не допустить, чтобы она, минуя Потоцких, Вишневецких и Калиновских, попала в руки дикого, неотёсанного казака». Главную роль в этом сыграл Мартин Калиновский, который после смерти Миколая Потоцкого временно оставался единственным командующим войсками Польши. Ему приписывали и желание самому сочетаться браком с Розандой, и желание женить на ней своего сына. Пожалуй, главной целью организованного им похода было всё же стремление прервать поток неудач, тянувшихся за ним со времён Корсуньского разгрома, и заслужено получить булаву великого гетмана. Однако все его надежды погибли вместе с ним под Батогом, где 1–2 июня 1652 года полевая армия Речи Посполитой в очередной раз была уничтожена казацко-татарским войском.

Розанда Лупу.

Одержав победу, Богдан Хмельницкий тотчас же отправил к Василию Лупу гонца с известием о ней. Послание он закончил такими словами:

«Если Вашей милости не хочется породниться со мной добровольно, то имеем достаточно войска, чтобы силой заставить это сделать…».

Столь прямой намёк господарь игнорировать не мог. Он торжественно встретил прибывшего в Яссы с 3000 казаков Тимоша Хмельницкого, а в конце лета наконец сыграли свадьбу. В сентябре молодые прибыли в Чигирин, где казацкий гетман организовал ещё одно празднование. Затем для молодой семьи начались суровые будни. Gazette de France 15 ноября 1652 года информировала читателей о том, что «сразу после свадьбы сын генерала Хмельницкого, Тимош, дважды бил свою молодую жену». Причиной французский журналист считал возмущение гетманича слухами о возможной близости Розанды с великим визирем в то время, когда дочь Лупу находилась в Стамбуле в качестве заложницы. Впрочем, среди казаков ходили сплетни, что Тимош был недоволен приданым и полученными подарками.

Как бы то ни было, Богдан Хмельницкий лично вмешался в ситуацию и «разными способами пытался заставить Тимоша лучше относиться к своей жене», так как этот союз был очень важен для гетмана. Сложно сказать, насколько Тимофей внял советам отца. Судя по его поступкам, он был из тех, к кому в наше время приклеивается прозвище «мажор». Беда всё же подкралась к Богдану Хмельницкому, причём в самой Молдавии.

Молдавские и трансильванские солдаты.

Тучи над Молдавией

Установив родственные связи с гетманом, молдавский господарь решил действовать по принципу «используй то, что под рукою, и не ищи себе другое». Если нельзя получить помощь от поляков, то можно воспользоваться поддержкой грозного свата. Хронисты того времени Мирон Костин и Георг Кравс считали, что, выдав Розанду за Тимофея Хмельницкого, молдавский господарь ощутил в себе силы для присоединения соседних территорий.

Согласно Кравсу, в намерения Лупу входило захватить Трансильванию (Семиградье) у Дьёрдя Ракоци и Валахию у Матея Басараба. При этом сам Лупу собирался управлять Семиградьем, отдав Валахию младшему брату, а Молдавию — зятю Тимофею. Для осуществления своих планов Василий развернул дипломатическую кампанию, стремясь заручиться поддержкой императора Фердинанда и турецкого султана. Однако удержать замысел в секрете не удалось. Через турецкого пашу зимой 1652–1653 годов планы Лупу дошли до Ракоци и Басараба.

Дьёрдь II Ракоци.
Матей Басараб.

Не подозревая об этом, Лупу отправил к Дьёрдю Ракоци своего логофета (канцлера) Стефана Георгицу, намереваясь убедить семиградского правителя в своём дружеском расположении. Источники расходятся в описании подоплёки случившегося далее. То ли Георгица, оказавшись в Семиградье, решил извлечь выгоду из сложившейся ситуации и убедил Ракоци в своей преданности, заверив его, что будет лучшим соседом, чем Василий Лупу. То ли Ракоци, осознав, что перед ним открывается возможность без особых затрат победить молдаван, пообещал логофету свою поддержку, если тот выступит против своего господаря. Традиционно исследователи считают Стефана Георгицу инициатором крамолы. Однако вполне возможно, что он был всего лишь орудием в руках дунайских правителей.

Возвратившись в Молдавию, Георгица занялся организацией заговора, к которому сумел привлечь братьев Чоголей — великого спафария Константина и стольника Мирона. Заговорщики должны были оказать содействие семиградской армии, которая уже в марте 1653 года под командованием Яна Кемени сосредоточилась у молдавско-семиградской границы. Сославшись на болезнь жены, Георгица выехал к границе, но Константин Чоголь, охваченный страхом, выдал заговорщиков Василию Лупу. Тот немедленно начал репрессии (первыми повешенными оказались как раз братья Чоголи), которые прекратились только после вторжения трансильванцев в Молдавию 25 марта. Их продвижение происходило медленными темпами: Кемени ждал подхода валашских сил. Только после объединения с ними, когда общая численность войск достигала 15 000, Кемени направился прямиком к Яссам. Город был захвачен без боя 13 апреля.

Стефан Георгица.

Только вот Василия Лупу там уже не было. Взяв семью и бо́льшую часть казны, господарь выехал в Хотин. Посчитав, что имевшихся в его распоряжении войск недостаточно для обороны, Лупу переправился через Днестр и оказался на территории Речи Посполитой. Господарь направился в Каменец-Подольский, где и нашёл временное убежище.

Казацкий блицкриг

Понимая, что без помощи казаков власть в Молдавии ему не сохранить, Василий Лупу ещё 10 апреля отправил посланника к Богдану Хмельницкому. Гетман боялся свести на нет все успехи, достигнутые в предыдущем году, и потому решил немедленно помочь родственнику. Уже 18 апреля 1653 года Тимош Хмельницкий с казацким войском выступил на помощь тестю. Источники оценивают численность казацкого корпуса в 7000–16 000 человек. Секретарь господаря Ежи Кутнарский в реляции польскому королевскому двору указывал, что в походе участвовало четыре полковника: Иван Богун (кальницкий), Тимофей Носач (брацлавский), Иосиф Глух (уманский) и М. Нестеренко (корсунский). По мнению Т. Цешельского, средняя численность казаков в полках в это время колебалась от 1500 до 2500 человек, то есть в походе приняло участие около 8000 казаков. Отметим, что это были наиболее боеспособные на то время полки, полностью проведшие мобилизацию, а кальницкий и уманский в марте 1653 года успешно отразили польский рейд С. Чарнецкого. К этому корпусу присоединились небольшие татарские и молдавские отряды, доведя общую численность до 9000 человек.

Трансильванский всадни

Традиционно считается, что руководил походом Тимофей Хмельницкий, а главную роль в его штабе играл Иван Богун. Однако так дело обстояло только на первом этапе молдавской кампании, до освобождения Ясс. После этого Тимош все решения стал принимать самостоятельно, зачастую действуя вопреки советам Богуна и остальных полковников.

Казаки продвигались стремительными темпами. 28 апреля войско форсировало Днестр в районе города Сорока, захватило его, а находившийся там гарнизон, поддерживавший Стефана Георгицу, уничтожило. Развивая успех, казаки 30 апреля переправились на правый берег Прута, где столкнулись с объединённым молдавско-семиградским войском. Бой произошёл 1 мая на левом берегу реки Жижии, правого притока Прута.

Река Жижия неподалёку от впадения в Прут.

Согласно источникам, в распоряжении Георгицы было от 12 000 до 40 000 солдат. Цифры эти явно завышены, хотя Павел Алеппский указывал, что новый молдавский господарь насильно мобилизовал в своё войско многих жителей Ясс, включая даже купцов. По всей видимости, молдавско-семиградская армия превосходила казацкую по численности, но уступала ей по боевым качествам.

Битва началась атакой молдаван на казацкий табор. Главной ударной силой Стефана Георгицы являлись 800 драбантов, одетых в кафтаны красного цвета. Их атаку поддержали огнём шесть орудий. Однако ружейный и артиллерийский огонь казаков был более эффективным. Драбанты даже не смогли приблизиться к табору и, понеся значительные потери, отступили. После этого казацкая артиллерия перенесла внимание на остальные молдавские отряды. Те пришли в замешательство, и контратака казаков довершила начавшийся разгром. Потери молдаван были невелики: бо́льшая часть армии просто разбежалась. Видя, что удержать Яссы невозможно, Стефан Георгица с остатком семиградских войск отступил к валашской границе.

2 мая казаки без боя вошли в Яссы, возвратив власть в Молдавии Василию Лупу. Таким образом, стремительные действия казаков восстановили существовавший в придунайском регионе статус-кво. Однако в дальнейшем все их успехи пошли прахом из-за честолюбивых планов Василия Лупу и Тимофея Хмельницкого, приведших к поражению под Финтой.

Продолжение: Василий Лупу и Тимош Хмельницкий в поисках славы, добычи и новых земель

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится