Персия в Первую мировую: дорогая игрушка больших держав.
83
просмотров
В 1914 – 1918 гг. европейский по происхождению конфликт легко распространился на другие части света. Война стремительно вторглась в отдалённые страны, которые и не думали участвовать в ней. Однако ни Антанта, ни Центральные державы уже не могли, да и не хотели изменить это положение.

Необходимость разбить врага любым способом, завладеть ресурсами для победы и лишить таковых противников – вот основные задачи новой тотальной войны. Пример Персии – яркое тому подтверждение. Древняя монархия стала полем битвы как между русскими, британскими и османскими войсками, так и между дипломатами Антанты и Центральных держав.

Государство и общество Ирана

Накануне Первой мировой войны Персия (здесь и дальше слова Персия и Иран будут употребляться как синонимы) переживала далеко не лучшие времена. Династия Каджаров, занимавшая шахский престол, не могла обеспечить стабильность внутри государства и противостоять внешним воздействиям. Османская империя, давний соперник Персии за гегемонию на Ближнем и Среднем Востоке, сумела осуществить в XIX веке ряд реформ и серьёзно усилить свои позиции, хотя всё равно оказалась скорее объектом мировой политики, нежели её субъектом.

Британский военный лагерь на горной иранской равнине

В Иране не наблюдалось и этого. Страна, оказавшаяся обладателем больших запасов нового стратегического ресурса — нефти, стала рассматриваться как зона интересов великих держав. С севера нависала Россия, ставшая в течение XIX века соседом Ирана в Закавказье и Средней Азии, а с востока к нему примыкали британские колониальные владения в Индии. Кроме того, англичане стремились утвердиться на иранском побережье Персидского залива.

Историк Турадж Атабаки, на концепцию которого будет опираться данный текст, пишет, что для Ирана Великая война началась раньше, чем для государств в Европе. Русские войска вошли в северные провинции Ирана еще в 1911 году и установили особый режим, влияя на правительство в Тегеране. Одновременно британцы получили режим наибольшего благоприятствования в южных провинциях, что было в общем сговором великих держав, образовавших союз «Сердечного согласия» — Антанту.

Кончилась Первая мировая война для Персии тоже позже, чем для многих других — в 1921 году, когда последние войска новообразованной РСФСР и британские части покинули соответственно север и юг страны. Однако непосредственно боевые действия Первой мировой войны начались на иранской территории только тогда, когда западный сосед — Османская империя — выступил на стороне Центральных держав. Иран, формально не входя ни в один из блоков, стал полем битвы против своей воли. Впрочем, уже британская оккупация Басры в ноябре 1914 года показала, что союзники очень заинтересованы в контроле над иранской нефтью.

Англичане и чай — вечный сюжет

В то же время Иран, как и Османская империя, привлекал внимание Германии, старавшейся всеми силами выдавить из региона англичан и русских. Историк С.А. Алиев отмечает:

«Накануне Первой мировой войны по объёму торговли с Ираном Германия уже занимала третье место (после России и Англии). Германский посланник в Тегеране принц Рейс, военный атташе граф Канниц, консулы, другие дипломатические представители в различных иранских городах развернули энергичную деятельность. Она была направлена на установление прямых политических контактов с иранцами, особенно, с предводителями полукочевых племён и представителями оппозиции из числа националистически настроенных деятелей. В свою очередь – новые буржуазные и левые политики, в частности члены Демократической партии Ирана, проявляли усиленный интерес к Германии, рассматривая её как силу, способную оказать им финансовую помощь и поддержку в борьбе с правящей группировкой феодальной аристократии».

Когда очередной третий иранский парламент собрался в декабре 1914 года, 30 из 136 депутатов были членами прогерманской Демократической партии. Подобный расклад сил совершенно не устраивал союзников, поделивших зоны ответственности в стране, поэтому русские войска, приблизившись к Тегерану, начали угрожать столице. Сил, способных противостоять регулярной армии России, в Персии просто не существовало. Иранская жандармерия и казачья бригада имели численность примерно в 12 000 человек, а сарбазы (солдаты, набранные по традиционной системе) и полицейские были очень плохо вооружены и обучены.

Иранские крестьяне на трудовом фронте: унылый неспешный труд на фоне унылого пейзаж

Часть парламентариев и министров сбежала в город Керманшах, где было образовано новое Временное правительство страны, уничтоженное после занятия в 1916 году города русскими войсками. Действия русских войск на севере и британских на юге определяли общую картину вплоть до выхода России из войны в 1918 году. Британцы контролировали нефтяные поля Хузестана, а для обеспечения безопасной добычи и для победы над Турцией способствовали восстанию арабских племён на Аравийском полуострове и в Сирии. Нечто подобное пытались осуществить и немцы, но уже для подрыва влияния Антанты в Иране.

Последний этап войны для Ирана начался, как отмечает Атабаки, после отвода русских войск в начале и турецких — в конце 1918 года. Страна погрузилась в хаос, главную силу в котором представляли британские войска. В ряде регионов выдвинулись местные лидеры, среди которых были и офицеры шахской армии, и племенные вожди, и даже революционеры типа Мирзы Кучек-хана в Гиляни, стремившегося установить в прикаспийской провинции республику и для этого искавшего поддержки у новой советской России.

Положение населения в Иране в это время было критическим. Из русского Закавказья в Иран вернулись десятки тысяч ставших безработными рабочих. Конечно, дома для них также не было работы. К тому же засуха спровоцировала в 1917-1918 гг. настоящий голод, усугубившийся постоянными реквизициями продовольствия различными военными силами, действовавшими от имени то ли правительства, то ли местных лидеров. Собственно, подобную практику начали ещё в годы Первой мировой войны войска Антанты, что не прибавляло им популярности.

Пробковый шлем — не простая униформа, а знак присутствия Империи. Старшие британские офицеры где-то в Персии

В 1919 году по городам прокатилась серия голодных бунтов и забастовок, закончившихся разгромом официальных учреждений и пекарен. Ни формально существовавшее правительство в Тегеране, ни главы оккупационных частей не могли ничего сделать. Так, британские дипломаты и офицеры писали о случае Хамадана, в котором 30% из 50 000 населения просто умирало с голоду, при этом отмечались случаи каннибализма. Кроме голода, на страну надвигались эпидемии. К традиционной для Ирана холере прибавилась «испанка», выкосившая целые города. В целом, как отмечает Атабаки, если чем и запомнилась Первая мировая война иранскому населению, так это голодом, болезнями и громадным количеством смертей.

Действия немцев и османов. Попытка разжечь джихад

В годы войны Иран стал полем для широкой деятельности шпионов и пропагандистов всех мастей. Прежде всего, Османская империя попыталась разыграть карту джихада, т.е. похода против неверных, но очень своеобразно — не против неверных вообще, а только тех, кто противостоит Турции и её союзникам, пусть даже последние были христианскими государствами. Соответствующую фетву издал турецкий султан, воспользовавшись своим титулом халифа — верховного владыки всех мусульман.

Интересно, что турки сосредоточили свои усилия на улемах, законоучителях из суннитской среды, тогда как немцы — например, один из самых успешных агентов Германии капитан Фриц Кляйн — пытались работать с шиитами.

Товарный поезд на железной дороге, построенной англичанами

Однако, как отмечает Атабаки, большинство иранцев оставалось невосприимчивым к призывам издалека. В стране не было единого мнения среди духовенства о призывах к джихаду:

«В то время, как какой-нибудь улем отвергал фетву халифа и предоставлял частным лицам самим решать, присоединиться им к войне или нет, то другой улем заявлял, что обе стороны войны, в том числе османы-сунниты, являются неверными».

Некоторые представители духовенства пошли ещё дальше и провозгласили, что русские предпочтительнее турок, несмотря на то, что «они христиане и не имеют ничего общего с исламом». С другой стороны утверждали, что «Иран заключил секретный договор с османами и немцами, и вскоре он войдёт в войну за Центральные державы». «Таким образом, — пишет Атабаки, — война разделила государство шиитского ислама и укрепила положение тех улемов, что были более склонны политически трактовать некоторые положения шиитского права, и ослабила лиц с более консервативной и аполитичной трактовкой религиозных норм».

Великая битва за нефть

В канун Первой мировой войны переход от угля к нефти в качестве основного топлива сделал последнюю важнейшим стратегическим товаром. С 1911 года отставной адмирал Джон Фишер возглавлял комиссию по исследованию возможности перехода британского флота с угля на нефть, а в 1914 году, когда он стал главой британского адмиралтейства во второй раз, ему удалось это осуществить.

Верблюды — основное средство передвижения в Персии донефтяной эпохи

После этих быстрых перемен в 1914 году Уинстон Черчилль, в качестве первого лорда Адмиралтейства, сумел поставить под контроль британского правительства персидскую нефтедобывающую и перерабатывающую промышленность. С долей в 51% в англо-персидской нефтяной компании (APOC — Anglo-Persian Oil Company) британское правительство стало крупным акционером, контролирующим расширение нефтедобычи в Персии. Как только начальная фаза сооружения трубопроводов, по которым доставляли нефть из Масджид-Сулеймана в Абадан, и строительство нефтеперерабатывающего завода были завершены, Абадан начал обеспечивать до 2/3 потребностей в топливе британского флота, в дополнение к почти 200 000 тонн рафинированных нефтепродуктов, поставляемых британским войскам в Месопотамии.

Требования военного времени к поставкам топлива были очень большими. Можно подсчитать, что только в Месопотамии во время максимального сосредоточения там британских сил собралось почти 450 000 военнослужащих. Эта всё более и более механизировавшаяся военная машина создала огромный спрос на продукцию Абаданского нефтеперерабатывающего завода. Было использовано около 6400 транспортных средств, оснащённых двигателями внутреннего сгорания, а также 45 самолётов. В дополнение к нефтепродуктам, британская военная машина поглотила большую часть рабочей силы, имевшейся в регионе, составлявшую во время войны почти 900 000 человек.

Британская колонна грузовиков на фоне каменистых гор Ирана

Всё это позволяет понять, почему в общем-то второстепенный фронт приковывал столь пристальное внимание Британии и остальных союзников, а силы, которые можно было использовать в Европе, были сосредоточены на Ближнем Востоке. Персия была игрушкой в руках союзников, но игрушкой очень ценной. После Первой мировой войны борьба за Ближний Восток перешла в новую стадию, а отголоски мирового конфликта 1914 – 1918 гг., в числе которых и борьба за нефть, слышны до сих пор.

Продолжение: Сиам в Первую мировую: выгоды белого слона.

Все статьи по этой теме:

Нидерланды в тени Великой войны.

Швейцария между молотом и наковальней.

Дания в Первую мировую: из нейтралов в победители.

Швеция в Первую мировую: присмиревший лев.

Греция в Первою мировую: странный нейтралитет.

Португалия в Первую мировую: холод, голод и чужие интересы.

Испания в Первую мировую: никому не нужный союзник.

Бразилия в Первую мировую: кофе и каучук вместо солдат.

Албания в Первую мировую: страна в роли разменной монеты.

Япония в Первую мировую: время затаившегося дракона.

Южная Африка в Первую мировую: между немцами и бурами.

Персия в Первую мировую: дорогая игрушка больших держав.

Сиам в Первую мировую: выгоды белого слона.

Ватикан в Первую мировую: война государства без армии.

Бельгия в Первую мировую: черные годы фламандцев и валлонов.

Норвегия в Первую мировую: пленники флота, трески и руды.

Китай в Первую мировую: большой дракон, больной дракон.

Люксембург в Первую мировую: странная война Великого герцогства.

Чехословацко-венгерская война: схватка на развалинах империи.

Рождественское восстание: брат на брата, зеленаши против белашей.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится